Ещё

Начало конца Великой Румынии 

Фото: Украина.ру
Проект передачи под власть междуречья Днестра и Южного Буга родился отнюдь не в , а в  и Берлине. В 1940 г. по итогам Венского арбитража Румыния утратила контроль над Северной Трансильванией. Этот спорный регион был передан . Отношения между двумя странами — союзницами настолько обострились, что грозили вылиться в открытый военный конфликт.
После начала фашистского вторжения в Советский Союз венгерская дипломатия стала активно продвигать проект расширения своих владений за счёт оставшейся у Румынии части . В качестве компенсации, венгры предлагали предоставить Румынии Транснистрию, Подолию, Северную Бессарабию, Буковину вплоть до «старой Покутии».
По замыслу венгерских политиков на вновь присоединённые восточные территории должны быть переселены трансильванские румыны. Берлин в целом благожелательно отнёсся к этой инициативе. Тем более что она соответствовала его стремлению максимально вовлечь румынские армии в боевые действия против СССР.
19 июля 1941 г. румынский посол в Берлине Рауль Босси сообщал на родину, что дискуссии с германскими политиками дали ему понять о поддержке Рейхом идеи аннексии Дунайским королевством Транснистрии и Подолии. В свою очередь Бухарест исключил любые дальнейшие уступки по Трансильванскому вопросу, но выразил готовность занять Буго-Днестровское междуречье.
Однако это не должна быть полноценная аннексия (присоединение), а лишь осуществление экономического управления Транснистрией. Такая формула позволяла избежать трактовки сделки по «Заднестровью» как компенсации за трансильванские территории. Кроме того, это предопределило, по сути, колониальный статус Транснистрии в составе Великой Румынии.
В решающую стадию переговоры о судьбе Буго-Днестровья вступили как раз в то время, когда германские и румынские войска форсировали Днестр и вторглись в пределы региона. Сговорчивость румын определяло и то, что они были не единственными, кто мог установить контроль над «Заднестровьем».
Ещё перед нападением Германии на Советский Союз пыталась оформить своё участие в фашистской агрессии путём организации захвата Одессы. Муссолини вообще проявлял интерес к территориальным приобретениям на востоке, за счёт СССР. Когда же Одесса была занята немецкими и румынскими войсками, консульство Италии в Одессе развернуло активную пропагандистскую деятельность с целью показать местному населению, что в случае перехода этого региона под контроль Италии здесь стало бы гораздо больше «порядка, свободы и культуры».
Однако по мере продвижения сил Вермахта вглубь Советского Союза румынские верхи всё больше утверждались во мнении, что Буго-Днестровье — ценный актив, господство над которым надо укреплять.
Вот что говорил диктатор Румынии Ион Антонеску на заседании Совета Министров королевства 26 февраля 1942 г. :
«… я не желаю упускать из рук то, что взял. Транснистрия станет румынской провинцией, мы сделаем ее румынской и выселим оттуда всех иностранцев. Я приму на себя всю тяжесть этого решения, чтобы достичь этой цели. Мы должны открыть пространство для румын, потому что румыны больше не могут содержать себя. Жители наших деревень больны туберкулезом, потому что они не имеют возможности зарабатывать. Я возьму этот народ, заселю им Транснистрии, предоставлю землю, которая ему нужна, даже 100 акров, если они смогут на них работать. Я найду достаточное количество домовладельцев для этого».
Тем не менее, на время войны он строжайше запретил подчинённым делать какие-либо публичные заявления о будущем Транснистрии из-за продолжавшегося спора по Трансильвании.
30 августа 1941 г. в Бендерах была заключена румынско-немецкая конвенция «Об администрации и экономической эксплуатации территории между Днестром и Бугом, Бугом и Днепром, соответственно».
По нему Румыния брала на себя обеспечение безопасности, административное управление, экономическую эксплуатацию, функционирование коммуникаций в Транснистрии. К востоку от Южного Буга до формирования германского рейхскомиссариата на румынские силы возлагались лишь вопросы обеспечения безопасности.
Тем не менее, румынская гражданская администрация между Бугом и Днестром была создана ещё 19 августа. В этот день Антонеску подписал декрет № 1, согласно которому губернатором провинции Транснистрия назначался университетский профессор Геогие Алексиану. 17 октября 1941 г. после захвата Одессы, туда из Тирасполя был перенесён административный центр губернаторства.
Германия могла размещать в этом регионе свои войска лишь для охраны железнодорожных узлов и военных складов. В Одессе и Очакове были созданы военно-морские базы немцев, а военно-воздушные — в Голте и опять же в Одессе. Все немецкие вооружённые силы в Транснистрии подчинялись Военному представительству Германии в Бухаресте.
В административном плане новая губерния подразделялась на уезды, образованные на территории левобережной части Молдавской ССР (Приднестровье), Одесской области, ряде районов Винницкой и Николаевской областей. Уездами руководили префекты, которым подчинялись жандармские легионы и местные чиновники.
В августе 1941 г. всех ремесленников обязывали пройти регистрацию и возобновить работу в 5-дневный срок. Одним из первых указов румынской администрации предписывалось возобновление работы колхозов и совхозов. На приватизацию земли и городского жилья румыны решились лишь летом 1943 г., когда советско-германский фронт начал катиться на запад.
Антонеску так определял задачи румынской администрации в крае осенью 1941 г: «Эта область, — должна обеспечивать нас продуктами питания и удовлетворять все потребности войск, находящихся там…. Транснистрия должна самым широким образом покрывать военные расходы, понесенные нами».
Расходы Румынии покрывались разнообразными способами. Так в Одессе, которую оккупанты именовали «муниципием Антонеску» была учреждена служба трофеев. Под видом контрибуции у населения изымались цветные и драгоценные металлы, шерсть, валенки, теплая одежда, хлопок, пряжа, изделия из кожи и пр. Демонтировались и вывозились в королевство многие промышленные предприятия. Из Приднестровья, к примеру, были «эвакуированы» крупные плодоовощные предприятия, винзаводы.
Предприятия, пока остававшиеся в регионе, передавались под управление румынским и германским фирмам, а их продукция вывозилась в страны — метрополии.
Сохранение колхозов определялось осуществлением масштабных реквизиций. Внеэкономическое принуждение практиковалось к труду широко. Так, весной 1942 г. в связи с началом полевых работ трудовая повинность была распространена на все население в возрасте от 16 до 60 лет.
В тот же период городским рабочим было запрещено покидать свои рабочие места без разрешения администрации под угрозой крупных штрафов и заключения в «трудовые» лагеря. При этом невыплата заработной платы зачастую «компенсировалась» выдачей 200 г. пшеницы в день на человека. Молодежь направляли на работу в «трудовое войско».
В начале 1942 г. в Транснистрии была проведена административная реформа, которая спровоцировала рост произвола в отношении местного населения. Полицейская власть была объединена с судебной и полицейские начальники по совместительству стали председательствовать в уездных преторатах (судах). Оскорбления, незаконные изъятия имущества, избиения, заключения в «трудовые» лагеря стали широко распространённой практикой в работе местных румынских чиновников.
На фоне массового закрытия медицинских учреждений, нехватки врачей (в связи с репрессиями против евреев), пренебрежением новыми властями санитарными нормами в Буго-Днестровье существенно возросла смертность населения. В край вернулись эпидемии. Так, в ноябре 1941 г. конвоируемые из Бессарабии заключенные спровоцировали в Приднестровье эпидемию сыпного тифа, которая унесла тысяч жизней.
Работе общеобразовательных школ оккупанты напротив, уделяли очень большое значение. Ведь они становились ведущим инструментом румынизации региона. В Транснистрию прибыли сотни румынских учителей, для учителей молдаван открывались курсы румынского языка. Количество школ с русским и украинским языком обучения постепенно сокращалось, а с румынским — увеличивалось.
Православные приходы были переведены под юрисдикцию Румынской церкви. Богослужения также постепенно переводились на румынский язык.
Именно под властью гражданской румынской администрации Буго-Днестровье пережило самые масштабные в своей истории этнические чистки. В октябре 1941 г. в столице губернаторства было образовано гетто. Его командиром был назначен жандармский лейтенант Теодор Алекториде. 24 октября 1941 г., в ответ на подрыв в Одессе румынской комендатуры состоялась массовая казнь еврейского населения. Солдатами из состава 10-й пехотной дивизии под командованием Николая Деляну и лейтенант-полковника жандармерии Михая Никулеску (по прозвищу «Кока-мучитель») были убиты свыше 22 тысяч человек.
Транснистрия
Свидетель так описывал этот бесчеловечный акт: «Четыре склада были заполнены до предела, которые затем были уничтожены поочередно, огнем пулемета, винтовки, опрысканы бензином и сожжены, кроме последнего, который был взорван. Шум и ужасающие сцены, которые имели место, не поддаются никакому воображению: женщины с горящими волосами, сожженные живые люди и раненые, выходили через крыши или трещины горящих складов, спасаясь в ужасе. Но они были окружены вооруженными солдатами, которым было приказано не упустить ни одного гражданского лица».
Но и на этом страдания несчастных не закончились. Евреи, избежавшие массовой казни были отправлены в гетто, созданном на Слободке — бедной рабочей окраине Одессы.
Условия жизни здесь были крайне суровыми: «Домов не было. Люди заполняли улицы. Больные стонали и падали в снег. Румыны верхом на лошадях топтали их. Замерзшие дети плакали. Были слышны крики ужаса и просьбы о сострадании. К вечеру первого дня замерзшие трупы валялись на улицах».
Окончательно решить «еврейский вопрос» в Одессе призвана была стать депортация 35 тыс. человек для поселения на востоке губернаторства.
Этнические чистки коснулись и славянского населения региона. Так, в апреле 1943 г. оккупанты переселили из-под приднестровской Рыбницы в Очаковский уезд 3 тыс. украинцев. Это действие было подготовкой к массовой репатриации в Транснистрию «румын» из Приднепровья, Крыма, Приазовья и Северного Кавказа. Таковыми признавались не только носители молдавского — румынского языка, но и обладатели румынских фамилий, а также люди, имевшие среди предков молдаван или румын.
Согласно плану, представленному губернатором Транснистрии Антонеску, предстояло осуществить колонизацию края этническими румынами. Каждую колонию предлагалось создавать «из компактного румынского села, из людей, связанных семейными узами, ибо в противном случае румынское население, разбросанное среди другого населения, может потерять свою этническую ценность».
Специальные комиссии выявили 30 400 «румынских» семей (106 215 человек), около половины из них проживали в Кировоградской области. Переселенцам были обещаны земля, хорошие дома, скот, имущество. Однако, несмотря на такие щедрые обещания, план переселения удалось выполнить лишь на 13%. Весной — летом 1943 г. в Приднестровье прибыли около 15 тыс. человек, расселённых преимущественно в сёлах Могилёвского, Рыбницкого и Дубоссарского районов.
Последним масштабным мероприятием администрации Транснистрии стала «Операция 1111» по вывозу из региона всего промышленного потенциала.
Она началась весной 1943 г., каждый уезд Транснистрии был прикреплён к определённому административному центру в «старом королевстве». Вывоз осуществлялся таким образом: из Тирасполя материальные ценности вывозились в румынские уезды Ильфов и Яломица, из Дубоссар — в Тимиш, из Рыбницы — в Влашку и т.д. По мере приближения к Бугу частей Красной Армии этот план сменился тотальным уничтожением всего имущества, которое не могло быть вывезено.
В начале 1944 г. из Транснистрии стали эвакуировать местных жителей. Эвакуация носила как добровольный, так и насильственный характер. Немецкое командование вывезло 8,6 тыс. немцев. «Румынские репатрианты» переселялись в Бессарабию. Для укрепления демографического потенциала румынской нации было поручено отправить в Румынию 20-30 тыс. детей. Также родной край должны были покинуть 5 — 6 тыс. инженеров, техников и врачей из числа славянского населения.
Мало кто из местных жителей сожалел по поводу ухода румынских войск и чиновников из Буго-Днестровья в апреле 1944 г. Колониальное господство Великой Румынии и по сегодняшний день воспринимаются здесь как время жуткого произвола, нищеты, безжалостной эксплуатации.
Поэтому, когда в начале 1990-х годов в Республике Молдова одержали верх политики, провозгласившие объединение с Румынией, жители приднестровских районов бывшей Транснистрии непримиримо восприняли эту перспективу. Попытка же насильственного встраивания Приднестровья в «румынский проект» привела к вооружённому сопротивлению и созданию первой самоопределившейся республики на землях исторической Новороссии.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео