Евразия Эксперт 14 апреля 2019

Цифровое будущее Евразийского союза: взгляд из Казахстана

Фото: Евразия Эксперт
«Евразия. Эксперт» публикует третий материал из цикла интервью с победителями конкурса «Евразийские цифровые платформы», целью которого было выявление компаний и проектов, способных внести значимый вклад в развитие интегрированной информационной системы ЕАЭС. Ранее мы уже писали о лауреатах конкурса из Армении и Беларуси. Победителем из Казахстана стал проект платформы для транспортной логистики и трансграничной торговли с интеллектуальной маршрутизацией и отслеживанием накладных Apilog.kz. Выгоды, которые платформа принесет ЕАЭС, раскрыл автор проекта, руководитель инновационной лаборатории DAR Lab Аскар Айтуов.
— Аскар, как к вам пришла идея стать разработать платформу по цифровизации на таком серьезном уровне, как Евразийский экономический союз?
— Мы уже 1,5 года разрабатываем IT-системы для автоматизации логистики. Есть три «мили» логистики: отгрузка произведенного на заводах в транспорт, транзит грузов до пункта назначения и доставка товара до конечного потребителя. И мы сделали автоматизированный процесс для второй и третьей «мили». За счет этого мы наработали технологии и компетенцию в понимании рынка.
Аскар Айтуов.
Вся наша команда и эксперты по логистике — алматинцы. Также нам помогали коллеги, учившиеся и работавшие в Китае. Есть консультанты из Минска, а там серьезный транспортный хаб. Мы начинали нашу работу больше как исследование с научными кругами Беларуси, России и Казахстана по проблемам в отрасли.
Выявили для нашего региона глобальную проблему — только 2% транзитного потока грузов, идущих из Китая в Европу, проходят через Казахстан. Представляете, какой потенциал для роста?
Мы, естественно, изучали причину столь низкого транзита через нашу страну. Выяснилось, что транспортировка китайских грузов снизилась из-за воровства в пути следования. Да что говорить, я сам сталкивался с этой проблемой, когда вагон пересек погранпост в целости, а доехал до Алматы по степям пустым, но с заботливо прикрученной крышей. Вот поэтому и остался через Казахстан недорогой транзит. А высокомаржинальные грузы теперь следуют в пункты назначения морским или авиационным путем.
Наша страна очень много делает для развития логистики, в развитие интеллектуальных цифровых систем вкладываются большие деньги. И результат соответствующий. Аналогичная работа проводится и в России, и в Беларуси. Армения и Кыргызстан, конечно, в транзите не так сильно задействованы, но и они не стоят на месте.
И здесь проблема: государства автоматизируют процессы на своем уровне, а кто непосредственно «грузоперевозит», не автоматизирован вообще. Процессы архаичны, люди до сих пор с тетрадками в руках.
Кое-где встречаются не самые новые компьютеры. Это притом, что все крупные мировые компании грузоперевозок давно цифровизированы сложными системами. Иными словами, в ЕАЭС бизнес не успевает за логистическими наработками государств.
— Какие-то проблемы возникают из-за этого дисбаланса? Ведь товары все-таки доставляются до пунктов назначения…
— А как же срывы сроков подачи железнодорожных вагонов и хищения? Это самые типичные ситуации, которых на самом деле гораздо больше.
— Хотите сказать, что в вагонах будет видеонаблюдение в онлайн режиме?
— Технических решений на самом деле несколько. И да, конечно, онлайн мониторинг решит проблему воровства грузов. Посмотрел бенчмарк США. Оказывается, американцы в год реализуют десятки стартапов в логистике. Многие из них получают гигантские инвестиции — от $100 млн вкладывается именно частным бизнесом. У нас ситуация иная, мы в самом начале. Мы посмотрели также страны, которые вообще решили все проблемы с логистикой. DHL Германии давно ведет повсеместный контроль перевозок и цифровое планирование подачи транспорта. Аналогично сделал и международный порт Дубая. Вот и мы подумали, что нужно сделать с учетом нашей специфики, чтобы упростить систему логистики. Поэтому разрабатываем общую платформу с открытым исходным кодом, которая к концу 2019 г. уже из теории ляжет в практику.
Источник: apilog.kz — Что подразумевает открытый исходный код?
— Это значит, что платформу можно улучшать извне, она открыта для совершенствования. Это некоммерческий проект, иначе его попросту некому будет внедрять и доводить до совершенства. Как только завершим работу, отдадим ее рынку. Важно, чтобы к нашей платформе подключились и погранпереходы для сквозного отслеживания грузов в режиме реального времени вдоль всей цепочки поставок по территории ЕАЭС.
Мы не собираемся подменять IT-системы, по которым уже работают госорганы или бизнес, мы дадим возможность бесплатного подключения к нашей платформе без замены этих систем.
Также рассматриваем применение технологии блокчейна. У нас они будут не для финансовых транзакций, а для обеспечения безопасности и высокой скорости работы. Потому что ключевой в этой системе является информационная безопасность для всех участников процесса. На следующем этапе, когда все будет внедрено, мы уже на общих правах с другими IT-компаниями и игроками будем рассматривать создание коммерческих сервисов.
Источник: apilog.kz Они будут не обязательными, а просто с дополнительными опциями — удобным интерфейсом, расширенным функционалом. Такое у меня видение.
— Каков ожидаемый эффект?
— Снизятся издержки на логистику внутри ЕАЭС и вырастет доля внутренней торговли между странами.
Так как благодаря цифровизации будет снижаться себестоимость услуг транспортных компаний, снизятся внешние цены для наших партнеров. Тому же Китаю будет выгоднее использовать наши услуги, и будет рост транзитной привлекательности региона.
— Как считаете, почему жюри выбрало именно вас?
— Наверное, потому что мы предложили идею, подходящую для реализации во всем ЕАЭС, а не только в своей стране. Наиболее яркие впечатления у меня, конечно, остались от финала конкурса. В жюри были министры транспорта разных стран, вице-министры по IT-технологиям, даже министр экономики Сингапура судил проекты. Никогда не видел, чтобы организация сбора оценок жюри проводилась на таком высоком уровне. Тяжелее всего было выступать на этапе «вопросы-ответы». Члены жюри задавали детальные вопросы, получился живой диалог компетентных людей. Я познакомился с большим количеством профессионалов, которых без этого конкурса вряд ли бы когда-то узнал. И мы продолжаем сотрудничать до сих пор.
Член Коллегии (министр) по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Карине Минасян задала вопрос, что в целом нам нужно от комиссии. Я сказал, что без поддержки на государственном уровне мы не сможем реализовать платформу. И это правда.
— Каковы ваши затраты на проделанную работу и как вы собираетесь монетизировать свою работу в дальнейшем?
— Разработка только началась, к концу марта уже можно будет посчитать примерные расходы. Но на уже реализованные наши проекты мы потратили 7 млн тенге. Пока делаем их за идею, а там уже и монетизация пойдет.
— В своей презентации вы обозначили ряд проблем. В том числе сказали о необходимости поддержки. Вы ее нашли, чтобы внедрять задуманное в практическую плоскость?
— После конкурса нас включили как экспертов в рабочую группу ЕЭК «Цифровые транспортные коридоры».
И сама комиссия, оказывается, чуть ранее начала проработку этого вопроса. У них немного свое видение — построить в каждой из стран свою национальную IT-систему, в каждой из стран назначить ответственный госорган. В процессе работы нам выслали презентацию этой концепции.
Мы, в свою очередь, попросили у комиссии один пилотный участок, где могли бы внедрить эту систему, хотя бы один погранпереход. И по завершении разработки платформы он у нас появится. Где он будет — в Казахстане или в какой-то другой стране ЕАЭС, решит комиссия.
— Цифровизация ЕАЭС является одним из ключевых вопросов развития союза. Как считаете, в какой из пяти стран логистические технологии наиболее приближены к идеалу?
— Казахстан и Беларусь сильно продвинулись. Россиян не могу оценить, так как видел только их московскую логистику. А вот у Армении и Кыргызстана все еще впереди. В Армении политические причины сдерживают развитие. В Кыргызстане, кстати, очень много профессиональных айтишников, которых мы зовем к себе на мастер-классы. Потому что у них внутреннего рынка как такового нет, зато они вышли на международный уровень. У них есть клиенты в США, Индии и Юго-Восточной Азии. Так что, думаю, цели по цифровизации ЕАЭС достижимы. Есть для этого и потенциал, и кадры, и желание, и деньги.
Комментарии
Другое , Евразийская экономическая комиссия , ЕАЭС , Армения , Кыргызстан , Китай , Минск
Читайте также
Объявлен режим работы РЭП Нижегородской области в праздники
Обнаружена острая нехватка женщин. Счет идет на миллионы
3
Последние новости
Лукашенко сравнил отказ от русского языка с «потерей разума»
Минэнерго России озвучило последствия возможного перекрытия поставок нефти через Беларусь
Экономисты ЕАБР спрогнозировали, чем Казахстану грозит снижение добычи нефти