Ещё

Владимир Солодов: Защиту реки Лены надо внести в нацпроект «Экология» 

Фото: Российская Газета
По мнению председателя правительства республики Владимира Солодова, ситуация дозрела до того, что защиту реки надо внести в нацпроект «Экология».
— Мы сейчас активно работаем над тем, чтобы включить Лену в мероприятия нацпроекта как уникальный водный объект. Это действительно великая река, которая, безусловно, нуждается в защите, — сказал он в интервью ТАСС.
Включение в нацпроект — дело определенного будущего. А для начала проблемы, связанные с экологией реки, обсудят в ходе Национального лесного форума, который пройдет в Якутске в первых числах июня. С этим предложением выступила депутат Госдумы от Якутии Галина Данчикова.
— По итогам обсуждения мы бы могли разработать отдельную программу сохранения бассейна Лены, аналогичную федеральному проекту сохранения Волги, — пояснила она.
Глава республики Айсен Николаев ее поддержал. Он отметил, что это позволит скоординировать действия республиканских и федеральных властей по формированию конкретных решений и механизмов господдержки, направленных на сохранение экологии Лены. Если есть возможность попытаться решить проблему, почему бы ею не воспользоваться.
Конечно, ситуация на Лене во многом отличается от волжских реалий. На берегах Волги стоят города-миллионники, окруженные заводами и фабриками. А все население Якутии меньше, чем число жителей одного такого города. Заводов в окрестностях Лены нет вообще. Тем не менее воду из нее пить без очистки или кипячения уже давно не рекомендуется, а селянам, живущим на берегах ее притока Вилюя, в прошлом году запретили даже поить из реки скот. Кто засорил гигантские водоемы до такой степени?
В глазах местных жителей большинство экологических проблем — от добывающих компаний. Действительно, далеко не все недропользователи с пиететом относятся к первозданной северной природе. В прошлом году вообще было какое-то наваждение. Не успевал затихнуть один скандал, связанный со сбросом неочищенных стоков, вспыхивал другой. Грязь лилась в реки от золотодобытчиков, угледобытчиков, алмазодобытчиков… Только один аварийный сброс взвесей из котлованов алмазодобывающего предприятия, случившийся в августе 2018-го, по подсчетам экологов, нанес рекам ущерб более чем на 20 миллиардов рублей!
Чем мощнее недропользователь, тем выше уровень его потенциальной опасности для экологии. При этом на местных инспекторов охраны природы в крупных компаниях смотрят свысока, опуская перед ними шлагбаумы. Контролируют сами себя до очередного аварийного сброса. Систему цивилизованных взаимоотношений здесь можно выстроить только совместно с федеральными ведомствами. Требует федерального участия еще одна проблема — установление правопреемственности за накопленный экологический ущерб. В первую очередь речь идет о том, кто должен поднимать из рек суда, затонувшие в далеком прошлом и до сих пор отравляющие воду, мешающие судоходству.
В большинстве поселений содержимое канализации отправляются в водоемы без очистки. Если недропользователей ловят на нарушениях периодически, то здесь слив идет круглогодично
— Мы не можем найти, кому они принадлежат. У нас даже есть бизнесмены, которые готовы заняться утилизацией, но для этого нужно, чтобы объекты были признаны бесхозными, — говорит министр экологии Якутии Сахамин Афанасьев.
Признавать «утопленников» бесхозными некому — нет механизма. И источник финансирования работ по их подъему тоже не определен. По словам Афанасьева, республика добивается того, чтобы подобными полномочиями было наделено Федеральное агентство морского и речного транспорта.
Тем для обсуждения на федеральном уровне много. Но есть еще один загрязнитель рек, о котором обычно упоминается вскользь, — местное ЖКХ. Из 90 расположенных вдоль Лены населенных пунктов лишь 11 обеспечены очистными сооружениями. На других реках ситуация еще хуже. Если недропользователей ловят на нарушениях периодически, то здесь грязь льется в водоемы круглогодично и массово.
— К сожалению, главные загрязнители — это наши города, села и поселки, — отмечает Айсен Николаев.
Недавно экологи в ходе рейда обнаружили, что в ленскую протоку напрямую сливаются нечистоты из исправительной колонии, расположенной в 20 километрах от Якутска в поселке Табага. Площадь разлива составила около 20 тысяч квадратных метров. По словам председателя ассоциации экологов Якутии Любови Киприяновой, этот разлив представляет особую опасность, поскольку среди обитателей колонии могут быть больные туберкулезом или гепатитом. А ниже по течению — городской водозабор.
— Сейчас уже можно сказать, что водному объекту нанесен колоссальный ущерб. В случае обнаружения в пробах воды разносчиков инфекций ситуация приобретет еще более угрожающий характер, — отметила Киприянова.
Колонию и раньше ловили на сливе нечистот в Лену. На этот раз УФСИН от загрязнения реки открещивается, объясняя, что при 400 заключенных залить всю протоку невозможно. Власти Якутска выясняют, откуда натекло. Не исключено, что теперь отходы сюда сливают со всего поселка, не обремененного очистными сооружениями.
Обнаруживают такие разливы, лишь когда грязь растекается по льду. Летом ничего не видно, неочищенные стоки сотен сел и поселков растворяется в воде. На первый взгляд, бесследно.
— Увы, все это наносит колоссальный вред здоровью людей и популяциям рыбы. Но населенных пунктов с эффективно действующими очистными сооружениями в регионе единицы. При этом новые почти не строят, — сообщила «РГ» руководитель Службы экологического мониторинга Республиканского информационно-аналитического экоцентра Акулина Олесова.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео