Ещё

Уральские ювелиры перешли на выпуск недорогой массовой продукции 

Фото: Российская Газета
Основная тенденция российского рынка — сокращение продаж изделий из золота, в рост пошло серебро: соответственно 33 и 65 процентов в общей структуре в 2018-м. Для сравнения: по данным Пробирной палаты РФ, в 2014 году доля золотых изделий составляла 52 процента, серебряных — 45. Изменения, по мнению экспертов, обусловлены перетеканием спроса в более низкий ценовой сегмент: актуальная средняя цена украшения — 2560 рублей. Как следствие, производители расширяют ассортимент продукции за счет более легковесных моделей, как они говорят, «в ушах много — в граммах мало». Десять лет назад среднее золотое изделие весило 10-15 граммов, в 2014-м — 2,6, а в прошлом году — всего 1,84 грамма.
Сейчас, говорят эксперты, общий уровень потребления стабилизировался, но покупатель стал более избирателен и лаконичен в формировании потребительской корзины.
— Будем честными: прежних бюджетов на покупку «ювелирки» у населения уже нет, и в условиях новой реальности выживут только клиентоориентированные производители. Белое золото уступает серебру, драгоценные камни — «полудрагам», а их, в свою очередь, теснит синтетика, — признает маркетолог ювелирной компании Ирина Панина. — Для покупателя теперь дизайн украшения важнее статуса. Чтобы заманить его возможностью выбора, производители расширяют ассортимент. Это хорошее время для компаний, выводящих на рынок качественный и недорогой товар: сейчас проворные «малыши» способны подвинуть менее расторопных гигантов.
Под требование времени и покупательскую жажду дизайна перестраиваются и учреждения профобразования.
— Наши выпускники находят применение не только собственно в ювелирном бизнесе, но и в других структурах, где так или иначе требуется дизайн. Наших студентов даже приглашают вести мастер-классы, например, в Китае. Их охотно приглашают уральские, сибирские предприятия, скажем, в Красноярске или Томске, где мало специалистов, — подчеркивает профессор Уральского горного университета Валентина Кардапольцева. — Мы учитываем требования бизнеса: сотрудники ювелирных компаний проводят практические занятия, ведут дипломников, и эти дипломные работы учитывают возможности и потребности реальных производств. Конечно, ювелирное дело сейчас не в лучшем состоянии, но мы верим, что красота спасет мир.
По данным администрации Екатеринбурга, в городе работают 108 ювелирных мастерских — от ориентированных на люкс и эксклюзив с ценами от полумиллиона рублей до самых скромных, обещающих «ремонт и реновацию». Впрочем, в случае необходимости в последних тоже легко изготовят серьги или кольцо с «дизайном, подчеркивающим вашу индивидуальность».
Такие мастерские своим официальным профилем скорее всего обязаны особенностям налогового законодательства: тем, кто занимается не изготовлением, а лишь ремонтом ювелирных изделий, разрешено работать по патенту. Более того, на территории Свердловской области для впервые зарегистрированных индивидуальных предпринимателей, ремонтирующих «ювелирку», установлена налоговая ставка в размере ноль процентов.
Возможность завести собственное дело привлекает молодых ювелиров, поработавших в крупной компании и жаждущих профессиональной самореализации. «Выживать удается», — скромно охарактеризовал состояние своего бизнеса один из таких предпринимателей по имени Павел. По его словам, больше всего проблем создает 115-й федеральный закон: если фирма не может позволить себе содержать собственного бухгалтера, ей довольно трудно работать с банками, которые скептически относятся, например, к договорам с физлицами о покупке давальческого сырья — драгоценных металлов и камней. Бизнес Павла спасает клиентоориентированность, в его мастерской выполнят любые пожелания: скопируют серьги с глянцевой картинки, сделают особенное кольцо для помолвки, подвеску по рисунку заказчика и так далее.
Тем, кто занимается не изготовлением, а лишь ремонтом ювелирных изделий, разрешено работать по патенту, причем для впервые зарегистрированных налоговая ставка нулевая
Впрочем, в крупных компаниях работа для ювелиров найдется: на рекрутинговых сайтах десятки открытых вакансий с зарплатами от 40 тысяч рублей.
— Всех наших выпускников разбирают, предприятия в них заинтересованы. Из 13 человек последнего выпуска шесть пошли в вузы, поэтому мы не смогли выполнить заявку крупной ювелирной фирмы, которая просила десять специалистов, — рассказывает Ольга Исупова, старший мастер техникума «Рифей». — Наши ребята легко осваиваются на работе, ведь мы даем им не специальность, а профессию: они умеют работать с золотом, платиной, палладием, серебром.
На производство начинающие ювелиры, как принято в отрасли, приходят уже со своим инструментом. «Набор молодого специалиста» обходится минимум в пять тысяч рублей: лобзик покупается один на всю жизнь, быстро изнашивающиеся надфили стоят по 300 рублей, штихели, которые еще нужно научиться затачивать, — по 760. В обществе, где технологические уклады сменяются очень быстро, труд золотых дел мастера веками остается преимущественно ручным.
В «ручном режиме» до сих пор ведутся и продажи. Одним из факторов грядущего роста рынка эксперты называют ожидаемую отмену запрета на торговлю ювелирными изделиями через интернет. Сейчас онлайн-продажи называют «условно легальными», так как свободная реализация драгоценных материалов и камней запрещена, но разрешена дистанционная. Решения этой дилеммы участники рынка ждут уже несколько лет, соответствующий законопроект, разработанный Минэкономразвития РФ, готовится к рассмотрению. Но, по данным Гильдии ювелиров России, лишь треть покупателей готова приобретать такие товары онлайн. Даже лояльная к интернет-торговле молодежь предпочитает в Сети лишь мониторить цены и изучать варианты перед традиционной, из рук в руки, покупкой.
Экономические потрясения, отмечают эксперты, сказались прежде всего на средней ценовой категории, а премиум по-прежнему чувствует себя хорошо, так же как нижний ценовой сегмент.
А еще ювелиры, занимаясь бизнесом, не забывают об искусстве. Екатеринбургские компании, застолбившие люкс-сегмент, регулярно занимают пьедесталы международных выставок.
— Наши ученики добились успеха, — гордится Надежда Кузнецова — профессор и выдающийся ювелир, первая из женщин представительница этой профессии в свердловском Союзе художников. Областное правительство поощрило ее званием «мастера народных промыслов», ВДНХ и фонд Фаберже — медалями, а многие годы работы дали о себе знать аллергией на малахит. Ее украшения хранятся в музеях, и каждое как захватывающий роман, который рассказывает искусно обрамленный металлом камень.
Надежду Дмитриевну огорчает, что издавна славившийся мастерами Урал лишается золотых рук:
— Ребята с талантом и амбициями уезжают в Москву и Петербург. В провинциальном Екатеринбурге им делать нечего, поскольку здесь нет хороших продаж. Ведь ювелирное искусство развивается там, где высокие доходы. Драгоценные украшения — это самое последнее, в чем люди нуждаются.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео