Ещё

о коротком списке книжной премии «Национальный бестселлер» 

о коротком списке книжной премии «Национальный бестселлер»
Фото: Вечерняя Москва
«Национальный бестселлер» не о результатах продаж в книжных магазинах. Это премия маленькой, но гордой литературной элиты, которая выбирает лучших из лучших с надеждой привить читателям вкус и задать ориентиры. Широкая публика по-прежнему предпочитает Гузель Яхину. На «Нацбесте» этот автор со свистом пролетел. Всё ясно?»
Вчера объявили финалистов литературной премии «Национальный бестселлер». В течение двух последних месяцев литературная общественность с интересом наблюдала бурную жизнь на сайте премии, где лучшие (без иронии) умы большого жюри с азартом разбирали новые книги. Результаты формировались у всех на глазах. По правилам член большого жюри, эксперт или профессиональный критик, отдаёт голос за книгу, на которую написал рецензию, так что желающие могут ознакомиться с его аргументами.
После голосования и формирования короткого списка власть переходит в руки малого жюри, прославленного, но в то же время более близкого простому читателю.
На звание русского интеллектуального бестселлера претендуют сегодня шесть книг.
«XX век представляет. Кадры и кадавры» — удивительно, как точно наш миниатюрный литпроцесс отражает мировые культурные тренды. Документалистика, или нон-фикшен, решительно подминает под себя выдуманные миры художественной литературы. Сегодня прав тот автор, что седлает волну и свой оригинальный взгляд выражает актуальными инструментами. Трофименков анализирует XX век, новаторски переплетая войны, революции и культурные события. Судя по рекордному количеству баллов (14 при проходных пяти) от экспертов, в числе которых звёздные критики этого сезона и , книга по-настоящему увлекательна. Но сможет ли прозаическое мокьюментари занять место классического романа?
«Финист — ясный сокол» (и тоже лидерские 13 баллов) — фольклор, исследованный изнутри, прямая трансляция из мира предков, сказ трёх героев-Иванов, встретивших удивительную девушку, которая шла за любимым в небесный город. Феминистический посыл сказки выглядит достаточно свежо, как и подача материала через устный сказ — монологом. Рубанов — сценарист фильма «Викинг» и сериала «София», один из главных специалистов по русской древности, нашёл художественный приём, дающий эффект полного погружения. Можно сказать, это заявка на нашего «Властелина Колец». Приставка «национальный» в названии премии приходится тут как нельзя кстати, показатели продаж у книги тоже радуют (тираж распродан за первый месяц). Единственное, читателям, отягчённым русофобией, придётся нелегко в этой матрице.
Упырь Лихой «Славянские отаку» — другой взгляд на славян, а точнее — самый хулиганский из возможных. Автор — девушка, скрывающаяся под псевдонимом сетевого тролля, — читателей в плен не берёт, а разит наповал сексуальными извращениями, инцестом и жестокостью, поданными легко и живописно, с героями — любителями рисованного порно, оторванными от скреп чуть более чем полностью.
Представитель постметамодерна — в коротком списке. Избранница панков, острых на язык, например, поэтессы Наташи Романовой и журналиста .
«Калечина-Малечина» — это не первый шорт-лист для то ли романа, то ли повести, фигуранта премии «Нос». Молодая фаворитка Елены Шубиной (номинатор) написала современную городскую сказку про школьную травлю и кикимору, с которой дружит несчастная девочка. Что-то вроде «Карлсона, который живёт на крыше», но с депрессивным колоритом. Тема модная, автор молод и немного знаменит — то, что надо для короткого списка «Нацбеста» и легко прогнозировалось.
Александр Етоев «Я буду всегда с тобой» — как пишут члены большого жюри, «текст в пейзажах Шаламова с интонациями Швейка».
Речь о сталинских лагерях изнутри, Русский Север с шаманами и зэками, но без «трагедии советского народа». Главный герой, как водится, творческая личность, скульптор, приехавший из столиц. В общем, традиционный роман, оттягивающий на себя электорат знаменитого .
«Четверо» — итак, это случилось. , автор «Generation „П“ и „Чапаева и Пустоты“, больше в русской литературе не один — у него появился однофамилец. Кого-то возмущает наглость новичка, не взявшего псевдоним (Пелевин — настоящая фамилия Александра), с другой стороны, это не единственный культурный случай, начиная от Алексея и Льва Толстых, занимавших каждый своё место, и заканчивая Рю и , которых тоже как-то умудряются не путать.
Удивительно, как мощно стартовала тёмная лошадка Пелевин-2, набравший — курочка по зёрнышку — по одному баллу, зато у многих авторитетных членов жюри. Не так много молодых писателей могут похвастаться симпатией и вдумчивого критика Алексея Колобродова, писавших на роман „Четверо“ положительные рецензии ещё до „Нацбеста“. Хотя это, оказывается, уже третий роман автора, мы о нём до сих пор не слышали. Видимо, на этот раз художественная удача. Лихо закрученный сюжет с убийствами и мистикой разворачивается в трёх временах — прошлом, настоящем и будущем.
Автор производит впечатление эстета. Будем знакомиться с Александром лучше, смеяться над фамилией не будем.
Малое жюри „Нацбеста“, как всегда, занимательный микс из селебрити. Кинорежиссёр (»Собачье сердце», «Мастер и Маргарита»),  — в прошлом комиссар движения «Наши», а сегодня флагман «запрещённого» Telegram и книжный блогер с аудиторией 25 тыс. человек, модная певица Гречка, лауреат прошлого года, поэт и прозаик , военный репортёр Семён Пегов, директор книжного салона Андрей Шамрай и председатель — главный финансовый уполномоченный РФ .
Попробуем предположить, какие шансы у наших кандидатов.
Упырь Лихой — панк и пранкер — вряд ли приглянётся живому классику Бортко или представителю боевого братства Пегову.
Здесь возможности, скорее, у Рубанова или Етоева, работающих в ключе традиции.
Пелевин своей претензией на бренд может вызвать сарказм со стороны Кристины Потупчик, известной поклонницы Виктора Олеговича. Кристина как продвинутый читатель наверняка предпочтёт новаторов, например, Трофименкова.
Меланхоличному Сальникову, скорее всего, полюбится готичная повесть Некрасовой: можно сказать, в искусстве они представляют одно направление.
Предполагать, как ляжет карта Гречки, достаточно сложно — музыканты редко справляются с лонгридами. В прошлом году Хаски, не явившийся на церемонию, записал видео, в котором признался, что не осилил ни одну из пяти предложенных книг и «узнал много новых слов».
Главным событием «Нацбеста-2019» стал прорыв новой критики. Большое жюри выступило как никогда мощно, ярко, энергично — быстрее, выше, сильнее! Владислав Тостов, (неожиданно) писатель Роман Богословский, Алексей Колобродов, Александр Филиппов-Чехов, Михаил Фаустов, Дмитрий Ольшанский, Дмитрий Самойлов — отряд смерти. Пока есть критика, жива и литература, значит, можно ждать новую волну. Почва подготовлена.
Место, покинутое великим , поросшее травой и сорняками, оживает и плодоносит. Благодаря, конечно, «Национальному бестселлеру», который собирает нужных людей в нужное время, предоставляет площадку и аудиторию и даже платит.
Если вы любите читать, но не следили за полемикой на сайте премии, вы всё пропустили!
Традиционно эксперты (и их руками — судьба) вынесли на суд публики самые любопытные книги года: попасть в короткий список почётнее, чем стать лауреатом. Открыв шесть романов, можно составить представление о всех литературных тенденциях и больше в этом году не читать уже ничего. Так что в каком-то смысле победитель не так уж важен, главный этап пройден.
И да, чуть не забыла напомнить сетевым троллям: «Национальный бестселлер» не о результатах продаж в книжных магазинах. Это премия маленькой, но гордой литературной элиты, которая выбирает лучших из лучших с надеждой привить читателям вкус и задать ориентиры. Широкая публика по-прежнему предпочитает Гузель Яхину. На «Нацбесте» этот автор со свистом пролетел. Всё ясно?
А теперь — все в книжный!
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео