Ещё

Кто и как «изгонял» киргизов из Якутии 

Фото: Деловая газета "Взгляд"
Кто именно призывал к протестам в Якутии, спровоцированным изнасилованием местной жительницы мигрантом из Киргизии? Какова реальная статистика того, что федеральные СМИ называли «антимигрантскими погромами в Якутске»? Зачем протестный митинг собрали в крупнейшем спорткомплексе региона? Все это выяснил специальный корреспондент газеты ВЗГЛЯД, побывавший в Якутске.
Якутск, улица Федора Попова. Неделя после событий. Во дворе одного из домов — несколько гаражей с вывесками «Овощи-фрукты». Из четырех точек работает одна. Следов погромов, о которых так много писали в эти дни, не наблюдается.
— Санитарная книжка йок, — указывает оставшийся на хозяйстве коллега Бахром. Бахром — узбек, приехал из Джалалабада: «Не тот, который в Афгане, а с юга Киргизии». Приехал давно, после лета 2010-го, как это сделали очень многие: Ош и окрестности, большая межнациональная резня. — А здесь кассовый техника йок. Когда будут, тогда откроются.
Открылись и вправду через несколько дней. Несмотря на указ главы Республики Саха (Якутии) Айсена Николаева с запретом на 33 профессии для иностранных граждан. Указ, что и говорить, выглядит сурово. Но для киргизов и узбеков с киргизскими паспортами — а также для многочисленных граждан Армении на здешних стройках и автосервисах — не изменилось ничего: ЕврАзЭС, единое экономическое, не подпадают.
Вот разве что проверок стало больше — и, судя по всему, надолго. В точности по тому, что обещал Николаев местным жителям на большой встрече в спорткомплексе «Триумф»: «Поручаю в ближайшее время проверить всех мигрантов. Тех, кто нарушает закон — депортировать. Закрыть предприятия, нарушающие закон».
Потому и поспешили иностранцы за нужными документами и аппаратами. Чтобы не «йок», а наоборот. Иначе, похоже, не получится — после того, как массовые выступления в Якутии прогремели на всю страну.
Все началось с Иванова
— WhatsApp сам себя не напишет, — напоминает Федор Борисов, глава администрации главы и правительства Республики Саха (Якутия).
С тем, что было после первых сообщений об изнасиловании местной жительницы мигрантом из Киргизии, Федор Михайлович имел дело лично. Он сам вышел к тем, кто собрался на Комсомольской площади Якутска на стихийный митинг. Чтобы предложить собраться на следующий день, в тепле, на законных основаниях — и поговорить с властями. Присутствие которых гарантировал тоже лично.
— Страшно не было, — вспоминает Борисов. — Я вначале устал здороваться с пришедшими. Республика хоть и самая большой регион в России, но жителей — меньше миллиона. Было много знакомых — общественники, спортсмены. Я сам спортсмен — единоборства, стрельба, футбол.
«События 17-18 марта» — так в местной прессе теперь принято называть все вместе: и первый митинг на 200 человек, и последовавшую за ним шеститысячную встречу с руководством республики, и нападения на мигрантов — действительно начались с одного послания в «ватсапе». Как и многое-многое другое, происходящее в Якутии — потому что именно этот мессенджер много лет стоит во всех здешних мобильниках.
В записи на якутском — призыв собраться и показать «сплоченность народа саха». Отправил ее 34-летний житель Якутска. Его фамилия Иванов, он уроженец одного из сельских улусов (районов). С малой родины и из других улусов Иванов привозит в республиканскую столицу молоко и сливки, тем и живет.
Призыв к несанкционированному показу сплоченности плюс смягчающие обстоятельства — Иванов один воспитывает семилетнюю дочь, содержит пожилую мать, которой недавно сделали операцию — потянули, по решению суда, на 20 000 рублей штрафа. Чувствительно и исчерпывающе — поскольку разжигания розни в записи как таковой не усматривается. Учитывая все это, имя и отчество также не конкретизируем: пусть будет просто Иванов.
С последствиями — куда сложнее. Как и с оценкой действий властей.
В тепло и под камеры
— Советчиков много, — дипломатично характеризует глава департамента внутренней политики местной администрации Михаил Слепцов уровень разбора полетов.
То, что в Якутске различных мнений и вопросов к властям звучит изрядно — можно даже не упоминать. Почему встречу с руководством назначили в комфортных условиях спорткомплекса «Триумф» — а не на площади, где, как и в предыдущий день, вечером доходило до — 30 градусов? Почему назначили ее на самый конец дня — а не пораньше, чтобы тем, кто работает, пришлось выбирать между встречей и работой? Почему нельзя было просто принять депутацию из десяти — пятнадцати человек? Зачем нужен был риск, связанный с пусть и законным, но огромным собранием людей по «раскаленному вопросу»? Почему, наконец, так мягко обошлись с первым, несанкционированным собранием на Комсомольской площади?
— Молодцы, что не допустили ни одного задержания на незаконном митинге, — сразу же реагирует Слепцов. — Было бы жестче — было бы хуже.
— «Сообщайте, где киргизы живут», — переводит высокопоставленный региональный чиновник, показывая в WhatsApp’е одно из сообщений первого дня. — Конечно, выявили и пресекли. Но возможное развитие при разгоне митинга стало бы непредсказуемым. Можно овощебазу поджечь. Можно вызвать такси: если за рулем — киргиз, то дальше вы понимаете. Тем более, что на митинг многие пришли с финала кубка мира по вольной борьбе — в том же «Триумфе» и шел, в котором назавтра собрались. Представляете, как люди разогреты зрелищем были?
— Все сделали нормально, насколько это возможно, — характеризует сделанное один из сотрудников администрации. — Говорите, не в «Триумф» надо было идти на следующий день, а на холод? Хорошо, было бы не шесть тысяч, а полторы тысячи якутян. Но не в помещении, а на площади. С плакатами, с фотографиями жертвы насилия, с лозунгами. Вот в этом случае риск был бы колоссальный.
— Во-первых, если приглашаешь людей, то все же в тепло, — указывает Федор Борисов, глава администрации главы и правительства республики. — Во-вторых, еще накануне стало понятно, что людей будет много. И жителей Якутска, и из улусов. Поэтому и «Триумф», очень большая площадка. Запустить, допустим, в дом культуры 500 человек, потому что больше не вместится, а остальных заставить ждать на морозе — это нехорошо. И по законам гостеприимства, и по возможным последствиям.
А еще — то, о чем прямо не скажут, но можно с легкостью догадаться. «Триумф» относительно свеж: его построили к играм «Дети Азии» в 2012 году. Но в нынешнем феврале его закрыли на ремонт. К тому самому кубку мира по вольной борьбе. Потому что комплекс должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым к соревнованиям такого рода. Не нашим — международным. В том числе и по безопасности. Среди требований — видеокамеры наблюдения. Умные камеры. Много умных камер с высококачественным распознаванием. О чем многим собравшимся было известно и так.
— А остальным — по «ватсапу» рассказали, — улыбается региональный чиновник, выуживая из мессенджера очередное сообщение.
Так что — либо на погром ларька, либо на встречу с властью, и альтернативы нет. Большинство выбрало второе: прийти, высказаться, услышать Ил Дархана — так здесь называют действующего главу Якутии, выпустить пар, разойтись.
В итоге — ни национального якутского майдана, ни более знакомой Ингушетии, пусть и с поправкой на -30. Да и основные инциденты на улицах Якутска после «Триумфа» закончились.
Кстати, а сколько их было? И — каких?
Где факт, где не факт
Кабинет начальника МУ МФД РФ «Якутское» Николая Кульбертинова. Слева на столе — распечатки с форумов. Не якутских — из остальной России: Воронеж, Волгоград, Хабаровск… Общая тональность: «Якуты смогли, почему мы не можем».
Справа — выкладки активистов республиканского отделения ОНФ. По событиям 17-18 марта — 48 происшествий в торговых точках, 26 из них повреждены, два поджога, более десятка избиений…
Посередине — данные от муниципальной полиции, МУ МВД РФ «Якутское». За пять дней, с 18 по 22 марта — то есть, в день встречи в «Триумфе» и после нее — 35 фактов противоправной деятельности. По дням: 8, 15, 8, 3, 1.
— Заявление в полицию — факт, — объясняет систему полковник Кульбертинов. — И звонок на 02 — факт. Собственный мониторинг выявляет надпись на ларьке с фруктами — факт: выезд, осмотр, фиксация. Заметили сообщение о противоправных действиях в соцсетях — опять же, факт. Даже если впоследствии не подтверждается, то есть совсем не факт — в отчетах все равно остается…
«Тем более, что любой чих по мигрантам с момента событий — на федеральном контроле», следует добавить за Николая Ивановича. И приступить, наконец, к полицейским сводкам за пять дней в Якутске. То есть, к тому, что же именно «якуты смогли».
Звонок, улица Потапова. Четверо напали на продавца киоска «Овощи-фрукты». Заявления нет. Еще звонок. На конечной остановке автобусного маршрута шестеро намереваются напасть на водителя. Заявления нет.
В «Инстаграме» выявлена запись с нападением неизвестных лиц на магазин по улице Билибина. Магазин закрыт (позже открылся, как и все прочие точки), заявлений нет. Улица Лермонтова, «трое мужчин саха» угрожали продавцу. От заявления пострадавший отказался категорически. Задержан некто К. Айвар Николаевич. Сделано официальное предостережение.
— Потому что не хулиганил сам, — объясняет Кульбертинов. — По остальным — оперативные мероприятия.
Дальше — знакомое, всю сеть и большинство телеканалов облетевшее: «Размещена видеозапись, на которой мужчина с предметом, похожим на пистолет, наносит удары…»
— Здесь задержание, статья «хулиганство», — указывает Кульбертинов. — Возможна и вторая статья, «похищение человека» — он же отводит потерпевшего под пистолетом, элементы усматриваются. Передано в Следственный комитет.
Поиздевался над мигрантом, теперь может и сесть… 21 марта. Улица Кузьмина, киоск «Овощи-фрукты». Пятеро парней требовали закрыть киоск, угрожали погромом. Заявление поступило, задержаны трое.
— Кстати, интернационал, — замечает Кульбертинов. — Один якут, один русский и один киргиз — мигрант, нигде не работал, пребывание до мая. Составлены протоколы, штраф по тысяче рублей, поскольку хулиганство мелкое.
Итого: хулиганка — да, безобразия — да, обращений за медицинской помощью — нет, поджогов — нет, нападения на мечеть Якутска — прошло по федеральным СМИ, к вящему удивлению местных, — тем более нет.
Таким образом, статистику по Якутску вокруг волнений 17-18 марта можно считать исчерпывающей. И не только потому, что Кульбертинов — по всему разбросу отзывов — из «честных ментов», уважаемых в Якутске и за пределами. Просто Николай Иванович как раз накануне встречи с корреспондентом газеты ВЗГЛЯД вышел на разговор, характер которого отменяет любую возможность подтасовок.
«Враги сами находят нас»
Разговор шел за круглым столом в мэрии Якутска. Среди участников — Кульбертинов, мэр Якутска Сардана Авксентьева, глава киргизской диаспоры Данияр Байтугуев и Иннокентий Макаров, руководитель общественного движения «Ус Тумсуу». Движение чисто якутское — и чисто мужское. Цели — обычные для традиционалистов, от Якутии и до Северного Кавказа: соблюдение нравственности. Методы — общественное осуждение женщин за непристойность (особенно достается звездам якутского «Инстаграма») и ночные рейды по злачным заведениям. Самый громкий — в январе нынешнего года, вызвавший много вопросов из серии «куда смотрят власти?»
Теперь же активисты «Ус Тумсуу» были замечены в разнообразных «фактах» у ларьков мигрантов — что и вызвало законное недовольство Николая Кульбертинова: «Хочу обратиться к представителям движения и вообще ко всем гражданам. Вся эта бравада, с которой вы заходите в киоски и говорите, мол, не работайте здесь, уезжайте — это неправильно. Молодежь думает, что тем самым защищает свой народ. Но нет. Это правонарушение. Иннокентий Федорович, прошу вас, предупредите молодых людей, чтобы не ввязывались в конфликты».
Иннокентий Макаров — уроженец Чурапчинского района, где родился и Егор Борисов, бывший глава Саха (Якутии). Троекратный чемпион Игр Тыгына — очень популярных в республике ежегодных состязаний по якутскому семиборью. Причем самых первых, с 1995 по 1997 годы. Авторитет — из бесспорных. Тем важнее прислушаться к его ответу.
«У нас долгая зима, народ почти спит, как медведь, — сказал сопредседатель «Ус Тумсуу» Макаров. — Не надо будить народ». Отдельно — для представителей диаспор: «Вас на нашей земле приняли как дорогих гостей. Если приехали работать — работайте, пожалуйста. Держите свою молодежь, чтобы она по ночным клубам не шастала». А далее — еще интереснее: «Обстановка очень накалена, по всем улусам мы имеем свои филиалы, сами свою молодежь сдерживаем и успокаиваем. Ошибок и врагов мы не ищем — они сами находят нас… Всех призываю к дружбе и добрососедству».
На том и разошлись.
«Хладнокровие на пятерку»
— Если к вам на рынок приходят какие-то хулиганы — якуты, не якуты, — почему не обращаетесь в полицию? — говорит Николай Кульбертинов, обращаясь то ли к спецкору газеты ВЗГЛЯД, то ли к мигрантам. — Якут будет задержан так же, как и ваш соплеменник, если он совершит противоправные действия. Надо диаспорам работать, чтобы свои права знали. Тебя снимает на телефон якут, говорит неприятные вещи. Почему не снять его в ответ? Чтобы этот бравый якут, прячущийся за свой телефон, не был таким бравым.
Торговец фруктами в магазине на улице Петровского определенно не присутствовал на встрече спецкора и главного полицейского Якутска. Однако поступил в точности по совету полковника Кульбертинова, когда четверо пьяных из местных пришли погромить его товар и весы. И случилось это через полторы недели после событий.
«Хладнокровие на пятерку», — оценивают полицейские видео, снятое пострадавшим. Всех, как водится, задержали через несколько часов. «Кидался овощами в алкогольном опьянении. Пил пиво, водку. Признаю свою ошибку полностью, раскаиваюсь», — бормочет самый активный из нападавших, оказавшись в участке. Дальнейшие действия — уже почти на автомате. Мелкое хулиганство оформляется на месте. Остальное — дело следствия: усмотрят мотив розни — штрафами и сутками не отделаешься.
Как жить с «двоюродными»
«Скинхеды, приехавшие в Якутск лупить киргизов, оказались в крайне затруднительном положении». Новейший якутский анекдот — не претендующий на корректное освещение событий в Якутске. Правда, впрочем, есть и в нем.
— Киргизам здесь комфортно еще и потому, что мы действительно похожи, — говорит Михаил Слепцов. — Разве что одеваемся чуть по-другому.
Сколько ни говори об экономических причинах волнений в Якутске — на них в первую очередь указывал и глава республики Айсен Николаев в интервью газете ВЗГЛЯД, — а межнациональный аспект в событиях, безусловно, есть. Особенно если учитывать, что народы — более чем родственные. Казалось бы, где Средняя Азия, а где арктические земли в районе полюса холода. Тем не менее, «мы — как минимум двоюродные» можно услышать в большинстве диалогов с теми, кто принимает решения в Якутии.
Родство укрепилось после совместного пребывания в СССР. Буквально с самого начала Советов: Максим Аммосов, один из создателей якутской автономии в 1920-х, через 15 лет стал первым секретарем компартии Киргизии. Постсоветские связи — не менее постоянны и вполне взаимовыгодны. А в случае с «серой» торговлей и незаконным трудоустройством — так и еще более выгодны, потому что минус налоги и прочее. В том же WhatsApp’e каждую зиму можно увидеть что-то вроде «На улице Труда [в Якутске] стоит фура, где продается пять сортов хурмы, правда, замороженной, но очень вкусной, по 100 рублей кило. Оптовики ее не берут. Жалко мужика — живет в машине, домой уехать не может. Давайте поможем» — и другие призывы помочь дальнобойщикам, застрявшим посередине здешних холодов. В 90% случаев фура будет киргизской, и за рулем у нее, соответственно, окажется киргиз.
Согласно данным полиции Якутска, в столице сейчас живут 11 299 иностранцев. Граждан Киргизии из них — больше половины, 6 640. Включая тех, кто приехал из Кыргызстана в прошлом году: 1681 человек. В Якутске на круг — 336 тысяч жителей, неофициально 380. Киргизов, таким образом, меньше двух процентов. Ну, можно накинуть еще сколько-нибудь на полных нелегалов. Выдворение — 171 человек в прошлом году, за два месяца нынешнего — 18.
Большинство мигрантов приехали сюда за последний десяток лет — резко, после массовых убийств на юге Киргизии.
Именно с тех пор заголовки вроде «Киргизия завоевывает Якутию» перестали быть редкостью. «В этом нет ничего плохого, — оговаривается автор одной из статей. — За исключением одного — местные постепенно вытесняются с рынка труда». Статья, если что — за 2014 год, пять лет до нынешних событий. А вот аргументы все те же: никакого межнаца, чистая экономика.
Хотя другим аргументам — если брать те же изнасилования, к примеру — взяться решительно неоткуда. Статистика прошлого года от Следственного комитета: из 296 преступлений «против половой неприкосновенности» на мигрантах — четыре. Одно из них — октябрьское, во многом похожее на мартовское: уроженец Киргизии, девушка-якутка. Ни митингов, ни инцидентов, ни проверок — вроде тех, которые сейчас идут сплошным потоком по торговым точкам, стройкам, автосервисам, парикмахерским…
Проверок — и связанных с ним рисков. Перестанешь проверять — якутяне скажут «ага, кампания закончилась, и все пойдет по-прежнему». Введешь постоянный контроль — возмутятся и местные, и мигранты: «Кошмарят бизнес».
— Есть такие опасения, — не скрывает Ирина Высоких, министр предпринимательства, торговли и туризма. — Потому и постоянно консультируемся — мы, другие министерства, силовики. Чтобы все проходило сбалансировано, аккуратно и ровно настолько, насколько это необходимо.
— Равновесие на рынке труда создать не так просто, — уверен Александр Соловьев, сопредседатель Ассамблеи народов республики Саха (Якутии). — Торговля овощами и фруктами — кропотливая работа. Киргизы, узбеки из Киргизии, азербайджанцы наладили эту схему. Никто местным ребятам не запрещает создавать межрегиональные и международные связи, логистику, вести работу с поставщиками, строить оптовые баз. Вопрос в том, насколько готовы к этому наши жители. А сидеть без свежих овощей и фруктов по нормальным ценам — как это было еще несколько лет назад — уже никому не хочется.
Цены и вправду чуть выше московских — при пяти месяцах от -30 и ниже. Что же касается готовности местных жителей зайти на рынок — во всех смыслах, — то расклад таков: большая часть населения Якутии — на селе. Технические специальности здесь получают, но пока не в промышленном объеме. Не потому, что лень — просто в республики нет такого количества производств.
— А низкоквалифицированную работу — на стройках, у прилавков и прочее — наши люди хотят не всегда, — констатирует Соловьев. — Строят граждане Армении — им тоже запрет на работу не грозит, потому что они тоже ЕврАзЭС. За прилавками, в такси, на частных автобусах — киргизы и таджики. И так далее.
С работой для коренных жителей — не сказать, что совсем плохо. Укрепление местных кадров в промышленности — особенно в традиционных якутских отраслях — вполне реальная программа. В алмазной промышленности, по статистике той же Ассамблеи, — 97% жителей Якутии всех национальностей. Только 3% — привозные; в основном менеджмент. Конкуренция для того, чтобы работать на алмазах, высока. Четыре месяца работы, два отдых. Горнорабочий — порядка 180-200 тыс. руб. в месяц на руки.
Просто алмазов и золота хватает не всем. И создание плотной середины между совсем дешевой и очень дорогой работой — главное, чем придется плотно заняться и Айсену Николаеву, и его команде. Если, конечно, действительно есть желание, чтобы экономические основы разногласий между «двоюродными» остались в марте 2019 года.
А пока что — остается лишь суммировать факты и даты.
Факты и даты
Октябрь 2018 года. Глава киргизской диаспоры в Якутии публично извинился за соотечественника, изнасиловавшего жительницу Якутска. Подозреваемый задержан по горячим следам и помещен под стражу. Несанкционированных митингов не отмечено.
5 марта 2019 — задержание Андрея Попова, бывшего заместителя министра образования Якутии. Инкриминируется взятка в значительном размере.
Середина марта 2019 года — задержание Андрея Ноговицына, главы Чурапчинского района. Возбуждено дело о злоупотреблении полномочиями на 140 тысяч рублей. Чурапчинский район, напомним — родной для Егора Борисова, сложившего полномочия главы Якутии в мае 2018 года.
Объявлено о расследовании картельного сговора в республиканской системе лекарственного обеспечения. Сумма — 3 миллиарда рублей. Названы имена потенциальных бенефициаров. Среди них — родственники бывшего руководителя республиканского Росздравнадзора, главы фракции «Единая Россия» в региональном парламенте (Ил Тумэн) Владимира Чичигинарова. Депутат подает в отставку с партийных постов.
17 марта — сообщения об изнасиловании жительницы Якутска мигрантом из Киргизии. Подозреваемый и его пособники задержаны по горячим следам и помещены под стражу. Стихийный митинг с требованиями «навести порядок с мигрантами», собравший 200 человек. Глава киргизской диаспоры в Якутии выступает с серией публичных извинений за соотечественника.
18 марта — большая встреча жителей Якутии с руководителями города и республики в спорткомплексе «Триумф», 6000 человек. Выступления главы региона Айсена Николаева. Сигналы о нападениях на мигрантов резко идут на спад.
22 марта — выход популярной газеты «Якутск Вечерний» с первой полосой «Еще один?». Подзаголовки: «Задержан гастарбайтер из [указано государство Средней Азии. — прим. газеты ВЗГЛЯД], напавший на 14-летнюю девочку». «Якутск только начал отходить после событий 17-18 марта…»
Публикации на тему нападения внутри еженедельника нет. События 17-18 марта освещаются на нескольких разворотах. На полосе №8 — регулярная колонка мэра Авксентьевой: «Настоящий хозяин в городе, республике… должен действовать доступными правовыми, экономическими мерами. Да, „преступление не имеет национальности“, говорят с высоких трибун, и я подпишусь под этими словами».
Позднее выясняется, что первополосный инцидент имел место осенью, но заявление было подано матерью несовершеннолетней лишь накануне.
Подозреваемый был задержан в ходе полицейского рейда против незаконной миграции по следам событий 17-18 марта. В WhatsApp’e — новая волна призывов к митингам. Городские площади патрулируются, на усилении задействованы 400 сотрудников полиции Якутска.
На следующий день после выхода газеты — 23 марта в Якутске работает Юрий Трутнев, вице-премьер — полпред президента в ДВФО. Визит плановый: посещение инклюзивной школы, обсуждение проблем газификации республики. Комментируя события 17-18 марта, Трутнев подчеркивает: преступления не должны рассматриваться «как проявления чего-то национального», конкретные действия должны наказываться по закону.
28 марта обнародован указ Айсена Николаева, запрещающий мигрантам заниматься «отдельными видами экономической деятельности» в 2019 году. В указе — 33 позиции. На выходцев из стран ЕвразЭС — в том числе из Киргизии — ограничения не распространяются.
28 марта Владимир Путин начинает государственный визит в Киргизию. Даты были обнародованы в начале февраля. Обычные для таких случаев «подарки» принимающей стороне — в частности, объявление миграционной амнистии для жителей Кыргызстана, желающих легализоваться в России — совпали с волнениями в Якутске. В ходе переговоров на высшем уровне события не обсуждались. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков пояснил, что «эта тема решается на более рабочем уровне».
* * *
По состоянию на 5 апреля комментарии Егора Борисова — бывшего главы республики (2010 — 2018), члена Совета Федерации от исполнительной власти Республики Саха (Якутия) — по событиям 17-18 марта отсутствуют.
В настоящий момент ситуация в Якутске полностью нормализована. Продолжаются мероприятия в рамках городской программы «2019 — Год добрососедства».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров