Ещё

Под черным знаменем «Хизб ут-Тахрира». Кто в Одессе создает «прихожую террора» 

Фото: Украина.ру
Издание «Страна» опубликовало репортаж о том, что в Одессе действует полулегальная исламская средняя школа Hajibey International School (Хаджибей — название стоявшего на месте Одессы турецкого поселка, это как если бы сейчас в российском Калининграде открыли немецкую школу Königsberger Schule), где преподают живущие в Одессе «на птичьих правах» эмигранты из России, принадлежащие к исламистской Партии исламского освобождения («Хизб ут-Тахрир»)*: Гасан Гаджиев, Али Чаринский (настоящее имя — Арслан Мирзаев), Абакар Абакаров и т.д.
Так получилось, что эту компанию мне довелось регулярно описывать в 2013—2015 годах, когда она проживала в Москве и регулярно мутила воду среди местных мусульман.
Борцы за всемирный халифат
Партия исламского освобождения («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», обычно просто «Хизб ут-Тахрир») была основана в 1953 году в Восточном Иерусалиме (принадлежавшем арабскому палестинскому государству, а по факту Иордании). Цель — воссоздание мирового исламского халифата. За последующие десятилетия эта мощная организация проникла в десятки стран мира, создав филиалы в том числе в большинстве европейских государств, вплоть до Дании и Великобритании.
В России «Хизб ут-Тахрир» запрещен как террористическая организация решением Верховного суда от 14 февраля 2003 года, объявившим вне закона целый ряд международных исламистских организаций, включая «Аль-Каиду»* и «Братьев-мусульман»*. В прессе (в том числе украинской) часто утверждается, что Россия якобы является единственной страной, запретившей «Хизб ут-Тахрир» (с намеком на то, что этот запрет не обоснован), но это не так.
В справке о «Хизб ут-Тахрире» на сайте американского фонда Counter Extremism Project отмечается: «Эта группировка запрещена во многих, преимущественно мусульманских, странах, включая Египет, Иорданию, Саудовскую Аравию, Турцию и Узбекистан». (В Египте «Хизб ут-Тахрир» запрещен с 1974 года, с тех пор список запретивших организацию исламских стран пополнился Ливаном, Пакистаном, Бангладеш, Киргизией и Таджикистаном, попытки к этому были сделаны в 2017 году властями Индонезии.) «Эта группировка также запрещена в Китае и России… В 2003 году ее антисемитская риторика привела к тому, что группировка была запрещена во многих университетских городках в Великобритании и полностью запрещена в Германии».
По поводу последнего пункта подробнее можно узнать в справке о «Хизб ут-Тахрир» на сайте еще одного американского антитеррористического фонда — Center for Policing Terrorism: «ХТ был запрещен в Турции и Германии за распространение литературы, поощряющей насилие против евреев. Запрет против группировки рассматривается в Дании по той же причине. В листовке под названием „И убей их там, где найдешь их, и отвергни их туда, откуда они изгнали тебя“ говорится: „Евреи — люди клеветы. Они коварные люди, которые нарушают клятвы и заветы. Они лгут и подменяют слова. Они несправедливо нарушают права людей и убивают пророков и невинных. Они наиболее серьезны в своей ненависти к тем, кто верит. Аллах запретил нам вступать в союз с ними“. Листовка продолжает поощрять операции мученичества против них». Проще говоря, речь шла о пропаганде терроризма.
Именно в связи с последним «Хизб ут-Тахрир» и был запрещен Верховным судом России, отметившим по ее поводу: «Основные формы деятельности: воинствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям; активная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесению раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением)».
По сути, эта организация представляет собой своеобразную публичную «прихожую террора», где происходит массовое привлечение к радикальной идеологии. Затем сформировавшиеся идейно радикалы находят себя в непосредственно занимающихся террором группировках, в том числе отпочковавшихся от самого «Хизб ут-Тахрира».
Черное знамя джихада над Россией
После разгрома и запрета «Хизб ут-Тахрира» в Узбекистане в 1998—1999 годах, многие члены этой экстремистской организации мигрировали в близлежащие регионы России, где к тому времени уже имелась узбекская трудовая диаспора. Как отмечают исламоведы: «Сравнительно быстрому росту в России в 2000-х годах числа „тахрировцев“ способствовала жесткая политика президента Узбекистана Ислама Каримова, который, ведя активную борьбу против ХТИ (сокращение от „Хизб ут-Тахрир аль-Ислами“. — Авт.), буквально выдавливал ее членов за рубеж… Одна из первых на Урале ячеек ХТИ появилась в Нижневартовске в 1999 году».
Нижневартовская ячейка была выявлена силовиками в 2003—2004 годах, сразу же после запрета организации в России, и состояла именно из граждан Узбекистана. В дальнейшем в Ханты-Мансийском автономном округе (Югре) буквально каждый год обнаруживались новые и новые подпольные ячейки «Хизб ут-Тахрира». Эпицентром их активности до сих пор остается Нижневартовск.
Характерно, что и при описании обысков у нижневартовской ячейки «хизбов» в 2003—2004 годах, и при обысках в 2008 году упоминается о найденном у челябинских активистов организации оружии, включая боевые гранаты и брошюры по взрывному делу.
Сибирские события получили между тем продолжение в Дагестане, и это вполне логично, если учесть, что к 2011 году выходцы из этой республики составляли три четверти в общем потоке трудовых мигрантов с Северного Кавказа в Югре. Приезжая на заработки в богатый нефтеносный регион, дагестанцы, разумеется, посещали местные мечети и там попадали в обработку со стороны активистов «Хизб ут-Тахрира».
Эта партия оказалась для Северного Кавказа, где уже были знакомы с ваххабизмом и «Имаратом Кавказ»*, новинкой. Собственно, разница между «Аль-Каидой», «Исламским государством»* и «Имаратом Кавказ», с одной стороны, и «Хизб ут-Тахриром» или теми же «Братьями-мусульманами»*, с другой, такая же, как между эсерами и большевиками накануне революции 1917 года. Если первые делают ставку на террор как главный метод расшатывания ситуации и прихода к власти, то вторые говорят о необходимости создания политической организации и организации революции, используя социальные проблемы в обществе, и уже в ходе таковой — вооруженном восстании. В 2012 году мне довелось читать на англоязычном сайте «Братьев-мусульман» их полемику с «Аль-Каидой», так вот она целиком построена на доказательстве того, что террор до того, как ситуация в обществе созреет до революции, не позволит прийти к власти.
Центром деятельности «хизбов» в Дагестане стал Кизляр, где 21 сентября 2012 года прошел их митинг, построенный по тому же сценарию, что и двумя днями в Нижневартовске (только масштабней) — проповедь в мечети, затем шествие под черными знаменами, экзальтированные речи, прилюдные топтание и сожжение флага США.
Затем процесс пошел по нарастающей, 9 февраля 2013 года «хизбы» провели митинг в центре Махачкалы, также со своими знаменами и с тем же оратором, что «зажигал» с мегафоном на акции в Кизляре, — Билалом Магомедовым.
Характерно выступление Магомедова перед толпой: «Из тех ли мы мусульман, которые поддерживают режим Башара Асада? (В ответ из толпы закричали: „Нет!“) Поддерживаем ли мы мусульман, которые воюют, чтобы там установился шариат? (В ответ — крики „Да!“) Демократию мы там хотим? (Кричат: „Нет!“) Только ислам! Аллаху Акбар!» Пропаганда против демократического государственного строя вообще типична для «хизбов», на Западе регулярно митингующих с плакатами «No democracy» и «Democracy is a failed system», требуя повсеместного введения законов шариата.
Пошли уличные протесты по любому социальному поводу, столкновения с полицией, в общем, привычная для «хизбов» кампания. Власти предприняли ответные меры, и 27 апреля 2013 года при въезде в Кизляр была задержана колонна из 25 машин с флагами «Хизб ут-Тахрира», в одной из которых находился местный лидер этой организации Магомед Карташов.
По поводу Карташова вскоре вскрылись интересные детали — связи с братьями Царнаевыми, устроившими теракт 15 апреля 2013 года на марафоне в Бостоне. «В прошлом году, когда Тамерлан Царнаев провёл шесть месяцев в Дагестане, у него был гид с необычно глубокими знаниями местного исламистского сообщества — дальний родственник по имени Магомед Карташов. Карташов, который на шесть лет старше Царнаева, — один из самых знаменитых исламистов региона, — писал 8 мая 2013 года в журнале Time американский журналист Саймон Шустер, в ходе расследования посетивший Северный Кавказ. — В 2011 году Карташов основал и возглавил организацию под названием „Союз справедливых“, члены которой выступают за шариат и исламское единство в Дагестане, часто высказываясь против американской политики в исламских странах. Организация публично отказывается от насилия. Но у некоторых его участников есть тесные связи с боевиками, а другие сидели в тюрьме за хранение оружия и соучастие в терроризме… Для Царнаева эти мужчины были сообществом набожных молодых мусульман, с которыми он мог обсудить свои идеи джихада».
В общем-то, в беседах с Шустером члены «Союза справедливых» и не скрывали, что эта общественная организация — не более чем ширма для «Хизб ут-Тахрира»: «Основная идеология организации практически совпадает с „Хизб ут-тахриром“. Обе организации используют одни и те же чёрно-белые флаги и символику, которые украшают дома, офисы и аккаунты в соцсети Facebook кизлярских последователей Карташова. Обе организации полагают, что ислам не просто религия и образ жизни, но также и идеальная политическая система, основанная на мусульманском праве… Некоторые члены организации Карташова признают, что их политика близка к „Хизб ут-тахриру“. „У нас есть многие из тех же самых идей“, — говорит Мухаммад Гаджиев, который является действующим лидером группы, в то время как Карташов находится в тюрьме».
Такие вот, опять же, мирные «хизбы», якобы отказывающиеся от насилия, но после бесед о джихаде с которыми парень из Бостона устроил кровавый теракт…
И вот тут, после ареста Карташова, на сцене и появляется Али Чаринский — 8 марта 2013 года на официальном YouTube канале организации «Хизб ут-Тахрир» в России появляется его видеообращение «Беспредел силовиков».
27 сентября 2013 года «Хизб ут-Тахрир» устроила скоординированную акцию у мечетей России — пикеты ее активистов с плакатами прошли у мусульманских культовых зданий в Москве, Петербурге, Казани и Западной Сибири. Самым ярким в ходе акции стало эмоциональное выступление мигранта из Узбекистана Сирдорбека Ситдикова у входа в московскую мечеть «Ярдям», слова которого многие верующие сопровождали криками «Аллах акбар!»
Так вот, на одном из видео в Интернете мне удалось позже обнаружить, кто снимал на видеокамеру выступление Ситдикова — тот же Чаринский. Да тот особо и не скрывал знакомство с задержанным «хизбом». 10 сентября 2015 года Чаринский написал, разместив скриншот с записанного 2013 году на видео выступления Ситдикова у мечети «Ярдям»: «Я помню всех этих смелых ребят. Многих из этих ребят посадили, кому-то уже предъявили обвинения, и они отбывают срок».
26 сентября 2014 года у московской Исторической мечети произошли массовые беспорядки, когда около сотни верующих неожиданно пошли на штурм автобуса ОМОНа. И удивительно — все это тут же снимал на камеру тот же Чаринский. Попав 1 октября 2014 года на радио «Говорит Москва», он заявил, что «власти России объявили войну мусульманам», упомянув в качестве примера запрет в нашей стране «Братьев-мусульман».
Чаринский мутил воду, где только мог, вплоть до поддержки строительства мечети прямо напротив православного собора в подмосковной Коломне. Через какое-то время эту вредную публику удалось выдавить из Москвы, и ее приютила Украина. Знала бы она, какую змею пригрела на груди и что она неминуемо со временем отплатит ей злом — теми же беспорядками и митингами, которые пойдут вслед за исламистской пропагандой. Пока же эта публика проводит кампанию в поддержку крымских «хизбов».
* Деятельность организаций запрещена в РФ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео