В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Кокорин вернется еще сильнее». Самый дерзкий грузин РПЛ — о Джикии, Джано и лишнем весе

Защитник «Арсенала» Гиа Григалава дает интервью корреспонденту Sport24 Александру Мужйжнеку. Из него вы узнаете:

«Кокорин вернется еще сильнее». Самый дерзкий грузин РПЛ — о Джикии, Джано и лишнем весе
Фото: Sport24Sport24

Самая жесткая сгонка веса в карьере — как это было;

Видео дня

Какой европейский чемпионат подошел бы Джикии;

В много переписанных футболистов. Это правда?

Игрок с худшим музыкальным слухом, по версии Григалавы, — . Что он слушал?

Какие требования были у Кононова в «Арсенале».

— В «Арсенале» больше всего лишних килограмм из отпуска привозите вы?— Чтоб было, над чем работать. Сборы для чего? Чтобы приводить себя в порядок. А иначе к чему готовиться? Зачем эти два с половиной месяца? И недели хватало бы. Не понимаю людей, у которых нет лишнего веса, а они еще форму набирают. Нужен стимул. Вот и приходится специально есть, ха-ха!

— Весы под вами никогда не ломались?— Сами — нет. Но было желание их сломать. Сильное. Вы не думайте, что я больше всех ем. Некоторые целый день уминают сладкое и не поправляются. Просто у меня склонность [к полноте]. Так не у всех грузин. разве толстый? У того же Кверквелии не видел этой склонности. Пока со мной не начал отпуск проводить!

— Ваш максимальный вес?— 106. В «Волге», 2012 год. Это после болезни еще было.

— А игровой какой?— Давно установился на 93-94. Сейчас в «Арсенале» я самый тяжелый. Визуально не скажешь, что я могу весить 93. Хотя когда вешу столько, я очень худой.

— Самая жесткая ваша сгонка веса?— При Божовиче в . За 12 дней — почти 10 килограмм. Подстегивал еще и спор с ребятами — Хагушем, Берхамовым, Комбаровым. У кого что — скажем, в хорошем магазине что-то купить. Пришлось ребятам раскошелиться.

— Как сбрасывали?— Ничего такого. Приехал я с весом за сотку. Тренировки у нас были двухразовые, погода стояла отличная, помогала. Только за питанием пришлось следить. Ел в три-четыре раза меньше, чем остальные. Практически не ужинал. Но если надо будет, скину еще больше. Не проблема.

— Любимое грузинское блюдо?— Определенного нет. Люблю все — может, в этом и причина веса! Дома мама готовит столько, что выбрать что-то одно невозможно. Не зацикливаюсь, допустим, на одних хинкали. Хотя бывает, когда два-три месяца не ел, хочется пойти в хинкальную и заказать.

— В «Арсенале» вы тесно дружите с Хагушем, Берхамовым, Мирзовым и Аджоевым-младшим. Но у вас полно знакомых и в . Общаетесь грузинской компанией — Кверквелия, Джикия, Джано?— Только с Сабой. Шучу, конечно, общаюсь со всеми!

— Хорошо, давайте сначала про него. Соломон рассказывал мне, что его приглашал в сборную России Капелло.— У него был стопроцентный шанс играть за сборную России. Но он как настоящий грузин выбрал Грузию.

— Зато Джикия играет за сборную России. Пытались переубедить?— Я никого не переубеждал! Просто мы неоднократно поднимали эту тему. Но, думаю, выбор в пользу Георгию дался легко. Он здесь родился, вырос, да и для его карьеры это было лучшим решением. Плюс, если бы он выбрал сборную Грузии, то стал бы легионером.

Я выбрал другой путь. Играл за молодежную сборную России. От вызовов в грузинскую отказывался — не считал это нужным. Но когда поступил вызов из основной сборной, все сразу решил.

— Из ушли близкие друзья Джикии — Самедов и Джано. Ему не стало одиноко?— Это все ерунда. Ну ушли, и что? Я со своими близкими друзьями, с которыми дружу с самого детства, не играл вместе ни в одной команде. Есть свободное время, есть телефоны, в конце концов. Конечно, веселее, когда они рядом с тобой, но это не катастрофа. Тем более, сам Джикия играет все время. За себя в «Спартаке» ему переживать нечего. Если Джикии одиноко, пусть в Тулу приезжает!

— Джикия мог бы заиграть в Европе?— Конечно. Думаю, чемпионат со своим атлетичным футболом ему бы подошел.

— «МЮ»?— Нет. Лучше Лондон, Манчестер не очень красивый и удобный для жизни город! Но, мне кажется, сейчас Георгий всем доволен.

— В Англию — в «Лестер» — летом мог уехать Кверквелия.— Да, мы говорили об этом. Что-то не сложилось.

— В любимый клуб Соломона — «Ювентус». Вытеснил бы Кьеллини?— «Ювентус», у Сабы? Впервые слышу. С Сапоговым не путаете? Он-то вообще болен «Юве». Всю историю клуба знает и сходу может рассказать. Я, например, не знаю, что происходило хоть в одном клубе в 1975-м. А Сапогов про «Ювентус» — легко.

— Кверквелия рассказывал мне, как пришел в шок от «Энфилда»: «Еще до игры они обыгрывают соперника 2:0». На «Уайт Харт Лейн» с «Анжи» такие же эмоции?— Трибуны близко к полю, болеют не как в России. Но не сказал бы, что это так уж сильно звучит, не прямо «вау». Больше впечатлила игра в Шотландии за сборную Грузии, когда мы проиграли 0:1 из-за автогола. Как весь стадион пел их гимн — нигде такого ощущения не было. На расстоянии пяти метров друг друга не слышно. Но лучше так, чем играть в тишине и разбирать каждое слово.

— Каладзе — самый крутой грузин, с которым вы поиграли?— Если только Иашвили и Кобиашвили еще. Но таких людей, как Каладзе, не то что в Грузии и СНГ, в Европе мало. Трижды играть в финале Лиги чемпионов, дважды выиграть! Во многом благодаря Кахе в Италии я с детства любил «Милан».

С Каладзе провел пару игр в сборной Грузии — например, с Хорватией. Вели 1:0, но потом Лории дважды за две минуты забили Манджукич и Калинич. Сразу после у нас вышел Джано. Если б не травмы, Джано заиграл бы на самом высоком уровне. Сейчас он ушел в «Крылья» к давно знакомому тренеру. С Божовичем раньше в «Ростове» получился трамплин. Уверен, Джано хорошо завершит сезон, вернется в «Спартак» и еще заявит о себе.

— Окриашвили — такой же талант?— Это один из самых одаренных грузинских футболистов. Просто топ. Играет даже не на половину своего потенциала. Может в три раза лучше, в три раза лучшей команде [чем «Краснодар»]. Сейчас ищет клуб, скоро найдет. И похуже футболисты находят. Много кто захочет видеть Торнике у себя.

— Видели в Грузии переписанных футболистов?— Конечно. Про меня молодого такое постоянно говорили. Больше в шутку, так что реагировал спокойно. Может быть, старше выглядел. Сейчас такого явления вообще, мне кажется, нет. Смысл что-то скрывать? А раньше и с разницей в год играли, и никто не знал. Если документы переделаны — какие могут быть проблемы?

— В «Волге» у вас была настоящая банда грузин. Веселое было время?— Да, прикольное. Вокруг столько земляков, было чем заняться. Но минусов тоже много. Когда «Волга» давала отрицательный результат, то начинали ходить разговоры: «Вот, эти грузины…»

— Об этом Sport24 говорил Хулиан Калеро, помощник Дмитрия Черышева в «Волге». Нарушали там режим?— Нет. Ни у одного моего тренера не было ко мне таких претензий. Что вообще значит нарушать режим? Никто в «Волге» не опаздывал на тренировки, не являлся на них пьяным, не пропускал командные собрания. А то, что ты делаешь за пределами поля, сидишь до полуночи, до часу… Не маленькие же дети.

— Гогуа как-то пропал из «Волги» на месяц. Куда? — Тяжело поверить в эту историю, если вы не были в той команде. К тому же у Гогиты сложный характер. Однажды он проснулся и сказал, что больше не хочет играть в «Волге». Чувствовал себя там некомфортно. Поехал домой, отдохнул, потом вышел снова на руководство и вернулся. Правда, всего на пару месяцев.

— Примерно столько же грузин играло с вами потом в «Пафосе». — Я вообще уезжать не хотел, не нашел себе здесь команду. Ни в первой, ни во второй лиге — я ведь легионер. Созвонился с Кецбаей, он помог. Я полтора года пропустил и находился на грани завершения карьеры. Нужно было набрать форму, вот и решил ехать.

— Как на Кипре вообще думать о футболе?— Я ехал туда не загорать и не купаться. А чтобы мне не говорили потом, сколько времени я пропустил. Думал: не получится вернуться — буду играть за топ-команды Кипра. Поиграл полгода, и хорошо, что не дольше. Пафос — ужасный город. Старый, молодежи совсем нет.

Правда, предложения поступали только от середняков. Уехал в Грузию, снова не играл полгода, потом — обратно на Кипр. Решил, что для меня это последний шанс — слава богу, в «Этникосе» все срослось.

— Какая музыка у вас в телефоне?— Своеобразная, вы такую не знаете. Больше диджеи. Solomun знаете? Вот в этом плане.

Все от настроения зависит. Могу и грузинскую народную включить, когда долго за границей. В общем, разную, только не джаз.

— Что нравится на русском языке?— Например, Баста, . Энергетика хорошая — почувствовал ее, когда попал на его концерт. Сейчас, правда, он меньше нравится. Музыка больше роком отдает, особенно вживую. Оригинальные песни переделывает, и мне совсем не заходит.

— Игрок с худшим музыкальным вкусом на вашей памяти?— Адамов, это вам любой подтвердит. Вся команда Рому травила. Он слушал, как его, Slipknot. Постоянно из машины громыхало. Стоило к светофору подъехать, другие люди у себя сразу стекла поднимали. Тяжелейшая музыка, не знаю, как Адамов это переваривал. Прямо с утра врубал, когда на базе все еще полусонные.

— В раздевалке тоже врубал?— Это сейчас тренеры разрешают музыку в раздевалке, раньше такое было не принято. Наоборот, часто тишина стояла такая, что слышно, как муха летает. У Кецбаи в сборной, у Протасова в «Ростове». Протасов — вообще отдельная тема. Крайне своеобразный тренер. Не все гладко между нами было.

— Кто ваш самый жесткий одноклубник?— Окоронкво. И не просто в команде, а во всей Премьер-лиге. В обычной-то жизни Айзек наоборот самый спокойный. Даже слишком на лайте — на тренировки, бывало, выходил с развязанными шнурками. Если тренер близко знал Айзека, то допускал это. Но вот на поле Окоронкво был нереально жестким, порой чересчур.

— Вы ведь знакомы с Кокориным.— И с младшим, и старшим. Могу сказать о них только хорошее. Каждый раз, когда встречались, оставались исключительно положительные эмоции.

С Сашей мы впервые пересеклись в молодежке. Не хочу вспоминать это время — из-за того поражения Фарерам. До сих пор не могу в него поверить, особенно когда вспоминаю наш состав. Горбатенко, с которым мы сейчас в «Арсенале», Щенников, Ионов, Дзюба, Дзагоев…

— Кокорин вернется на прежний уровень?— Думаю, даже на более высокий, чем вы видели.

— Дзюба — крутой человек?— В каком плане?

— Характер, харизма, чувство юмора.— Я к Артему отношусь нормально. В прошлом сезоне он помог нам подняться на седьмое место в турнирной таблице. Артем — позитивный парень и настоящий профессионал. Что еще сказать? На самом деле в нашем чемпионате очень много таких футболистов — фанатов своего дела, трудяг. Есть и парни, у которых с чувством юмора не хуже, чем у Артема. Мне, например, больше заходят шутки Кантика ( — Sport24).

— Дзюба признавался в любви команде, как перед серией пенальти с Хорватией на ЧМ-2018?— Может, для других игроков подобные моменты важны, но для меня это никакой роли не играет. Если у меня нет настроения, кто бы что мне ни говорил, до меня не достучаться. Если кого-то такие слова подбадривают, лично меня — нет.

— В «Арсенал» вы снова попали к Божовичу, а этот сезон начинали с Кононовым. Что вам нравилось в работе с ним?— Многое. Требования у него топовые. Тот футбол, в который он хочет играть, для меня — идеальный. Это не футбол типа «бей-беги», нацеленный только на результат. В такой играет половина чемпионата. А Кононов ставит зрелищную игру, комбинационную. Он всегда просил разыгрывать мяч. Оптимальный подход.

— «Спартак» правильно сделал, что выбрал Кононова?— Нужно время. Но, думаю, чем сильнее исполнители у него будут, тем лучше будет игра.

— Джикия доволен Кононовым?— Да, его все устраивает. Футболист, который играет, всегда доволен.

— Тогда чем Кононова не устроил Джано? — Без понятия. Допускаю, что Джано просто не хотел получать в «Спартаке» по 15 минут игрового времени.

— Вы сказали про футбол «бей-беги». У Черевченко — не такой?— Нет. Также стараемся разыгрывать мяч, играть в футбол. Не всегда получается. Но посмóтрите, что будет в чемпионате и кубке. Думаю, мы можем играть лучше, чем сейчас. Седьмое место в прошлом сезоне — не случайность.

Вспомните «Ростов», который чуть не стал чемпионом. В этом чемпионате возможно все. И мы способны в еврокубки попасть. Это очень тяжело, но реально. Надеюсь, уже в ближайшем будущем.