Ещё

«У каждого региона своя политическая конъюнктура». Дальний Восток вернется к прямым выборам глав? 

Фото: РИА "ФедералПресс"
Депутаты решают
Переход на новую модель избрания мэров в  начался после реформы местного самоуправления, которая позволила регионам самим решать — выбирать главу муниципального образования на прямых выборах или оставить право голоса только за депутатами. В 2014 году уже отмечали повальную тенденцию к отмене прямых выборов мэров во всех российских регионах. Спустя четыре года в стране остался десяток крупных городов — административных центров субъектов РФ, в которых глав выбирали всеобщим народным голосованием. Три из них — дальневосточные , и .
Но осенью 2018-го о возврате прямых выборов мэров вдруг заговорили во . Город в это время в очередной раз остался без своего руководителя, впервые выбранного, кстати, по новой для приморской столицы схеме — народные выборы местные депутаты решили отменить еще в 2015 году, после ареста в 2016-м году городской администрацией на протяжении полутора лет руководили исполняющие обязанности главы.
В ноябре власти вошедшей в состав ДФО  «в ответ на запрос населения» решили поменять региональное законодательство и вернуть прямые выборы в . В последний раз они проводились в столице Бурятии в 2007 году, затем в Устав города внесли изменения, по которым мэра выбирают из числа депутатов горсовета, он одновременно исполняет обязанности председателя горсовета и главы города, а также нанимает сити-менеджера, который руководит городской администрацией. Уже в декабре 2018-го бурятские депутаты упразднили должность городского управляющего, тем самым практически вернув старую схему, когда мэр возглавляет исполнительную власть.
Буквально в то же время во втором, присоединившемся к ДФО регионе — , тоже заговорили о возвращении прямых выборов мэра (модель городской власти здесь аналогична той, что до сентябрьских выборов остается в Улан-Удэ). Сначала предложили наделить депутатов правом самим определять способ выбора главы Читы, а затем депутаты выступили с более радикальной позицией — вообще исключить возможность непрямых выборов мэра и вернуться к прежней системе, когда глава является руководителем администрации. А до этого и врио губернатора Забайкалья заявлял, что готов вернуть всенародные выборы главы Читы, если горожане это решение поддержат. Но пока других движений в сторону изменения текущей модели в Забайкалье не совершалось.
Что не запрещено — то разрешено
По мнению политолога Марата Баширова, о какой-то тенденции к массовому возвращению к прямым выборам мэра все-таки речи не идет. Но и запрета на переход на эту форму избрания в России нет.
«Федеральное законодательство не запрещает прямые выборы мэров, это определяет каждый регион самостоятельно, в первую очередь, на уровне органов местного самоуправления. То есть они ищут для себя оптимальную модель. И то, что некоторые регионы, попробовав модель с сити-менеджерами возвращаются к прежней, говорит о том, что в стране есть политический плюрализм. Идет процесс поиска, каждая территория определяется с этой формой управления исходя из того, что у них получается. Все города разные — где-то нужны такие конструкции как, например, в Москве, а в Улан-Удэ наверняка нужна другая. Поэтому здесь нет ничего критического — это обычный политический процесс в стране. И очень важно, что этот процесс поддерживает ключевая партия — . Понятно, что без централизованной установки из Москвы такие процессы в регионах были бы невозможны», — объясняет политолог.
В обеих моделях избрания главы города есть свои плюсы и минусы, считает приморский политолог .
«Отмена прямых выборов действительно имела положительные аспекты — уменьшалось количество конфликтов между муниципальной и региональной властью, но в то же время закладывала определенную мину. Недовольство населения работой городских властей, переносилось с уровня главы на уровень губернатора или руководителя субъекта федерации. То есть фактически губернатору приходилось брать на себя ответственность перед населением за работу своего назначенца», — подчеркивает Сергей Гребенюк.
Несмотря на то, что конкурсная процедура отбора мэра представляется как независимое решение депутатов и конкурентная процедура, население понимает, что во главе этого действа — власти региона, которых можно винить во всех городских проблемах. А в случае же прямых выборов, градоначальник получает от избирателей мандат доверия и несет перед ними персональную ответственность. Конец 2018 года показал, что политическая система не демонстрирует стабильность и даже можно сказать, находится в разбалансированном состоянии. И в таких условиях непрямые выборы градоначальника — еще один фактор риска для губернатора, а вовлечение населения в выборный процесс главы муниципального образования повышает устойчивость региональной политической системы, отмечает политолог.
«Безусловно, у каждого региона своя специфика, своя политическая конъюнктура. В тех регионах, где у губернатора сильные позиции и нет никаких рисков, он может позволить себе и дальше сохранить конкурс. А там, где система менее устойчива, губернатору нужно балансировать. Например, в Приморском крае обещание вернуть прямые выборы появилось в рамках предвыборной кампании тогда еще кандидата в губернаторы Кожемяко. Это была одна из его электоральных находок, чтобы заручиться дополнительными симпатиями горожан. Потому что социологические опросы показывали, что запрос на участие в выборах мэра у населения есть. По крайней мере, во Владивостоке. В регионах ситуация может отличаться, но если судить усредненно, то прямые выборы — это своеобразный предохранитель от попадания дальнейшего негатива на уровень региональных властей. В случае прямых выборов есть шанс, что негатив аккумулирует сам глава, утонет он или нет — будет зависеть от него. А если он назначенец, который позиционируется как сторонник губернатора, то бремя всей ответственности будет нести глава региона», — резюмирует Сергей Гребенюк.
Фото:ФедералПресс / Евгений Поторочин
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео