Оголенный нерв и одержимость жизнью: Лондонская школа в ГМИИ 

Оголенный нерв и одержимость жизнью: Лондонская школа в ГМИИ
Фото: Москва24
В Пушкинский музей из Тейт привезли выставку Лондонской школы — одно из самых важных послевоенных объединений в искусстве, непредставленных в наших музеях. Арт-критик считает, что смотреть выставку нужно обязательно, даже если вы не большой любитель искусства ХХ века. Выставка, открывшаяся в Пушкинском, впервые была показана три года назад в Штатах и с тех пор объехала примерно полмира — Лондон, , , Орхус. Такой гран-тур, пропагандирующий важную страницу британского искусства. Тем более интересный, что о многих художниках знают больше по аукционным продажам — картины, особенно Бэкона и Фрейда, регулярно появляются на мировых аукционах и также регулярно устанавливают ценовые рекорды. Например, десять лет назад купил «Спящую социальную работницу» (огромный портрет обнаженной 130-килограммовой Сью Тилли) на Christie's за $33,6 миллиона, художник еще застал этот счастливый момент. Бэкон же и вовсе входит в пятерку самых дорогих художников в мире — $142,4 миллиона за «Три этюда к портрету Фрейда» на Christie's пять лет назад. Официальная история Лондонской школы началась в 1976 году, когда один из художников, Рональд Брукс организовал в галерее Хейворд выставку «Человеческая глина». На ней, кстати, был и центральный триптих нынешней экспозиции — «Три этюда к фигурам у подножия распятия» Бэкона на ярко-красном фоне. Название той первой выставки Китай взял из поэтического «Письма лорду Байрону» Уистена (его очень любил и переводил Бродский): «По мне, предмет искусства — человеческая глина». Китай же ввел в оборот и термин «Лондонская школа». Шесть художников, которых принято к ней относить, действительно объединены городом (также, как в начале ХХ века была Парижская школа, а ближе к середине — Нью-Йоркская), хотя не все были англичанами: тот же Китай — американец с русско-венгерскими корнями Фрейд, внук основателя психоанализа, как и Ауэрбах, родился в Берлине. Общими оказались художественные принципы. Пока в континентальной Европе и Штатах набирали силу абстракция и концептуализм, на острове выбрали путь отчасти консервативный — классическая техника (холст, масло), фигуративное искусство, в центре которого человек и его взаимоотношения с миром — не слишком радужные, с учетом двух мировых войн. Впрочем, никаким добропорядочным реализмом (какого много в нашей Третьяковке) тут не пахнет. С человеком и его бренным телом на картинах все время происходит неладное — оно корежится, теряет опору, выставляется натуралистичными, но не самыми привлекательными сторонами, как будто на нем проявляются все внутренние травмы даже не модели или художника, а всего поколения. «Я думаю, что искусство — это одержимость жизнью, и, в конце концов, поскольку мы люди, наша самая большая одержимость — это мы сами», — слова Бэкона отлично объясняют суть. В работах «лондонцев» практически нет безымянных персонажей. У изуродованных фигур Бэкона всегда есть прототип, часто его друзья или любовники, женщина с бультерьером Фрейда — его беременная первая жена Кэтлин Гарман, с которой они скоро расстанутся, «Свадьба» Китая и вовсе автобиографична. Манера письма у них различается категорически, но и плотные, жирные, скульптурные мазки Коссофа, и графичная манера раннего Фрейда — суть одного: «проецированная на холст структура чьей-то нервной системы» (слова Бэкона снова). В составе выставки — 80 работ, причем не только главной шестерки, но и примкнувших на разных этапах художников. Достаточно, чтобы составить внятное представление об этой странице искусства и почувствовать телесную хрупкость, как хотели авторы.
Ирина Осипова
Видео дня. Ларисе Долиной удалось помолодеть на 30 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Видео
Больше видео