Украина.ру 11 марта 2019

«Черный корпус»: как в 2014 году власть выпустила из бутылки «азовского» джинна

Фото: Украина.ру
Очень верный вывод из произошедших событий сделала генеральный директор украинского журнала «Фокус» Виктория Светлова (Калкатина), написавшая 10 марта в Facebook: «Не хочу давать оценок происшедшему в Черкассах или где там военизированные молодчики псевдонационалисты в очередной раз показали своё нутро. Я об этом писала ещё во время первых проявлений правого радикализма и разрушения монополии государства на насилие. Но меня тогда упрекали в непатриотизме. Что ж, наслаждайтесь. Да и Петру Алексеевичу время поближе познакомиться с джинном, которого он самолично выпустил из бутылки».
Наверное, не лично Порошенко, но вся пришедшая в 2014 году новая власть. Впрочем, суть от этого не меняется.
Тогда же, в воскресенье 10 марта, лидер «Национального корпуса», первый командир «Азова» Андрей Билецкий заявил на своей странице в Facebook следующее: «Сегодня задержали (главу черкасского отделения „Национального корпуса“, активно участвовавшего 9 марта в драке. — Авт.) Дмитрия Кухарчука (позывной Слип). Он прошел Майдан. Весной 2014-го поехал добровольцем на Донбасс, освобождал Марьинку, оборонял Мариуполь, участвовал в Широкинской операции… Порошенко и Аваков пришли к власти именно благодаря таким майдановцам, как Слип. Тогда их вполне устраивали такие действия. Когда они удержались у власти, защищенные от российских войск опять-таки такими ребятами, как Слип, им также все нравилось. Но когда теперь такие, как Слип, приходят спросить у них, как они воровали и обогащались на крови солдат — они травят их газом, устраивают драку, арестовывают их».
1 марта, как раз накануне боев на киевской Банковой улице и черкасском бульваре Шевченко, заместитель вождя «Нацкорпуса» Николай Кравченко (позывной Крук) опубликовал на аффилированном с партией сайте «Консул» рассказ «Как возник „Черный корпус“: Воспоминание к 5-й годовщине начала нашего партизанского действия».
Как выясняется из этого предельно откровенного рассказа, праворадикалы уже тогда ставили своей целью захват власти, хотя бы в отдельно взятом городе. «В столице мы понимали, что наши силы слишком малы и слабо организованы, поэтому взять власть „здесь и сейчас“ у нас просто не получится, — вспоминает Кравченко. — Наша цель №1 была несколько более реалистичная. Прежде всего нам надо было освободить наших политзаключенных. Этого мы достигли 24 февраля, а уже 25 февраля наш лидер Андрей Билецкий произносил речь в захваченной майдановцами ХОГА (Харьковской областной государственной администрации. — Авт.). Туда он приехал сразу из Холодногорской тюрьмы, даже домой заехал позже… Мы, „Патриот“ (бойцы возглавляемой Андреем Билецким организации „Патриот Украины“. — Авт.) на Майдане, получили первый после освобождения Андрея непосредственный командирский приказ. Нам необходимо было привезти из Киева сотню майдановцев».
Аналогичный марш-бросок несколько сотен бойцов «Нацкорпуса» совершили из Киева в Черкассы и 9 марта, подтвердив имеющийся у них опыт в подобных делах.
«28 февраля на харьковской площади Свободы мы высадили сотню майдановского десанта, — продолжает Кравченко. — Выглядели мы тогда по киевским меркам средне, а по харьковским — угрожающе. К каскам, щитам, палкам и балаклавам столица уже привыкла, а центр Слобожанщины они еще пугали. Революционным маршем мы прошли через главную харьковскую площадь и сильно вдохновили местных майдановцев, из которых за эти три дня Андрей уже успел собрать около двух сотен боеспособных».
В тот же день майдановский десант практически без сопротивления разгромил спортивный клуб «Оплот», принадлежавший одноименной антимайдановской организации. По словам Кравченко, националисты уже начали праздновать победу.
«Под утро Андрей (Билецкий. — Авт.) и группа старшин отправились из «Оплота» в ХОГА, — вспоминает Кравченко. — Харьковский «Правый сектор»* на тот момент существовал больше как бренд, нежели как структура. Боевые ребята были, но действовали они неорганизованно и бессистемно. С «Самообороной» и другими группами, которые находились в администрации, понимание было нестабильное. Мы планировали скоординировать все эти группы и объединить проукраинские силы Харькова. Начать, конечно, стоило с ПС*. В одном из кабинетов на первом этаже правого крыла ХОГА мы собрали объединительное совещание. За предыдущие несколько дней Андрей имел пару бесед с Дм. Ярошем, и тот согласовал Билецкого командиром «ПС — Восток». Нас интересовало в то время только военное крыло… На том совещании мы создали первую структуру собственно харьковского «Правого сектора»*, руководителем которого был назначен я. Минут через десять — пятнадцать после моего назначения начался штурм…»
Кравченко подробно описывает штурм как очевидец событий изнутри здания. Как известно, часть майдановских боевиков была 1 марта 2014 года взята в плен, выведена из ХОГА и поставлена на колени. Однако часть смогла прорваться. «Как оказалось, Андрей (Билецкий. — Авт.) устроил драку на лестнице, растворился в толпе и так вышел из ХОГА… С помощью нескольких охотничьих ружей, они (Билецкий с группой бойцов. — Авт.) остановили автобус и поехали из города. В лесах под Полтавой я догнал своих, — вспоминает Кравченко. — Именно здесь, в заброшенном пионерском лагере, и родился „Черный корпус“. Конечно, тогда еще не было у нас никаких черных мундиров, и названия никакой не было, но уже был наш личный состав, наша основа… Так началась история нашего партизанского отряда. Через несколько дней мы вернемся в Харьков. А через несколько месяцев мы вернем Харьков…»
На этом рассказ Кравченко заканчивается. Не поясняет он и происхождения названия их «партизанского отряда», хотя отсылка к гитлеровским СС совершенно очевидна — «Черный корпус» фигурирует и на значках воинства Гиммлера, и в названии газеты, выпускавшейся для «охранных отрядов» Третьего рейха. Не забудем и то, что эсэсовцы также носили полностью черную форму.
О дальнейших подвигах новоявленных эсэсовцев можно узнать из других публикаций. Оказывается, 14 марта 2018 года Кравченко дал интервью сайту «Цензор.нет», где сначала повторил сказанное ныне с дополнительными деталями: «27 февраля мы организовали два автобуса с киевского Майдана в Харьков. Националисты, „Правый сектор“*, „Патриот Украины“, ультрас. Приехали и пошли маршем от ОГА. Где-то двести человек, трудно подсчитать». Среди оборонявшихся 1 марта в областной государственной администрации он упоминает, что «Черкас, Билецкий, Троян были с нами».
Активист «Патриота Украины» Вадим Троян позже станет командиром штаба «Азова», затем руководителем Главного управления МВД в Киевской области, потом — первым заместителем руководителя Национальной полиции Украины, и в завершение с 2016 года по нынешний момент — заместителем министра внутренних дел. Черкас — это позывной еще одного давнего активиста «Патриота Украины» Игоря Михайленко, осенью 2014 года после ухода Билецкого в Верховную Раду принявший командование «Азовом», а ныне возглавляющего «Национальные дружины».
6 марта 2014 года бойцы Билецкого вернулись с ним в Харьков и обосновались на Рымарской улице, 18 в здании общества «Просвита». «Начали на Рымарской строить крепость. Заложили окна мешками с песком, забили заднюю дверь. В комнатах стояли бочки с водой, огнетушитель. С двух сторон на крыше нашего здания мы разместили „коктейль-бары“. Представь — центр города, на ХОГА флаг РФ, а у нас в окнах мешки с песком и флаг Украины. Мы собирали оружие: травматическое, охотничье, лопаты, черенки от кирки, „коктейли Молотова“. Двадцать человек дежурили постоянно. Организовали мобилизационный центр, мини-штаб», — вспоминает Кравченко.
14 марта 2014 года активисты «Оплота» предприняли штурм здания, в ходе которого националисты застрелили двух и ранили четырех человек (что характерно, судя по данным полиции, все убитые и раненые — жители Харькова). Праворадикалов задерживает приехавшая милиция, данные протоколов которой затем оказались в блогах. Из них известны фамилии 38 задержанных (пресса изначально называла цифру около 30 человек), среди которых есть и Николай Кравченко, и упоминаемый им в интервью участник бойни Даниил Яковлев.
«Всех ребят развезли в райотделы. Андрею (Билецкому. — Авт.) и еще двум людям удалось избежать этого (в который уже раз! — Авт.), сбежать», — рассказал 30 июня 2015 года интернет-телеканалу UKRLIFE.TV глава информационной службы «Азова» Степан Байда.
Из протоколов становится ясней и имевшийся тогда у праворадикалов арсенал. Это охотничьи ружья — самозарядные «Алтай» (калибр не указан, чаще всего ружье этой модели имеет 12-й) и «МЦ 21-12» (12-го калибра), двуствольное «ТОЗ-БМ» и одноствольное «ЗК» 1949 года (оба 16-го калибра), обрезы двуствольного «ТОЗ-Б» и еще одного неназванного охотничьего ружья 1952 года (оба 16-го калибра). Плюс самодельная винтовка калибра 5,6 мм, а также два револьвера Флобера (один «родного» калибра 4 мм, другой переделан под боевые патроны калибра 5,6 мм),
Помимо этого, на опубликованных фотографиях присутствует и охотничий карабин на основе автомата Калашникова или самозарядного карабина Симонова с примкнутым магазином, явно не подходящий ни под один из пунктов перечня в протоколе (если только это не та самая самодельная винтовка), а также ручной гранатомет типа «Муха» (видимо, незаряженный, так как иначе бы его пустили в ход во время боя).
Но все эти шесть охотничьих ружей (включая два обреза), одна малокалиберная самодельная винтовка и два револьвера — на более чем тридцать человек. То есть даже после долго сбора оружия праворадикалам тогда его откровенно не хватало.
Что было дальше, рассказывает Байда: «Всех закрыли в ИВС (изолятор временного содержания. — Авт.) харьковский. Удалось дойти до договоренности, что всех наших, которые были в ИВС, переведут в полтавский ИВС, и они там свои маленькие сроки по трое—четверо суток досидели и начали выходить».
После этого, по словам Байды, у «Черного корпуса» наметилась некая неопределенность вплоть «где-то до середины апреля» 2014 года. Все изменилось после того, как 7 апреля 2014 года харьковчане вновь заняли здание областной государственной администрации и провозгласили Харьковскую народную республику. Неонацисты понадобились власти.
Байда вспоминает: «То ли руководство наше как-то вышло, то ли нам предложили власти. Подробностей не знаю… Но тем не менее, контакт уже с руководством страны появился… Еще Харьков был неспокойный. Начали делать выезда. В одном из выездов получился конфликт на границе с Харьковской областью с „Беркутом“, который понял, кто это едет. Харьковский „Беркут“… В Харькове милиция была тогда вся абсолютно пророссийская, антиукраинская… Жестоко тогда ребят наших избили, прикладами били».
Опять-таки, по словам Байды: «Мы эти времена вспоминаем как времена „арматурных войск“, у нас „палочки“ были, и все… Не вооружило нас еще государство».
Дата описанного выше события известна — 12 апреля 2014 года. На этот день «Патриот Украины» назначил в Харькове «марш за единство Украины», и на него везли из Киева боевиков, судя по тогдашним данным СМИ — под сотню человек. Интересно, что среди них были члены С14 во главе с Евгением Карасем. Но это уже отдельная история.
Позже десант все-таки удалось доставить в Харьков. «Публика, которая собирается идти на соответствующие (пророссийские. — Авт.) мероприятия, заранее отлавливается, с ней проводится „профилактическая беседа“, и уже никто никуда не идёт. Мы провели три-четыре задержания. Информация о том, что в Харьков заехали сто „чёрных человечков“, которые жёстко расправляются с сепаратистами, распространилась между ними очень быстро», — заявил 23 апреля 2014 года «Газете по-украински» пресс-секретарь «Правого сектора — Восток» Игорь Мосийчук, затем ставший одним из заместителей командира «Азова».
«Участие нескольких сотен ребят из «Патриота Украины» в содействии охране общественного порядка в Харькове 13 и 20 апреля, в тесной координации с МВД и СБУ, поставило крест на попытках Москвы «взорвать» ситуацию в Харькове… Помню, как ребята Андрея Билецкого в черной форме ездили в те дни по Харькову колонной автомобилей и одним своим видом давали понять — Харьков есть кому защитить от сепаратизма и то, что случилось в Донецке и Луганске, у нас не пройдёт!» — пишет в своей колонке, опубликованной 5 мая 2015 года в авторском блоге на «Украинской правде», советник министра внутренних дел Антон Геращенко.
«Наш последний выезд в Харьков — 1 мая (2014 года. — Авт.). Два автобуса и несколько машин — это около ста человек. В одинаковой униформе, в балаклавах, с арматурой, несколько ружей, травмат. Реально мы имели страшный вид», — вспоминал Кравченко в интервью «Цензор.нет».
География карательных выездов праворадикалов, базировавшихся в киевском отеле «Казацкий», между тем расширяется. «Следующим нашим пунктом после Харькова стал Мариуполь, — продолжает Байда. — Мы туда отправились и не дали захватить, по-моему, городскую управу… Все теми же „арматурными войсками“… Оружие тогда у нас было — охотничьи ружья, автомат». На видео и фото «черных человечков» в последних числах апреля — первых числах мая 2014-го действительно присутствует старенький АК-47.
Более конкретен в своих воспоминаниях, опубликованных 5 мая 2015 года в блоге на сайте «Украинской правды», советник министра внутренних дел Антон Геращенко: «В конце апреля (2014 года. — Авт.) ко мне обратились Андрей (Билецкий. — Авт.) и Олег (Однороженко, один из лидеров „Патриота Украины“, позже заместитель комбата „Азова“ по воспитательной работе. — Авт.) с идеей организовать „выселение“ сепаратистов, захвативших и удерживавших уже несколько недель здание городского совета Мариуполя. Такой штурм был проведён 24 апреля… На мне… была функция координации пропуска ребят, съезжавшихся в Мариуполь со всей Украины».
«По уточнённым данным, штурм начался около 3:20, в здание ворвалась группа лиц в штатском с масками на лицах, вооружённая битами, от 30 до 35 человек, и начала избивать активистов ДНР, — сообщал 24 апреля 2014 года сайт «Мариупольские новости». — Часть дежуривших в горсовете была избита и заперта в служебном помещении, находящемся в холле мэрии. У одного из защитников горсовета была сломана нога, у других — телесные повреждения разной степени тяжести. Нападавшие выбивали двери в помещениях и преследовали по этажам людей. Часть представителей ДНР забаррикадировалась на этажах здания. После этого у мэрии появились правоохранители, а сами нападавшие уехали на машинах. Пока сообщается о трёх автомобилях, среди которых, по заявлениям людей из горсовета, был транспорт с киевскими номерами».
Из здания городского совета националистов, прибывших из Киева, выбили. «Это стало толчком к тому, чтобы нас вооружать», — признается Байда. 26 апреля 2014 года «Правый сектор»* выпускает видео, на котором «черные человечки» заявляют, что «берут на себя миссию освобождения всего Юго-Востока» от пророссийских сил.
4 мая 2014 года при МВД был официально создан батальон «Азов», его бойцам (которые еще несколько месяцев носили шевроны «Черный корпус») выдано оружие из арсеналов. «Утром „азовцы“ проехали по Мариуполю колоннами автомобилей в чёрной форме, с оружием. Это была демонстрация силы, которая должна была показать, что Мариуполь был и остаётся украинским городом», — говорит Геращенко.
Вот только сейчас эта сила, окрепнув, готова взять своё даже у президента Украины…
* Деятельность организации запрещена в РФ
Комментарии
Другое , Дмитрий Кухарчук , Вадим Троян , Николай Кравченко , Евгений Карась , Андрей Билецкий , СБУ , МВД , Верховная Рада , Украинская правда , Мариуполь , Полтава , Харьков , Черкассы
Читайте также
В Moscow Times сообщили, что убитый при стрельбе в Москве не был журналистом издания
В Госдуме предложили показывать киножурналы перед сеансами в кинотеатрах
Последние новости
Конец эпохи Порошенко. Украина выбрала президента
Порошенко поздравил Зеленского с победой
В штабе Зеленского рассказали о планах в отношениях с Россией