ТАСС 11 марта 2019

Фантомный президент. Как в Алжире пытаются сохранить преемственность власти

Фото: ТАСС
Отправной точкой нынешних событий в Алжире, который нечасто появляется в ленте мировых информагентств, послужило выдвижение в феврале правящей коалицией действующего президента Абдельазиза Бутефлики на пятый президентский срок. 82-летний глава государства, перенесший в 2013 году тяжелый инсульт, с тех пор практически не появлялся на публике. Передвигаясь в инвалидном кресле и имея проблемы с речью, глава государства много времени проводил на обследованиях в зарубежных клиниках.
Вызывающее решение президента
За последние почти семь лет он ни разу вживую не обратился к нации. Как правило, его заявления зачитывали дикторы или официальные представители, а эфир телевидения изредка наполнялся беззвучными протокольными съемками. Однако эти обстоятельства не помешали политику в 2014 году одержать уверенную победу на выборах, и, похоже, на это же правящие круги рассчитывали и сейчас, но люди не захотели больше молчать и начались протесты.
Решение о выдвижении Бутефлики выглядит тем более вызывающим, что после проведенной в 2016 году конституционной реформы было восстановлено ограничение президентских полномочий только двумя сроками по пять лет, снятое в пользу действующего президента в 2008 году. Эта поправка делает очередное продление мандата президента неконституционным в принципе.
Фактически страной уже много лет управляет небольшая группа людей, куда входят представители армии, причем не из числа «ветеранов гражданской войны», которых Бутефлика, придя к власти, отправил на пенсию, а также бизнесмены и некоторые наиболее приближенные к президенту политики. Членами этой группы называют, в первую очередь, брата Бутефлики Саида, известного своей лояльностью к президенту начальника штаба армии и замминистра обороны Ахмеда Гаида Салеха, а также крупного алжирского бизнесмена и промышленника Али Хаддада, считающегося одним из богатейших людей страны.
Не смогли договориться о преемнике
Нынешний статус-кво, когда страной лишь де-юре управляет президент, давно превратившийся в некую фантомную фигуру, от чьего имени принимаются решения, вполне устраивает правящую верхушку. И если за все эти годы внутри нее так и не смогли договориться о преемнике, то сложно ожидать, что это будет сделано сейчас, когда народ внезапно отказался принимать навязываемое ему очередное виртуальное правление Бутефлики. И косвенно отсутствие компромиссной фигуры подтверждает недавнее «обращение» президента к народу, в котором он пообещал «в случае избрания его президентом в очередной раз объявить в течение года досрочные выборы в стране и уже не выдвигаться на них кандидатом». То есть даже на фоне массовых волнений власть предержащие продолжают проталкивать свой вариант, причем всеми правдами и неправдами.
Сложно сказать, в курсе ли собственно президент того, какие заявления выпускаются в эфир от его имени. Тем временем алжирская оппозиция требует отставки Бутефлики, роспуска правительства и объявления в стране переходного периода.
Здоровью президента «ничто не угрожает»
Алжирская общественность призывает применить 102-ю статью конституции, предусматривающую в случае тяжелой и продолжительной болезни президента назначение председателя парламента временным главой государства с последующим проведением досрочных президентских выборов. Избирком заявляет о необходимости личного присутствия претендентов при подаче документов на регистрацию их кандидатами в президенты. Национальный совет профессионального объединения врачей Алжира предупреждает о недопустимости фальсификации медицинских справок, которые предоставляются в Конституционный совет. Но все эти призывы, требования, заявления остаются без ответа.
В условиях, когда по малейшей утечке информации граждане страны пытаются понять, каково же реальное состояние здоровья президента (особенно в то время, когда он лежал в женевской клинике, а швейцарские газеты периодически публиковали материалы о резком ухудшении его самочувствия), министр почты, информационных и телекоммуникационных технологий Алжира Худа Иман Фераун неожиданно зачитывает в эфире обращение Бутефлики по случаю Международного женского дня, в котором президент приветствует мирные демонстрации. 10 марта Бутефлика вернулся на родину после более чем трехнедельного отсутствия. Предвыборный штаб как ни в чем не бывало заявил о завершении рутинного медицинского обследования президента, здоровью которого «ничто не угрожает».
Куда движется Алжир
К чему может привести дальнейшее игнорирование настроений общества, сложно сказать. Но очевидно, что градус страстей только нарастает. Когда в 2011 году заполыхали соседний Тунис, Египет, а следом и Ливия, Алжир выстоял. Тогда еще вполне дееспособный Бутефлика инициировал проведение реформ в стране, и пламя всепожирающей «арабской весны» обошло Алжир стороной. С годами ситуация в стране усугубилась.
При этом старшее поколение — те, кто помнит гражданскую войну 1992-2002 годов — очень чувствительно относится к возможным потрясениям: слишком свежа еще память страшных событий, унесших жизни 250 тыс. алжирцев. Поэтому к происходящему в стране они относятся с определенной толерантностью, в том числе и к фигуре пусть глубоко больного и немощного Бутефлики. Ведь в отличие от того же Туниса и отчасти Египта алжирцы в подавляющем большинстве не испытывают ненависти к президенту.
Напротив, многие до сих пор благодарны Бутефлике за то, что он смог остановить кровопролитие. Пусть не все простили ему акт общенационального примирения и амнистию исламистов, не совершивших тяжких преступлений, но восстановление мира, стабильности и спокойствия в стране, отмена чрезвычайного положения, формально действовавшего до 2011 года, а также последующее проведение ряда реформ и преобразований — это заслуга президента, которую бесспорно признают. Более того, живы еще те, кто помнит его роль в войне Алжира за независимость от Франции. Но в стране половина населения — в возрасте до 30 лет. Молодежь мало видела президента и готова действовать отчаянно и бесстрашно, так как многим из них нечего терять: высокая безработица, многолетняя стагнация, отсутствие перспектив — все это толкает студенчество и молодежь на улицы.
Общество выжидает
Молодежь составляет основную массу демонстрантов, которые стихийно и спорадически выходят в Алжире на акции протеста против пятого срока президента с конца февраля. По мнению аналитиков, молодежный характер народных выступлений во многом объясняет отсутствие явных идейных лидеров протестующих. По сути, это движение стало спонтанной реакцией на пренебрежение общественным мнением в условиях отсутствия в стране реальной оппозиции.
Сейчас, даже несмотря на продолжающиеся митинги и выступления в Алжире, в обществе все равно сохраняется определенный выжидательный настрой. Жители еще надеются, что власти передумают и, возможно, отложат выборы (в прессе уже обсуждались сценарии отсрочки на 10–12 месяцев, спровоцированные некой утечкой информации из властных кругов). В любом случае, сейчас ключевой датой является 13 марта — крайний срок, когда Конституционный совет страны должен обнародовать списки кандидатов по завершении рассмотрения документов выдвиженцев.
Пока народ еще ждет уступок от власти, но бунт уже назревает. Градус недовольства будет определяться действиями властей: будут ли они продвигать исключительно свои интересы, прикрываясь одновременно высшими интересами государства и угрозой неких внутренних и внешних врагов, якобы стремящихся вернуть страну в кровавые годы. Как раз об этом говорил в своих заявлениях от имени армейского командования глава генштаба. Вместе с тем, по мнению аналитиков, в Алжире, уже пережившем войну и исламистов на рубеже тысячелетий, сейчас этой угрозы нет. Власть же тем временем придумала оригинальный способ отвлечь студенчество, объявив досрочные каникулы и приказав зачистить студенческие городки от их обитателей.
"Старший брат" наблюдает
Есть еще один аспект, который нельзя не упомянуть в контексте событий в Алжире, — реакция Франции, с трудом оторвавшей от себя Алжир несколько десятилетий назад и до сих пор очень трепетно и чувствительно относящейся ко всему, что происходит в этой стране. Официально Париж хранит молчание, но за событиями в Алжире там очень внимательно следят. И немудрено: во Франции, по разным данным, проживают от двух до четырех миллионов выходцев из Алжира, и в случае нестабильности и потрясений к «старшему брату» побегут сотни тысяч новых беженцев.
Во Франции до сих пор помнят историю 15-летней давности, когда после разрушительного землетрясения 2003 года тогдашний президент Франции Жак Ширак прибыл с визитом к Бутефлике, и в одном из районов алжирской столицы толпа встретила его, скандируя: «Ширак, визы, визы!» Стоит ли упоминать, что во многом протесты в Алжире были вдохновлены акциями «желтых жилетов» в Париже, а пятничные алжирские выступления эхом отзывались на улицах французских городов, куда в знак солидарности с алжирцами выходили их кровные братья. Поэтому, безусловно, стабильность в Алжире — в числе приоритетов Парижа. Самим же алжирцам пока остается только ждать, кто — власть или народ — окажется гибче.
Комментарии
Другое , Жак Ширак , Генштаб , Алжир
Читайте также
Многодетную семью поселили в аварийном доме
Проверка пройдет на Цуголе после сообщения об издевательствах над солдатами — Мордова
Последние новости
Таксисты составили около 20% самозанятых, вставших на учет с начала года
Окрепший после ранения дальневосточный леопард в Приморье сломал фотоловушку
Депутат: Текслеру в Челябинской области предстоит разобраться с ТКО и недостроенным метро