Ещё

Сергей Лавров по кличке Лось: экстремальный отдых главного дипломата 

Сергей Лавров по кличке Лось: экстремальный отдых главного дипломата
Фото: ИД "Собеседник"
Министру иностранных дел  хватает острых эмоций на службе. Но и хобби у него тоже экстремальное — в свой отпуск он сплавляется по горным рекам.
В одной лодке
С кем сплавляется глава :
 — директор филиала «Бриллианты АЛРОСА»
 — бывший разведчик, профессор , ведущий «Эха Москвы»
 — исполнительный директор
Михаил Немойтин — предприниматель
 — чрезвычайный и полномочный посол РФ в 
Виктор Коннов — экс-руководитель Россотрудничества в Китае
 — юрист-международник
Опасность выше среднего
На 12–14 дней в году при любой загрузке и международной обстановке Сергей Лавров отправляется в сплав по горным рекам в одной и той же компании, костяк которой сформировался еще в его ранней молодости.
— Вначале мы сплавлялись в , — рассказал «Собеседнику+» бессменный участник водных походов, бывший разведчик Юрий Кобаладзе. — Потом оказались в Горном . И последние лет 15, а то и 20 мы сплавляемся по реке Катунь. Это трудная речка. Конечно, мы избегаем совсем уж опасных участков, в самое пекло не лезем, но в целом — и смывало нас, и тонули, и плоты ломались. Все было. Конечно, это не «шестерка» (один из высоких порогов сложности. — Ред.) и не экстремальные проходы, но все же сложность — выше среднего.
Обжег ногу в бульоне
— В лодке у всех нас, несмотря на чины и звания, одинаковая функция — грести и справляться с порогами, — продолжает Юрий Кобаладзе. — Иногда мы влетали в такие пороги! Особенно в первый год. Я помню, Лавров вел себя просто героически, когда его посадили даже не на плот, а в резиновую надувную лодку, которую швыряло по порогам, как поплавок. И ничего — справился. Мы долго тогда не могли выбраться, потому что течение было очень сильное, и он, вылезая из воды, еще и палец на ноге сломал. Какое-то время так и ходил со сломанным пальцем, терпел. С тех пор за ним кличка закрепилась среди нас — Лось. Лось — все терпит.
Помню, как-то Лавров наступил в ведро с горячим хашем и обжег себе ногу. Было темно, мы все усталые, ужин на костре. Лавров оступился и ногой попал в горячий наваристый бульон. Я стоял рядом и видел, как у него спортивные брюки растворялись на глазах. С таким ожогом его, конечно, отправили в больницу, — вспоминает Кобаладзе.
«Можем министра пригвоздить!»
На земле у всех в команде свои функции. Кто-то ставит палатки, кто-то готовит ужин.
— Я к готовке блюд никого не допускаю — это мое, — говорит Кобаладзе. — А Лавров — костровой. Дрова рубит и пилит здорово. Мы всегда вспоминаем историю, как вымокли все насквозь, проливной дождь шел. Так вот Лавров под этими потоками воды умудрился как-то найти одну сухую спичку и с первого раза развести огонь.
Вечер после целого дня сплава — лучшее время.
— На земле мы поем песни под гитару, купаемся, ходим в мини-походы по окрестностям, грибы собираем, рыбу ловим — занимаемся всем тем, чем обычно занимаются туристы, — выдает секреты бывший разведчик. — А вечером, когда я приготовлю вкуснейший обед, изысканный, из нескольких блюд, все собираются вокруг стола и начинается безудержное веселье. Особенно если в лесу находим компанию девушек — то вообще. Там же ходят туристы. А когда узнают Лаврова, то от желающих посидеть с нами отбоя нет. Мы обо всем разговариваем. И о политике тоже. Но мы, естественно, не задаем Лаврову деликатные вопросы, на которые ему было бы неприятно отвечать. А вообще публика мы такая, что за словом в карман не лезем, можем и министра пригвоздить!
Даже сейчас у «команды Лаврова» во время сплава — никакой охраны. Но на всякий случай у министра, конечно, есть спутниковый телефон. Бывало, по нему для главы МИД вызывали экстренную помощь.
— Как-то Лаврову попала соринка в глаз — он, по-моему, менял линзу и занес какую-то инфекцию, — привел пример Кобаладзе. — Но Сергей легкомысленно к этому отнесся, продолжал купаться, и началось сильное воспаление. Видим: глаз красный, отек. По спутниковому телефону вызвали врачей. Прилетело два вертолета. Из одного вышли какие-то люди, которые тут же стали опрыскивать поляну, на которой мы сидели. А из второго — врачи в белых халатах. Их старший подошел и говорит: «Где у вас тут можно руки помыть?» Я, поскольку отвечаю за кухню, полил ему из чайника. Он вымыл руки — тщательно так, по-врачебному. А потом этой вымытой рукой берет сигарету, подходит к костру и… прикуривает от полена! У нас началась истерика. Он осмотрел глаз Лаврова, сказал, что ничего страшного, но лучше все-таки в больницу…
«Угребись»
— Во время одного из сплавов Сергей Викторович подружился с алтайскими слаломистами, и там возникла идея создать специальную общественную организацию, которая представляла бы гребной слалом в государственных, международных структурах, — поделился с «Собеседником+» глава Федерации гребного слалома Сергей Папуш. — Федерацию гребного слалома мы создали в 2007 году, Сергей Викторович возглавил ее. В 2010 году он перешел в председатели попечительского , а меня выбрали президентом. Могу сказать, что ресурс его обаяния, его возможностей помогает нашему виду спорта развиваться. А вообще пойти в реку — все равно что пойти в разведку. Это люди надежные, ты знаешь, что можешь на них положиться. Поэтому, когда мы узнали, что в 2004 году внешнюю политику возглавил человек, который занимается нашим делом, поняли: МИД в верных руках.
— На открытии регионального центра федерации я оказался с Сергеем Викторовичем в одной лодке во время показательного заплыва, — рассказал «Собеседнику+» сенатор, экс-губернатор Новгородской области . — Мы прошли несколько сложных порогов, потом переоделись в сухое и болели за спортсменов уже на трибунах (Лавров был в шутливой майке гребцов с надписью «Угребись». — Ред.). Я в какой-то момент вошел в азарт и говорю: «Сергей Викторович, там на 13-м пороге все переворачиваются. Попробуем пройти в „двойке“?» Он спокойно отказался. А я пошел. И в итоге опрокинулся! Когда вернулся — на берегу уже ажиотаж, чиновники , областного правительства суетятся. И только Лавров сидит невозмутимый: «Все же хорошо? Вы впредь поосторожнее…»
Сергей Лавров сплавляется на рафте по водной трассе в Окуловке Новгородской области (2015 г.)// фото: РИА «Новости» / Константин Чалабов
Андрей Терехов
С. Лаврову
Над сопками в полнеба плыл закатИ обреченно гас, как пламя свечки…Порой до боли хочется назад — К тому костру у той сибирской речки,
Где труден быт, а истины просты, Где звезды ближе, а сомненья дальше, Где от души к душе идут мосты, Их согревая и храня от фальши.
* * *
Не одержать над временем побед. Как ни тоскливо, день придет когда-то — В шкафу повиснет грустно спасжилет, И будут сквозь окно светить закаты.
Заменит спирт ассортимент микстур, И непривычным станет дым табачный, Придет сезон лечебных процедурИ сна у телевизора на даче…
* * *
Пока хватает сил и куражаСпешить за повседневности ворота, Еще закатный в небесах пожарПосветит нам не на альбомном фото.
Пусть иногда кольнет под сердцем вдругИ к непогоде ломит поясницу — Мы просто поплотней к тому коструПридвинемся, и время растворится.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник+» №02-2019 под заголовком «Лавров по кличке Лось».
Видео дня. Старушка рассказала, как отомстила мужу-изменщику
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео