Ещё

«Не пройдет бесследно для государства». Массовые сокращения на «Прогрессе» и «Кузнецове» отвернут людей от власти? 

«Не пройдет бесследно для государства». Массовые сокращения на «Прогрессе» и «Кузнецове» отвернут людей от власти?
Фото: РИА "ФедералПресс"
В тесноте и в обиде
Самарские следователи проверяют обстоятельства смерти 28-летнего работника , тело которого было обнаружено 18 февраля на территории предприятия. По предварительной информации, инженер свел счеты с жизнью после объявления о предстоящем сокращении. Под сокращение попали и другие члены его семьи. Несмотря на строжайшие запреты внутри ракетно-космического центра на разглашение информации об инциденте, эта новость просочилась в СМИ. И как утверждают источники, громкое самоубийство стало не единственным.
В ответе на запрос «ФедералПресс» министерство труда подтвердило планы руководства «Прогресса» о сокращении численности сотрудников. Предприятие уведомило службу занятости населения о планах по высвобождению до 30 мая текущего года 839 человек из 18 тысяч сотрудников. По состоянию на 5 марта официальное уведомление о сокращении получили 374 работника. Лишь 15 из них перешли на другие должности, оставшись в штате.
Депутат самарской губернской думы на прошедшем 3 марта митинге против массовых сокращений озвучил цифру от двух до трех тысяч человек — столько, по неофициальным данным, сотрудников «Прогресса» так или иначе покинет свои рабочие места в течение года. Примерно такое же количество работников в течение двух лет уйдет с , утверждает парламентарий со ссылкой на личные источники внутри предприятия. Эти данные не подтвердили «ФедералПресс» ни в министерстве, ни на самом заводе. Однако опасения народного избранника возникли не на пустом месте.
«Когда «Кузнецов» создавался, на нем работало более 50 тысяч человек. Теперь около 12 тысяч. Примерно такая же ситуация на «Прогрессе». Многие предприятия, такие как Завод имени Масленникова, ГПЗ-4, Завод Тарасова, , либо уже прекратили работу, либо пребывают в упадке, — говорит Матвеев. — Причина массовых сокращений на «Прогрессе» и «Кузнецове» кроется в неверном стратегическом решении руководства отрасли и связана с тем, что сегодня в оборонной, космической промышленности, в двигателестроении реализуется принцип госкорпораций — холдингов, в которые объединятся все предприятия отрасли».
В советские годы продукция оборонных предприятий производилась в условиях конкуренции конструкторских бюро, что двигало промышленность вперед и страховало государство на случай неудач того или иного завода. Сегодня же ставка делается на конкретные модели, которые реализуются всем конгломератом предприятий. Так, аналогичные самарскому заводу «Кузнецов» предприятия действуют в , , и составляют вместе с ним , возглавляемую . Во избежание дублирования продукции и сокращения расходов отдельные производства подлежат ликвидации.
Похожая ситуация происходит на «Прогрессе». Как сообщал глава , в ближайшем будущем РКЦ войдет в ракетостроительный холдинг вместе с  и .
«Оптимизация сегодня происходит в вузах, медицинских учреждениях и других бюджетных учреждениях. Почему бы ей не проходить на оборонных предприятиях? — говорит руководитель Фонда социальных исследований . — Оборонная отрасль сегодня в приоритете в плане финансирования, но никто не сказал, что она должна быть в приоритете в плане рабочих мест. Наращивать оборонные и космические мощности можно не за счет увеличения или сохранения количества рабочих, а, скажем, за счет увеличения оплаты труда. Однако, насколько я понимаю, сегодня Роскосмос уменьшает число заказов на космические старты. А с учетом, что  того и гляди пересмотрит контракт с Роскосмосом на доставку астронавтов на МКС, работы и вовсе поубавится».
По мнению Михаила Матвеева, начатый предприятиями процесс оптимизации, в том числе за счет сокращения рабочей силы, весьма опасен на фоне сложной внешнеполитической ситуации и острой необходимости как минимум сохранить оборонные производства. Но если федеральный центр держит ситуацию с вооружением и выполнением космической программы под контролем, то решение проблем на рынке труда в Самаре ложится на плечи местной и региональной властей.
Народ безмолвствует
Михаил Матвеев предполагает, что волна сокращений на предприятиях приведет к печальным последствиям, оправиться от которых будет сложно: «Когда тысячи людей окажутся на улице, большинство из которых являются кормильцами в своих семьях, — это не пройдет бесследно для государства. К массовым беспорядкам ситуация, возможно, не приведет, но от власти люди отвернутся. Пока же рабочий класс демонстрирует пассивность. Но русские, как известно, долго запрягают, зато быстро едут». Социолог Владимир Звоновский, напротив, предполагает, что кризиса в Самарской области или, по крайней мере, на Безымянке в случае сокращений на «Прогрессе» и «Кузнецове» ждать не следует.
«Сотрудники этих предприятий вполне достойно переносили все предыдущие своеволия федерального руководства. Наверняка перенесут и на этот раз. Тем более что все формальности, связанные с сокращением штатов, будут соблюдены и все положенные компенсации наверняка выплатят, — считает эксперт. — Даже после таких реформ, как повышение пенсионного возраста или введение новых платежей за вывоз мусора, в российском обществе не произошло ничего существенного. Здесь же мы имеем дело с локальной ситуацией. Да, это не пойдет на пользу ни российской космической программе, ни этим людям. Но остальные граждане останутся в стороне. А сокращенных работников, готовых выйти на улицы, будет немного».
Частично это подтверждается и предварительными результатами агитации , в которой принял участие депутат Матвеев. Коммунисты распространили на проходных обоих заводов восемь тысяч листовок с призывом приходить на митинг 3 марта и готовиться к забастовке. В результате акцию из заводчан поддержали единицы.
«Может быть, люди сломлены и готовы принять любую судьбу. Но, скорее всего, проблема в том, что организованность в борьбе за права рабочего класса оставляет желать лучшего, — говорит парламентарий. — В России почти нет профсоюзного движения и настоящих профсоюзов, которые защищают интересы трудящихся, а не работодателей. Когда на предприятии говорят о предстоящем сокращении нескольких тысяч человек, а профсоюз молчит, это покажется диким для Европы, но не для россиян».
Сами предприятия комментировать ситуацию не спешат. К моменту подготовки материала на запросы «ФедералПресс» от РКЦ «Прогресс» и ПАО «Кузнецов» ответов не поступило. Воздержались от комментариев и руководители профсоюзов. На просьбу рассказать о настроениях заводского коллектива и защите прав работников представители первичной профсоюзной организации «Прогресса» отправили журналиста за уточнениями в пресс-службу предприятия. С руководством ППО «Кузнецова» связаться и вовсе не удалось.
Оказываются в тупике
Настроения «прогрессовцев» на этой неделе в соцсетях выразил безымянный сотрудник РКЦ. Его письмо процитировал соавтор общероссийского проекта «Последний звонок» .
«Если недавно завод активно набирал молодежь, стабильно выплачивая подъемные и надбавки, то теперь одно сокращение следует за другим, — сообщил автор. — Как и призывы в армию, сокращения проходят дважды в год — весной и осенью. Нынешнее сокращение (весны 2019-го) нацелено на снижение количества сотрудников предприятия на три тысячи человек. На практике количество уволенных и уволившихся будет, уверяю, куда большим. Под сокращение попадают в основном пенсионеры — сотрудники от 60-ти и выше, но таковых на заводе вскоре уже не останется. Вместе с ними с предприятия уходят знания и бесценный опыт».
Под каждое сокращение, пишет заводчанин, выходит приказ, позволяющий сотрудникам уволиться «по соглашению сторон» с выплатой трех среднемесячных окладов. При этом уходящий сотрудник забирает с собой три оклада ценой сокращения должности в штатном расписании, которую он занимал. Молодые перспективные работяги, которые могли бы встать на его место и улучшить свое материальное положение, оказываются не на пороге карьерного роста, а в тупике. Опора предприятия — поколение 30–40 лет, успевшее перенять знания и опыт пенсионеров, — понимает, что они уже не продвинутся по карьерной лестнице, и уходят сами. Остаются лишь молодые неопытные специалисты.
«Одно за другим погибают непрофильные производства и подсобные хозяйства. Снижается качество вспомогательного производства, обеспечивающего основное сложной станковой оснасткой и средствами транспортировки готовых изделий. Уходят метрологи и дефектоскописты, ответственные за точность, надежность и герметичность сложнейшей космической техники. Подобные «адаптации» происходили и в прошлом. Они привели к тому, что цеха заводов, подобных нашему, превратились в торговые центры, крытые рынки и офисные здания», — заключает автор письма.
Как сообщает министр труда, занятости и миграционной политики Самарской области Ирина Никишина, с работниками предприятия ведется адресная работа по всем направлениям службы занятости, предоставляется вся необходимая информация. С 13 февраля на территории отдела кадров предприятия начал работу консультационный пункт центра занятости Самары. Тем не менее общую картину это не спасает, говорит депутат Матвеев: «Образ Самары как космической столицы у нас всячески подчеркивают, вынося ракету в логотип мундиаля, добавляя имя  в названия главного университета и аэропорта. Значит, и предприятия космической промышленности должны быть в приоритете. На РКЦ „Прогресс“ производят космические ракеты-носители „Союз“, а на „Кузнецове“ — двигатели к ним. Однако особого приоритета власти по отношению к этим заводам мы не наблюдаем».
Фото: «ФедералПресс» / Роман Арсенин, pixabay.com, samspace.ru, kuznetsov-motors.ru
Видео дня. Учимся стерильности в гипермаркетах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео