Ещё

Таинственный «мистер Икс». Как разведчик Феклисов уберег мир от ядерной войны 

Фото: ТАСС
До недавнего времени в зале вашингтонского ресторана «Оксидентал» висела бронзовая табличка, на которой было написано: «В напряженный период Кубинского кризиса, октябрь 1962 года, за этим столом состоялась беседа таинственного русского „мистера Икс“ с корреспондентом телевизионной компании ABC Джоном Скали. На основе этой встречи угроза ядерной войны была предотвращена».
Этим таинственным незнакомцем являлся Александр Семенович Феклисов, резидент разведки в Вашингтоне. Тогда, в октябре 1962 года, 13 дней мир находился на грани чудовищной катастрофы. Фомин (под таким псевдонимом Феклисов работал в ) активно участвовал в разрядке этой напряженности и непосредственно способствовал принятию американским президентом решения о прекращении блокады революционной . За 15 лет до этих событий он же принимал непосредственное участие в получении важнейшей информации по атомной тематике: работал с выдающимся немецким физиком-ядерщиком Клаусом Фуксом, от которого получил схему и устройство водородной бомбы.
Кстати, роль Феклисова в урегулировании Карибского кризиса в нашей стране умалчивалась в течение 45 лет, хотя на Западе и в Штатах была признана сразу. Лишь в 1996 году указом президента РФ за выдающийся вклад в обеспечение безопасности нашей страны 82-летнему ветерану Службы внешней разведки (СВР) полковнику Феклисову было присвоено звание Героя России. Для него эта награда явилась «полной неожиданностью». «Впрочем, деятельность сотрудника внешней разведки почти всегда остается в тени и отмечается зачастую спустя многие годы. Такова специфика нашей профессии», — признался он в одном из своих последних интервью , автору множества книг по истории внешней разведки и тоже ветерану СВР. Однако в детстве Александр мечтал стать простым машинистом электропоезда и о профессии разведчика даже и подумать не мог.
В первую командировку на «холостом ходу»
Феклисов родился 9 марта 1914 года в  в семье железнодорожного рабочего. В 1922-м пошел в железнодорожную школу-семилетку, а затем — в фабрично-заводское училище, где учился на слесаря по ремонту паровозов. После работал помощником машиниста поезда.
В 1939 году окончил радиофакультет Московского института инженеров связи и был направлен на работу в органы государственной безопасности. После окончания Школы особого назначения НКВД, готовившей кадры для внешней разведки, был зачислен в ее американский отдел. При подготовке в школе много времени отводилось на обучение передаче на телеграфном ключе и приему на слух цифрового и буквенного текста по азбуке Морзе.
Первая американская загранкомандировка началась в феврале 1941-го. Согласно легенде, разработанной для Феклисова, он сказал родителям, что командируется во , а им будет переводиться часть его зарплаты. При прощании отец сказал пророческие слова: «Бойся немца, сынок, я его знаю». Через полгода напала на Советский Союз, а отца, умершего в 1942 году, Александр так и не увидел.
Кстати, поездка в США могла сорваться, но помог случай. В те времена всех дипломатов, отъезжающих за рубеж, принимал нарком иностранных дел . Он лично беседовал с каждым, интересовался их биографиями, в том числе семейным положением. На тот момент Александр женат не был. Конечно, реакция наркома была молниеносной: «Как же это вы, голубчик, на „холостом ходу“? Вам в США сразу подберут красивую блондинку или брюнетку — и провокация готова!» Однако вмешался кадровик НКВД, отметив морально-устойчивый характер молодого разведчика, и что спутницу жизни Феклисов сможет найти среди девушек в советском полпредстве в США. Так потом и произошло.
В генконсульстве СССР в  он занимал должность стажера, оперативный псевдоним — «Калистрат». В первые месяцы пребывания знакомился с городом, совершенствовал знание языка, изучал агентурно-оперативную обстановку в стране, а также подбирал материалы на американскую контрразведку — Отдел расследований и главную разведывательную службу США, являвшуюся предшественником .
С началом Великой Отечественной войны и до 1946-го (до возвращения в Москву) «Калистрат» вел разработку ряда перспективных иностранцев и руководил агентурой по линии научно-технической разведки, а кроме этого, освоил навыки вербовочной работы, которые пригодились ему в дальнейшем.
От источников Феклисова были получены ценные сведения в области военной авиации, ракетной техники, электроники, в том числе о новейших в то время сонарах, радарах, прицельных системах и зенитных радиовзрывателях. Так, в 1944 году с помощью источников резидентуры Джоэла Барра и Альфреда Саранта «Калистрат» получил материалы (20 непроявленных пленок, содержавших 600 страниц текста и чертежей) о радарно-компьютерной установке, развернутой вблизи Лондона для борьбы с германскими ракетами «Фау-2». За них Феклисову была объявлена благодарность, а его агентам передали денежное вознаграждение в размере $1 тысячи (примерно $25 тысяч по сегодняшнему курсу — прим. ТАСС), однако они отказались.
Кстати, интересно, что в конце 1950-х годов Барр и Сарант переехали в Советский Союз и стояли у истоков зарождения электронной промышленности, включая создание первых советских ЭВМ.
"Бомбу создавали ученые, а не разведка"
Летом 1947-го Феклисов выехал на работу в Великобританию в качестве заместителя руководителя лондонской резидентуры по линии научно-технической разведки. Одной из основных задач его группы было добывание достоверной секретной информации о ходе работ в США и Англии над созданием ядерного оружия.
В марте 1948 года во время неоднократных встреч в Лондоне с ученым-ядерщиком Клаусом Фуксом (агент «Чарльз») «Калистрат» получает материалы по сверхбомбе — водородной. Тогда много было источников, но именно Фукс считался основным, потому что предоставлял научно-документированную информацию, с которой работал в США и Великобритании. В последствии в одном из интервью Феклисов отмечал, что советскую бомбу создавали ученые, инженеры, рабочие, а не разведка. «В невероятно сложных условиях они сумели в короткие сроки создать атомный щит для Родины, а сведения, добытые разведкой, только ускорили эту работу», — подчеркивал он.
Тем не менее в одном из писем физика руководству СССР подчеркивалось, что именно разведка оказала неоценимую помощь при создании советского ядерного оружия. «Оценивая заслуги нашей разведки и ученых в создании советской атомной бомбы, академик Курчатов отмечал, что они находятся в соотношении 50 на 50», — вспоминал Феклисов.
Первая атомная бомба СССР была взорвана на Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 года, окончательно «похоронив монополию США в этой области». Мощность бомбы составила 22 килотонны. Ее испытание вызвало потрясение во всем мире и шок у Штатов, которые полагали, что наша страна отстала в этой области на 10–15 лет. В правительственных кругах пришли к выводу о том, что секреты атомного оружия были похищены советскими агентами, работавшими в американском центре ядерных исследований в Лос-Аламосе. «Вреда США или Англии мы не причиняли, а всего лишь укрепляли могущество нашего государства, — говорил разведчик в одном из интервью. — Ведь после заявления президента Трумэна о том, что у США появилась „крепкая дубинка против русских“ каких-либо сомнений относительно истинных ядерных намерений американцев не оставалось».
Вскоре британская контрразведка взяла Фукса в разработку, и в 1949 году он был арестован, позже приговорен к 14 годам тюрьмы. Пресса его окрестила «самым опасным шпионом века». Ученый вышел из английской тюрьмы в июне 1959-го, отказался от предложений заниматься научной работой на Западе и улетел в Восточный Берлин.
Служебная командировки Феклисова закончилась в 1950-м. Затем была работа в Праге, а в сентябре 1959 года он сопровождал советскую делегацию во главе с Никитой Хрущевым в США. Весной 1960-го руководство разведки приняло решение направить Фомина снова в Штаты.
"Время не терпит"
В эту командировку он поехал уже как резидент советской политической разведки. Это был период разгара холодной войны.
На Кубе победила революция во главе с , которая сильно напугала американскую правящую элиту. Президент Джон Кеннеди вынашивал планы вторжения на Остров свободы для свержения режима. Перед «Калистратом» была поставлена задача добывать секретную информацию об этих планах.
В связи с происходящей ситуацией Хрущев принял решение разместить на острове ракеты с ядерными боеголовками, способными нанести удар по территории Штатов, включая города Нью-Йорк и Вашингтон. 14 октября 1962 года американский высотный разведывательный самолет U-2 зафиксировал строительство на Кубе пусковых ракетных установок. Кеннеди разделял мнение министра обороны о том, что в случае бомбардировки этих установок могут погибнуть советские специалисты, что неизбежно приведет к втягиванию СССР в конфликт. Так возник Карибский кризис, поставивший мир на грань ядерной катастрофы.
По словам дочери разведчика Наталии Асатур (Феклисовой), наш посол в США  и посол в  Валерьян Зорин не были осведомлены о том, какое именно оружие (ядерные боеголовки) завезено на Кубу. «И они в официальных разговорах с  и другими представителями заявляли, что это оружие оборонительное и не представляющие никакой угрозы американцам. Но им не верили, и поэтому настоящих переговоров не получалось. А военные толкали Кеннеди к новой высадке на Кубу. 29 октября он обещал разрешить высадку, если русские не уберут свое оружие с острова», — рассказала ТАСС дочь Феклисова.
26 октября Александр Семенович приглашает на ланч утром своего знакомого тележурналиста Джона Скали в ресторан «Оксидентал». «Они общались уже на протяжении полутора лет и периодически обменивались несекретной информацией. И конечно, Скали понимал, с кем он встречается», — говорит Наталия Феклисова. Во время этой встречи, по ее словам, американец заявил, что «США сильнее Кубы и СССР, и наш президент уже обещал высадку, если русские не будут убирать ракеты».
По-видимому, американцы понимали, что «Калистрат» являлся не просто первым секретарем посольства СССР в США, а представлял еще какую-то советскую секретную службу — или КГБ. Кеннеди дал указание сообщить советскому дипломату о том, что время не терпит, поэтому Кремль должен срочно сделать заявление о своем безусловном согласии вывести ракеты с Кубы.
Где-то через 3,5 часа американец вызывает Феклисова телефонным звонком в посольство на новую встречу в кафе. «Скали, без всяких прелюдий, говорит, что он уполномочен передать от президента Кеннеди для вашего лидера условия урегулирования Карибского кризиса, — рассказывает дочь разведчика. — Первое: русские выводят свои ракеты с острова под контролем ООН. Второе: американцы снимают морскую блокаду Кубы. И третье: США делают публичное заявление о том, что никогда впредь не будут вторгаться на Остров свободы».
По словам дочери, все это было сказано устно, Феклисов записывает и просит Скали перепроверить то, как он его понял. «И тогда отец спрашивает: „А когда же уберете свои ракетные установки из Турции?“ — говорит Наталья Феклисова. — Они встречаются 26-го, а 29 октября — уже час пик. „Время не терпит“, — так было передано отцу. Мы выведем наши ракеты средней дальности из Турции через шесть месяцев, но просим вас это пока не афишировать, так как идут праймериз (президентские выборы в США)».
Феклисов подчеркнул, что незамедлительно передаст эти предложения Кеннеди советскому послу. Однако Добрынин отказался направлять телеграмму по линии посольства, сославшись на то, что  не уполномочивал его вести такие переговоры. Тогда «Калистрат» передал ее в Москву шифровкой резидентуры.
Но самое интересное, по словам дочери, это то, что «про решительные, инициативные и неординарные действия» отца в нашей стране умалчивалось в течение 45 лет, хотя на Западе и в Америке этот неофициальный канал «Скали — Фомин» и его роль в урегулировании кризиса была признана сразу".
После завершения американской командировки Феклисов работал в Краснознаменном институте (Академии внешней разведки), делясь опытом с будущими разведчиками. В 1974 году вышел в отставку по возрасту. Через 20 лет выпустил книгу воспоминаний «За океаном и на острове», а в 1999-м — «Признание разведчика», в которой рассказал о своей работе в США и Великобритании.
"От разведчика требуются решительность, быстрота и верность Родине, — говорил он. — Верность Родине и в наше время является важнейшим качеством разведчика, ибо за рубежом нас по-прежнему стараются разоружить морально и запугать физически. Чтобы противостоять любому давлению, разведчику, по моему глубокому убеждению, должны быть в полной мере присущи такие черты, как патриотизм, преданность делу, которому служишь, порядочность, полное подчинение интересам службы".
Скончался Александр Семенович 26 октября 2007 года.
В материале использованы фрагменты из книги Владимира Антонова «100 великих разведчиков России» (издательство «Вече», 2017 год)
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео