Ещё

Дмитрий Медведев в Люксембурге дал оценку отношениям России и Запада 

Фото: Российская Газета
На общем фоне сложных отношений со странами Евросоюза, сотрудничество России и Люксембурга демонстрирует позитивный тренд. В прошлом году по абсолютным показателям товарооборот между странами достиг своего десятилетнего максимума. По сравнению с 2017 годом он вырос на 23,4 процента до 267,1 миллиона долларов. И санкции не мешают двум странам вести нормальный диалог. Более того, в Люксембурге многие политики открыто говорят о вреде ограничительных мер против России.
Главы правительств России и Люксембурга встретились уже в четвертый раз. В 2015 и 2017 годах Ксавье Беттель приезжал в Россию, в прошлом году премьеры смогли пообщаться на площадке форума «Европа — Азия», который прошел в октябре в Брюсселе. Российский премьер же в Люксембург приехал впервые.
"Мы всегда умели наладить конструктивный диалог", — рассказал Дмитрий Медведев. Люксембургский бизнес не только продолжает развивать свои производства в России, но и ищет новые возможности вложить деньги в нашу страну. Небольшое европейское государство является одним из лидеров по инвестиционным вложениям в Россию.
А еще, считают в Москве, Люксембург мог бы быть посредником для налаживания нормального диалога между Россией и Западом. Премьер-министр Ксавье Беттель поблагодарил Дмитрия Медведева за предложение взять на себя эту роль. «Диалог, обмен мнениями, факт того, чтобы слушали друг друга и прагматичный подход — это единственный выход из сложившейся ситуации», — заявил глава правительства Люксембурга.
Пока же России приходится всячески противостоять ложным обвинениям и заблуждениям. Например, в Европе уже поговаривают о возможном вмешательстве нашей страны в выборы Европарламента. «Это какая-то параноидальная чушь, я бы сказал, подозревать кого-то в том событии, которое еще не случилось», — парировал Дмитрий Медведев. Он предложил дождаться непосредственно выборов и тогда уже предъявлять доказательства, а не назначить уже сейчас ответственных.
В Люксембурге многие политики открыто говорят о вреде ограничительных мер против России
В Люксембурге главе российского правительства пришлось публично учить международному праву сотрудника местного посольства США, который счел возможным давать советы по отношениям Москвы и Люксембурга. Он посоветовал начать с азов в учебнике, включая понятие государственного суверенитета. «Что такое государственный суверенитет? Это верховенство государственной власти внутри страны и независимость государственной власти вне ее. Это классическое понимание государственного суверенитета», — напомнил премьер. «Может быть, тогда в голове у подобного человека все встанет на место. Если, конечно, он сможет понять, что это такое. Я в этом сомневаюсь», — предположил Медведев.
Поведение США на международной арене вызывает в Москве все больше вопросов. Глава российского кабмина считает, что Вашингтон заслуживает, например, осуждения за разрыв ДРСМД. «Под надуманным предлогом, с точки зрения российской стороны, они просто сказали, что приостанавливают, но на самом деле, все понимают, разорвали договор, который был одним из документов обеспечения международной безопасности и стратегической стабильности», — дал премьер оценку действиям заокеанских партнеров. Что будет дальше, предсказать никто не может. По-хорошему к новому соглашению нужно привлечь больший круг стран, но, понимает председатель правительства, никого собрать не получится. Россия же в ответ на шаг США тоже приостановила свое участие в договоре и предупредила, что российские ракеты будут нацелены не только на центры расположения ракет оппонентов, но и на центры принятия решений.
Руководство России вообще предпочитает конфронтациям цивилизованный диалог со всеми без исключения странами. В рамках такого диалога строится Союзное государство России и Белоруссии. «Нужно создать те институты, которые не созданы, и тогда можно сказать, что этот союз состоялся. Это может случиться, только если будет согласие двух сторон, — заявил Дмитрий Медведев, отвечая на вопросы журналистов после переговоров с Ксавье Беттелем. — Насильно туда затянуть никого невозможно и бессмысленно говорить о том, где будет эмиссионный центр, как будет называться валюта. Пока не будет проведена скучная работа по согласованию основных документов, на базе которых этот союз должен работать».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео