Lenta.ru 1 марта 2019

Испанец приехал на Русский Север. Его приняли за разведчика

Фото: Lenta.ru
Мигель Анхель Хулиан Каррильо — испанский антрополог, причем один из трех в Испании, кто занимается изучением коренных народов Русского Севера. Каждый год он посещает заповедные уголки России, чтобы наблюдать за бытом и обычаями этих людей. Сейчас Мигель и его друг Августин находятся в одном из своих путешествий и в формате блога рассказывают о нем читателям «Ленты.ру».
Первую часть читайте ТУТ.
Эпопея с поиском билетов из Петропавловска-Камчатского в Тилички наконец закончилась!
Нам удалось их купить. Но и тут оказалось все непросто. Сначала кассирша очень долго копалась с вводом наших испанских паспортов в базу данных — похоже, она не привыкла работать с иностранными паспортами. Наконец, заплатив 30 тысяч рублей за каждого (405 евро), — о Господи! — у нас в руках оказалось два билета до Тиличек.
Тут надо объяснить, что цена билета существенно зависит от того, принадлежит ли данная местность к Арктическому региону. Если да, то на билеты действуют скидки, цены низкие (на Чукотку, Таймыр и так далее). Камчатский край и Корякия — это уже не Арктика, и скидки действуют только для жителей населенных пунктов, куда летит самолет. Таким образом для жителей Тиличек билеты стоили в 4-5 раз меньше.
Самолет в Тилички был набит под завязку. Тут были все — и стар, и млад, русские (большинство) и представители коренных народов, вахтовики и местные… Перед тем как погрузиться в салон, нам (пассажирам) пришлось самим занести чемоданы в багажный отсек — это достаточно распространенная практика на местных рейсах, направляющихся в отдаленные районы. Полет прошел нормально. В иллюминаторе показались вулканы, частично покрытое льдом море и, наконец, деревня Тилички.
Аэропорт Тилички находится не в самом населенном пункте, а в небольшом селе Корф. После прибытия я сразу же пошел в кассу спросить о двух билетах в Слаутное, наш следующий пункт назначения. Кассирша сказала, что мы можем купить их только в день отправления (то есть в следующий вторник) — боже мой! К счастью, она обмолвилась, что мы можем внести свои фамилии в список пассажиров. Так что я пошел туда, куда она показала, зарегистрировался — и мы оказались первыми в списке! Вместо наших фамилий список начинался со строчки «два неизвестных». Наверное, все остальные на этом рейсе были уже свои в доску?
Первую ночь мы провели в отеле в 20 метрах от аэропорта по вполне приемлемой цене — 1000 рублей на человека (14 евро). В Корфе делать было практически нечего. Деревня казалась заброшенной: полуразрушенные здания и никаких центров услуг для граждан, кроме отеля и аэропорта. Дежурный администратор сказал нам, что за едой надо ехать в Тилички, и мы пошли ждать автобус. Он ходит четыре раза в день с понедельника по пятницу — между Корфом и Тиличками. Поездка занимает 30-40 минут, и большая ее часть пролегает по заледеневшему морю.
Тилички — большой поселок, крупнейший на побережье к югу от Анадыря. В нем живет 2000 человек. Тилички располагаются в Тихоокеанском вулканическом огненном кольце, и несколько лет назад тут было большое землетрясение, сровнявшее с землей большинство строений, однако теперь большую их часть восстановили на вершине холма. Так что сейчас поселок делится на нижнюю и верхнюю часть.
Когда автобус прибыл, мы решили пойти в магазин за едой, но после часовой прогулки обнаружили, что магазинов тут полно. Вообще, казалось, что практически все строения, попадавшиеся нам на пути, — магазины. Здесь также есть отделение Сбербанка, но оно работает только с понедельника по пятницу. Так что, чтобы снять деньги, нам придется ждать понедельника, а стоит здесь все очень дорого. Мы также обнаружили школу, библиотеку, местный музей и информационный центр для посетителя Корякского заповедника.
В отеле нас ждали три человека. Они прошли с нами в наш номер и потребовали документы: «Мы из полиции (показывают что-то вроде полицейского удостоверения). Можете паспорта показать?»
Эта процедура обязательная в пограничных районах вроде Чукотки — каждый раз, когда переезжаешь в новый населенный пункт, тебя допрашивают. Но в Корякии не нужно иметь никакое особое разрешение. Как и во время многих других полицейских проверок, они расспрашивали нас обо всем: о нашей личной жизни, работе, маршруте и планах… Короче, нужно быть готовым к любым вопросам. Я знаю, что несколько лет назад Корякия была закрытым регионом, как и многие другие в России, но сейчас особого разрешения на посещение не нужно.
Когда полицейских наконец удовлетворили наши объяснения, они ушли, а мы начали готовить ужин. Столовая была большая и уютная, а вот душ, к сожалению, не работал.
На следующий день мы решили переехать в новый отель в Тиличках, чтобы не ездить постоянно на автобусе туда-сюда. Представители властей Тиличек помогли нам решить эту проблему, дали адрес гостиницы, расположенной в верхней части поселка. К сожалению, по выходным аэропорт закрыт, и автобус не ходит. Поэтому нам пришлось вызвать такси за 1000 рублей.
Оказавшись в новом отеле (1600 рублей на человека в день), мы оставили там свои чемоданы и спустились в нижнюю часть поселка. Это у нас заняло около часа — в этот день население отмечало праздник деревни, в 14:00 начинался праздничный концерт, но мы очень проголодались и решили перекусить в баре. Точнее, в этом месте был и бар, и дискотека, и пекарня… Повар оказался очень приветливым, а еда — очень вкусной. Мы заплатили за обед на две персоны 600-700 рублей.
После этого мы прошлись по поселку, сфотографировались на берегу, откуда открываются по-настоящему великолепные виды — заснеженные горы, уходящие за горизонт… Да, хорошо бы туда прокатиться, но, может быть, в следующий раз.
Когда мы дошли до порта, нас внезапно остановил мужчина и начал задавать вопросы: «Чего это вы фотографируете? Это вообще как? А если вы шпионы?!»
Когда я слышу слово «шпионы», то сразу все понимаю… Обычно такой вопрос задают полицейские, но тут его впервые задал мне обычный человек с улицы. Для меня на этом разговор был закончен, поэтому я пошел дальше, сказав ему «пока». Несколько лет назад Камчатка была закрыта для иностранцев, поэтому, думаю, местные еще не привыкли к такому.
После этого инцидента мы пришли к поликлинике со странным графиком работы: с понедельника по пятницу, с 10:00 до 17:12. Рядом с ней располагался туберкулезный диспансер. Похоже, в Тиличках с этим нешуточные проблемы — раз у них есть отдельная туберкулезная лечебница.
Уже было пора домой, так что мы поднялись по очень длинной лестнице на склоне холма и оказались в верхней части поселка. В последний раз мы остановились возле здания с огромной вывеской «Планета» — там располагаются системы связи и телетрансляции. К сожалению, друга, к которому мы хотели туда зайти, там не было.
На следующий день, в воскресенье, практически все заведения закрылись. Погода была не очень, дул сильный ветер, холод пробирал до костей, так что утром мы остались отдыхать в отеле. Позже, вечером, мы присоединились к нашему другу из здания с вывеской «Планета» — Александру Китнауту. Он показал на местный Дом культуры, центр художественного творчества, а потом мы пошли к нему в квартиру — большую, сияющую и полную всевозможных электронных устройств. У него даже был доступ в интернет!
Мы пили чай и ели фрукты: яблоки, абрикосы… Фрукты тут — настоящая роскошь.
После очень интересного разговора о наших путешествиях, исчезнувших деревнях Култушино и Олюторки и проверки прогноза погоды в Тиличках и Слаутном, мы вернулись домой дожидаться завтрашнего дня.
Сегодня понедельник. У нас очень сложный день. Нам нужно зайти в банк, посетить школу и музей, а также купить все необходимое перед завтрашним отъездом в Слаутное. Администратор отеля сказал нам, что приходили полицейские и хотели опять поговорить с нами. Вероятно, они придут сегодня вечером.
Надеюсь, все будет в порядке!
Продолжение следует
Комментарии
Другое , Сбербанк России , Lenta.ru , Испания , Камчатский Край , Петропавловск-Камчатский
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
В Сочинском аэропорту у пассажиров нашли 342 блока контрафактных сигарет
Последние новости
На Порошенко завели еще одно дело
В Идлибе начались тяжелые бои
Рада отказалась менять закон о выборах по предложению Зеленского