Ещё

Как Дураков стал Троицким. Откуда появились и что означают типичные фамилии 

Фото: АиФ
Неустрой, Бессон, Нехарошей…
Когда-то в традиционной сельской общине фамилий не было: соседи прекрасно знали, кто есть кто. В официальных случаях человека именовали, поминая отца и деда. Например, так: Николай Сергеев сын Фёдоров. Уточнить идентификацию понадобилось, когда русские люди стали активно перемещаться по стране, а государство наладило налогообложение. В основу фамилий ложились род занятий, место происхождения или просто прозвище.
«Принято говорить, что в России фамилии появились поздно: чуть ли не на рубеже XVIII-XIX веков, — замечает краевед Николай Сапелкин. — До этого-де люди были подневольные и бесфамильные. На самом деле это не так. Мы можем обратиться к документам первой переписи Воронежа и Воронежского уезда — это Дозорная книга 1615 года. Она доказывает, что основная масса людей уже имела фамилии. Больше того — они до сих пор бытуют».
Так, например, в Воронеже тогда жили: Тамила Тюлькин, Богдан Сукочев, Василий Фурсов, Матвей Хрипушин, Фёдор Бронников, Неустрой Верещагин, Пётр Козаринов, Нехарошей Иванов, Первой Москвитинов, Фёдор Ногаев, Мелех Голобоков и другие.
Как видим, фамилии привычны уху, а вот некоторые имена звучат необычно. Дело в том, что в XVII веке христианизация ещё не завершилась, и бытовали коренные русские имена — из обихода они ушли лишь после того, как был налажен учёт родившихся. Функции ЗАГСа исполняла церковь: крещение давало имя и фиксировало факт появления на свет. Тогда-то детей и стали называть по святцам: из старорусских имён остались только те, чьи носители были канонизированы, — Ярослав, Владислав, Вячеслав, Всеволод и так далее. А прочие русские имена превратились в фамилии — так появились Неустроевы, Нечаевы, Мелеховы, Нехорошевы.
Дольше других одними именами обходились те, кто жил на церковных землях. Эти люди получили фамилии только в 1960-1970-е годы XVIII века, когда Екатерина II провела секуляризацию церковного имущества. Крестьяне стали государственными и, как правило, получили фамилии по именам своих дедов.
Вслух не произнесёшь
Фамилия может много рассказать о предках.
«Составляя свою родословную, я провёл линию от формирования елецкого гарнизона, где Сапелкины стали служить в 1594 году, до их переселения в Воронежскую губернию в 80-е годы XVIII века, — рассказывает краевед. — Расхожая точка зрения о происхождении фамилии от музыкального инструмента — сапелки — вызывает у меня сомнение. В среде служилых людей было непринято называть друг друга красивыми прозвищами. Я думаю, в основе — старорусский глагол «сапать», т. е. делать быстро, нахрапом и не всегда качественно. Или же фамилию дали в честь подвига: с конца XV века у нас научились закладывать сапу — взрывное устройство, отсюда же и французское слово «сапёр». Делался подкоп под крепостную стену, и закладывался порох. У того, кто его поджигал, почти не было шансов уцелеть».
Действительно, мужской коллектив — явление довольно суровое, ласково обращаться друг к другу там не принято: выделяются черты и случаи, над которыми можно посмеяться. Например, когда Екатерина переселила запорожских казаков на Кубань и захотела познакомиться со старшиной, выяснилось: у большинства такие прозвища, что при женщине, а тем паче при царице, назвать их вслух возможным не представляется. Вышло высочайшее повеление — поменять фамилии на другие, более благозвучные.
Новые красивые фамилии получали поступавшие на учёбу в духовные заведения. Так Дураковы становились Троицкими, Воздвиженскими, Рождественскими.
В XVII веке основную часть населения Черноземья составляли служилые люди, которые имели фамилии. Причём большинство — с окончанием на «ин». Позже фамилии образовывались уже согласно лингвистическим законам. Если прозвище оканчивалось на гласную, прибавлялось «ин», на согласную — «ов» или «ев».
А вот, скажем, село Борщёво было населено казаками. Какие фамилии были у них? В переписи 1615 года встречаются Василий Перегут, Калина Бортников, Михаил Чернушкин, Иван Чернопуп, Иван Завертяй, Михаил Грешный, Арист Чеботарёв, Мартин Положисоха (видимо, корни крестьянские). У казаков — жителей пограничья — встречались и исконно русские имена, и ветхозаветные, и распространённые в Польше и Литве.
Уже в 1646 году в том же селе жили Лавр Мещеринов, Анос Останин, Моисей Кривой, Ян Окупленник, Евсей Задохин, Онкундин Бутов, Андрон Милованко. А наш знакомый Мартин Положисоха стал Мартином Полджисохиным.
Позднее Борщёвский монастырь был передан под власть епископа Митрофана, который привёз туда крестьян из нынешней Ивановской области, а казаки ушли вниз по Дону — в Донецкий городок. Там к 1703 году поселились Микула Колычов, Тимофей Арёл, Калина Путилов, Юрья да Степан Стариковы, Аким Аверин, Харлан Чюмак, Аврам Солдатов. Потомки Андрона Милованко стали именоваться Миловановыми.
Кубанёв — не с Кубани
В середине XVII века в Черноземье появляются малороссийские фамилии — вместе с хохлами-черкасами, бежавшими с Украины после поражения Богдана Хмельницкого под Берестечком. Малороссийские казаки перешли на русскую службу, их имена и фамилии тоже известны. Например, по архивным документам можно проследить, как прибыл казак Манко, что означает «левша». Видимо, левой рукой казак рубился так лихо, что прозвание досталось и потомкам-правшам, которые спустя несколько десятилетий стали Манковыми, а затем — Маньковыми.
В екатерининские времена пустопроезжие земли Воронежской губернии стали продавать или дарить за службу помещикам из-под Москвы, Калуги, Владимира и т. д. Оттуда прибыли крепостные крестьяне, у большинства из которых фамилии оканчивались на «ов», «ев».
«Помещик Беклемишев перевёз своих крестьян из Владимирской губернии в село Владимировка Землянского уезда, — приводит пример краевед. — Среди них и семья Кубанёвых. Она дала русской культуре удивительного поэта Василия Кубанёва, прожившего очень короткую жизнь: родившись в 1921 году, он умер в 1942-м».
Так что к реке Кубань фамилия поэта отношения не имеет, а, скорее всего, происходит от какого-то диалектного слова.
Часто определённые фамилии были распространены в конкретной местности. Так, родовое место Колчевых и Колчиных — Задонский уезд, который входил в Воронежскую губернию, а сегодня он в составе Липецкой области. Юшины и Юршины были распространены от Задонска до Эртиля. Мануковские и Бронниковы происходят от коренных воронежцев, живших в городе с XVII века.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео