Ещё

Полем битвы третьей мировой войны станут не сверхдержавы, а страны, разделяющие их 

Полем битвы третьей мировой войны станут не сверхдержавы, а страны, разделяющие их
Фото: Профиль
Полем битвы третьей мировой войны станут не сверхдержавы, а страны, разделяющие ихВозможность новой большой войны в Европе перестает быть просто страшилкой, так говорят эксперты. В последние годы в отношениях крупных мировых игроков появились новые «болевые точки» и исчезли сдерживающие факторы, не дававшие холодной войне превратиться в горячую. Тем более что сегодня военное противостояние между крупными государствами уже не означает непременное взаимное уничтожение. «Профиль» выяснил, стоит ли бояться мировой войны и какой она может быть.
Две минуты до катастрофы
На «Часах Судного дня» без двух минут полночь — это означает, что мы всего в паре шагов от ядерного апокалипсиса. Так, по крайней мере, думают эксперты журнала «Бюллетень ученых-атомщиков», который издается Чикагским университетом. Журнал основан бывшими участниками Манхэттенского проекта и посвящен угрозам, связанным с оружием массового поражения. На обложке изображен циферблат, где минутная стрелка показывает, сколько осталось до полуночи, то есть до ядерного катаклизма. Это и есть пресловутые «Часы Судного дня».
Решение о корректировке часов принимает руководство журнала, опираясь на мнения специально приглашенных экспертов, среди которых около двух десятков нобелевских лауреатов. За всю историю проекта стрелки меняли положение 24 раза. Последний раз это случилось в 2018-м, и теперь они показывают 23:58. Если верить американским ядерщикам, так близко к полуночи мы приближались только в 1953-м, когда СССР и  начали испытывать термоядерное оружие. Без трех минут двенадцать было во время обострения советско-американского противостояния 1984 года и в 2015-м, после того как конфликт и Киева окончательно вылился в новую конфронтацию Востока и Запада, а в дополнение к этому запустила программы по модернизации своей ядерной триады.
Правда, Карибский кризис 1962 года (считается, что тогда мир был ближе всего к ядерной войне) «Часы Судного дня» проигнорировали. Случайно. Якобы все завершилось так быстро, что стрелки просто не успели перевести.
Во время Берлинского кризиса 1961 года советские и американские танки стояли буквально в сотне метров друг против друга. Бывшие участники Второй мировой маршал Иван Конев и генерал Люциус Клей готовились отдать приказ об атакеINTERFOTO/Alamy Stock Photo/Vostock Photo
Но неужели сейчас дела обстоят хуже, чем во времена холодной войны, именно сейчас мы вплотную приблизились к большой заварухе? На первый взгляд тезис очень сомнительный. Достаточно вспомнить, что в годы противостояния СССР и США мир как минимум дважды (Берлинский кризис 1961-го и Карибский 1962-го) стоял на пороге войны. В 61-м советские и американские танки с загруженным боезапасом грели двигатели в нескольких сотнях метров друг от друга, а бывшие участники Второй мировой генералы Конев и Клей готовились отдать приказы о наступлении. В 1962-м руки лидеров СССР и США буквально тянулись к ядерной кнопке. Да и в 80-х в Европе миллионные группировки Варшавского блока и  стояли в готовности к немедленному применению, а крупные маневры могли принять за подготовку к агрессии (так, кстати, и случилось в 1983-м в ходе учений НАТО Able Archer 83). А сейчас?
Сейчас ситуация не идет ни в какое сравнение с тем, что было лет 35–40 назад. Фактический уровень военного противостояния абсолютно не соответствует медийному выхлопу, который мы наблюдаем, — так полагает военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» . «Я не вижу предпосылок для возникновения сегодня масштабных конфликтов, — пояснил он. — Реального противостояния на земле, на море, в космосе нет. Нет этих миллионных группировок, нет тысяч ракет, нет десятков тысяч ядерных боеголовок, нацеленных друг на друга. Никто сейчас не летает с ядерным оружием на борту. На боевом дежурстве находятся только шахтные установки МБР на национальной территории и баллистические ракеты на подводных лодках».
Сухопутные войска в Европе — просто слезы по сравнению с тем, что было во времена холодной войны. У США р