ИноСМИ 23 февраля 2019

Reflex (Чехия): путешествие по центру северного шаманизма

Фото: ИноСМИ
В Сибири медленно, но верно наступает зима. Середина октября, и температуры ночью падают ниже нуля. Горы вокруг Байкала покрылись белой пеленой, и туристический сезон подходит к концу. Мы ждем именно этого момента. Самое время, чтобы совершить переход через крупнейший байкальский остров Ольхон, который населяют жуткие духи Байкала.
Лавки с туристическими безделушками уже в основном закрыты. Жилье в поселке Хужир почти не сдается. В общем, на Ольхоне тишина и покой, и нам никто не помешает побродить по этому прекрасному острову. Ольхон считается центром северного шаманизма, и там до сих пор проводятся шаманские ритуалы. Во время нашего путешествия мы много раз встречали символы, связанные с мистическими обрядами, и вообще остров производит магическое впечатление. Не знаю, чем это объясняется: присутствием шаманов, духов или невероятной природной красотой.
Ленты и песочные пляжи
Из Иркутска в Хужир мы едем на микроавтобусе. Хужир — самый большой и единственный поселок на острове. Водитель высаживает нас перед супермаркетом, где мы докупаем продукты для пятидневного путешествия и отправляемся на мыс Бурхан, пожалуй, самое священное место на острове. Мраморная скала Шаманка на мысе — место обитания духов. Здесь проводятся шаманские ритуалы. В скале есть пещера, где стоит каменный стол, и на нем совершаются шаманские обряды. Раньше женщинам на Шаманку ходить запрещалось. Более того, они должны были обходить это место минимум за два километра. Все потому, что якобы женщины — грешницы и своим присутствием могут осквернить это священное место… Сегодня вход на Шаманку строго запрещен для всех. В том числе из соображений безопасности.
Помимо этой святыни, мыс Бурхан украшают 13 столбов. К ним шаманы, а также буддисты привязывают ленты, которые называются обо. Лентами обвязывают и деревья, тем самым обозначая место почитания божеств. Мы впитываем эту магическую атмосферу и продолжаем путь по песчаному пляжу Сарайского залива. Далеко не заходим, потому что скоро будет темнеть, и недалеко от мыса мы ставим палатки и ложимся в теплые спальные мешки. Ночью холодает, и утром нас будят китайские туристы, несколько из которых, несмотря на окончание сезона, все-таки задержалось в Хужире. Они фотографируют нас, поднимают палец вверх и говорят нам «вери гуд», радуя нас.
Веселое утро продолжается. Байкал является самым большим пресным водоемом в мире, но сначала он скорее ставит нас в тупик. Волны тут намного выше, чем, например, мы видели в Хорватии, а из-за песчаного дна воду в пластиковые бутылки набрать оказывается не так-то просто.
Вопросы всего человечества
Утром мы продолжаем идти на северо-восток, где будем находиться в ближайшие четыре дня. Сначала мы подумывали обойти весь остров, но знающие люди сказали, что юго-западная часть острова не очень красива и интересна. На острове нет никаких туристических обозначений и троп. С собой у нас GPS и карта масштабом 1:100 000, которую мы скачали из интернета. Всего этого нам вполне достаточно, чтобы сориентироваться. Мы движемся почти вдоль побережья. Сначала идем по песчаному пляжу: идти по мягкому песку не так-то просто. Когда нам это надоедает, мы поднимаемся в сосновый лес и идем приятной лесной дорогой к деревне Харанцы. Недалеко от нее находится еще одно мистическое место. Даже можно сказать, что оно одно из важнейших. На вырубке под названием Древо мира встречаются шаманы со всего мира и проводят здесь свои обряды, которые называются камлание, чтобы решить самые острые проблемы всего человечества.
Деревня Харанцы одна из самых больших на острове. Там даже есть полоса для малых самолетов. К нашей радости, в деревне есть и небольшой магазин, который открыт. Мы закупаем что повкуснее: мороженое, пиво и водку. Повышенное внимание к нам проявляет один из местных, который хочет подружиться. Почему — понятно. Если на нас магическое впечатление производит мысль о том, что на острове живут духи, но на него магически воздействует водка. Он не может отвести от нее взгляд. Но когда мы даем понять, что не хотим открывать ее и предлагать ему, он нагло заявляет: «Если вы дадите мне большой стакан водки, то вам повезет». Вот так этот доморощенный шаман добивается огненной воды.
Дальше дорога идет по бесконечным заросшим травой равнинам с видом на воды Байкала. Когда поля нам надоедают, мы спускаемся снова на побережье и оставляем за собой следы на песке, которые очень быстро навсегда смывают байкальские волны. Вместе с нами путешествует и буря над Байкалом, постепенно приближаясь к нам. Говорят, на Ольхоне дождь идет три дня в году. И эта буря тоже обойдет Ольхон стороной, прогремев только над водами Байкала и сушей напротив.
Ночевать мы решаем в Улан-Хушинском заливе. Мы ставим палатки на песке недалеко от Байкала в тени сосен. Вечер мы проводим в поисках дров для огня, а потом сидим все вокруг него до темноты. После захода солнца сразу же холодает, и нам совсем не хочется отходить от огня. Те, у кого хороший спальный мешок, наслаждаются сном в тепле.
Гулаг и дикие лошади
На третий день сосновые леса снова сменяют великолепные пляжи. Разница со вчерашним днем только в погоде. Сильный и холодный ветер немного портит наше путешествие. Вскоре мы подходим к заливу Нюрганская губа. Песчаные дюны простираются тут на трех квадратных километрах. Местный мол напоминает о печальной истории. Он был построен здесь вместе с заводом по переработке рыбы в 30-х годах прошлого века, когда здесь существовал лагерь принудительных работ. Осужденных заставляли ловить в ледяной воде Байкала рыбу, а затем перерабатывать ее. Сегодня тут еще можно увидеть развалины домов, в которых они жили. Еще одно напоминание о лагере — деревянный крест, обмотанный колючей проволокой, на котором надпись «Это место было свидетелем страданий жертв репрессий в середине ХХ века».
Тут очень холодно. Даже представлять себе не хочется, насколько суровы местные условия зимой. Ледяной ветер бьет нам в лицо, и мы стараемся как можно скорее спрятаться куда-нибудь. Сосновый лес опять кончается, и мы продолжаем путь по степи. Для ночевки выбираем луг, окруженный лесом, который защищает нас от сильного ветра. Вечер мы проводим так же, как вчера, согреваясь у огня и разговаривая. Неподалеку пасутся дикие лошади.
На севере
Байкал здесь обрамляют только высокие утесы. Мы продолжаем идти вдоль побережья и постепенно приближаемся к самой северной точке острова — мысу Хобой. Недалеко отсюда находится самое широкое место Байкала. Его ширина — 79,5 километров. По пути мы еще останавливаемся на мысе Саган-Хушун, что в переводе означает Белый мыс. Эта полоса длиной около километра состоит из белого мрамора. До цели сегодняшнего дня нам остается пять километров. В момент, когда мы стоим на небольшой возвышенности в конце острова и любуемся видом, нам становится немного грустно. Выйдя из Хужира, мы проделали около 40 километров, а через несколько десятков метров остров заканчивается. Дальше на север идти уже некуда. Повсюду вокруг — одна вода. Мы решаем переночевать на мысе, но прежде хорошенько его осматриваем. Часть мыса напоминает зуб хищника, поэтому буряты так его и назвали.
Мыс Хобой овеян легендами. Согласно одной из них, бюрятка просила у духов такой же дворец, как у ее мужа. Но духи ответили ей: «Пока на земле будет царить зло и зависть, будешь камнем», — и превратили ее в скалу. Раньше близ мыса можно было увидеть нерп, байкальских эндемиков, один из трех видов тюленей, обитающих в пресной воде. Но сегодня из-за повышенного туристического внимания они здесь редкость.
Обезвоживание у озера
Повсюду вокруг нас — миллионы кубометров питьевой воды, но у нас постепенно начинается обезвоживание. Скалистые утесы не позволяют нам спуститься вниз к воде. Но смерть от жажды нам не грозит. Недалеко от того места, где мы поставили палатку, утесы расходятся, и есть пусть и очень крутая, но проходимая дорожка к воде. Последний день, и перед нами последние километры. Возвращаться мы будем по южному берегу острова. Мы проходим Скалу любви и просто обязаны тут остановиться. Женщины бросают тут в воду камешки и если слышат, как они падают в воду, значит, вскоре выйдут замуж. Но скала очень высокая, так что не знаю, можно ли услышать звук от маленького камешка, входящего в воду. Я предпочитаю не пробовать. А что если я случайно услышу, и тогда придется выходить замуж?
Весь день мы идет по степям южного побережья, и разнообразие в них вносят только дикие лошади. Наша цель — залив Хага-Яман, где находится деревня Узуры. Там расположена метеорологическая станция, и по результатам переписи населения 2009 года в деревне проживало девять человек. Мы не встретили ни одного. В леске мы ставим палатку и надеемся, что утром за нами приедет Володя на своем УАЗ-452 и отвезет нас обратно в Хужир. Русские держат слово, поэтому после очередной холодной ночи мы можем успешно завершить наше путешествие по этому магическому острову.
Комментарии
Другое , Иркутск , Хорватия , Чехия
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Пэрис Хилтон считает, что Ким Кардашьян напрасно недооценивают
Последние новости
Чем грозит выход России из Совета Европы (Le Monde)
СМИ Китая: русские способны пойти на любые жертвы
Одной бедой меньше: Россия научилась строить дороги (Kainuun Sanomat)