Ещё

Vaše věc (Чехия): триумф Путина в Белграде и уходящая в прошлое постюгославская геополитика в отношении Балкан. Что будет дальше? 

Фото: ИноСМИ
Однодневный визит российского президента в столицу Сербии 17 января этого года завершился, как и ожидалось. Ход визита, прежде всего, более чем стотысячная толпа сербов, которые пришли посмотреть на Путина к храму святого Саввы, подтвердила, что нигде в мире сегодня не любят Россию и ее президента так же, как в Сербии. Правда, нужно уточнить, что речь идет не только о Сербии. Русских любят вообще все сербы как народ, который также проживает во втором сербском государственном образовании — Республике Сербской, которая является свободной частью Боснии и Герцеговины.
Характер сербско-российских отношений не вызывает сомнений. Однако распространенные на Западе тезисы об «исторической оси Москва — Белград» не более чем раздутый миф. И отнюдь не новый. Из подобных мифов исходил еще немецкий кайзер Вильгельм II, когда нападал на Россию летом 1914 года.
Российско-сербские отношения в отдаленном и недавнем прошлом зачастую были противоречивыми. Я имею в виду не только советско-югославскую размолвку между Сталиным и Тито в 1948 — 1955 годах. В новейшей истории можно отметить согласие ельциновской России, данное в мае 1992 года на заседании Совета безопасности ООН, с жесткими санкциями против Югославии. Другой пример — равнодушное отношение Ельцина к воздушному нападению на Союзную Республику Югославию со стороны НАТО весной 1999 года.
Сегодня сербский народ считает, что путинская Россия другая. Сербы надеются, что эта другая Россия дает им реальную гарантию того, что при поиске решений по выходу из положения, в котором уже давно пребывает Сербия, благодаря России учтутся жизненно важные сербские интересы.
Речь идет в первую очередь, хотя и не только, о Косово и военном «окружении» Сербии странами-членами НАТО. Свою роль также играет явная необходимость принципиально пересмотреть модель, которая продвигалась на Западных Балканах после исчезновения СФРЮ.
Западной Европе особенно неприятно, что процесс расширения Европейского Союза на этой территории вызывает все больше сомнений. Дело в том, что помимо Западных Балкан, которые, по крайней мере на словах, все еще хотят вступить в Евросоюз, сегодня уже никто больше в Европе в ЕС не стремится. Исландия полностью избавилась от своих иллюзий насчет Европейского Союза. Швейцария не собирается идти на дальнейшее сближение с ЕС. Когда-то плохо скрываемое желание Брюсселя о вступлении в ЕС богатой газом Норвегии, сегодня окончательно кануло в Лету. В подобной ситуации интерес балканских стран к вступлению в ЕС для Брюсселя как манна небесная.
Через 30 лет после кровавого распада Югославии Тито Балканы (не только территория бывшей СФРЮ) снова трещат по швам. Поэтому Западная Европа и американское «глубинное государство» (что по этому поводу думает Дональд Трамп, неизвестно) в последнее время заметно активизировали свои попытки взять этот регион под свой полный контроль. Причина — в «проникновении» России и Китая на Балканы, а также те усилия, которые предпринимает Турция, стремясь к «неосманизации» этого когда-то османского региона Европы.
Удивительно, но даже по прошествии 30 лет Запад не извлек никаких уроков. Он по-прежнему не способен понять мотивы и движущие силы на Балканах. Источником всех балканских проблем Запад считает не собственную политику, а политику третьих субъектов — игроков за пределами региона.
Основная причина нестабильности на Балканах заключается в том, что современное устройство региона явно не функционально. Балканы раздроблены на небольшие национальные государства, которые с экономической точки зрения практически не жизнеспособны. Кроме того, на Балканах царит историческое разочарование соседей друг другом. Подобное положение — тупик. Это подтверждают, в частности, сложные отношения между бывшими республиками СФРЮ. Загвоздка в том, что это устройство — политическое детище Запада, и все говорит о том, что оно было мертворожденным.
Слепому ясно, что глобальная система международных отношений, выстроенная Соединенными Штатами после распада СССР (и его европейских союзников) и основанная на монополистской роли Вашингтона, разваливается. Поэтому закономерно начинают разрушаться и региональные системы, которые когда-то создал Запад во главе с США. Балканы являются одни из «образчиков» этого западного геополитического творчества. Расширение НАТО и Европейского Союза — часть того же самого процесса.
Запад полагает, что трудности на Балканах временные и вызваны, как уже говорилось, Россией, Китаем и Турцией. Преодолеть их якобы можно, взяв регион под контроль, то есть вытеснив всех остальных игроков из этой части континента.
Глава дипломатии Европейского Союза симпатичная, хотя давно ничем не выдающаяся итальянка Могерини недавно без обиняков заявила, что Балканы входят в сферу интересов Европейского Союза, а России там делать нечего (когда российский министр иностранных дел Лавров спросил ее, что она имела в виду, она запнулась и сказала, что ее «недопоняли»).
Стоит отметить, что в свете Брексита Могерини смотрит на Балканы так же, как много лет назад величайший защитник британской империи — Уинстон Черчилль. Он не раз сознательно давал Сталину лживые обещания открыть второй фронт против Гитлера. После победы Красной армии под Сталинградом, Курском, после освобождения Харькова (январь — август 1943 года) премьер Его Величества понял, что Гитлер проиграет войну. Продолжать врать о втором фронте было уже невозможно. Напротив, второй фронт превратился в необходимость. Лондон понял, что обязан включиться в борьбу против нацистской Германии, чтобы не остаться в стороне при решении вопроса о послевоенном развитии Европы.
Поэтому Черчилль хотел, чтобы англо-американские союзники высадились на Балканах — в этом «мягком подбрюшье Европы», как выразился сам сэр Уинстон. Целью было не столько навредить Гитлеру (к тому моменту с этим уже отлично справлялся Тито и его партизанские отряды), сколько взять партизан Тито под контроль и воспользоваться Балканами как коридором, чтобы англо-американские войска проникли в Центральную Европу прежде, чем там появится Красная армия. В итоге план провалился, поскольку Рузвельт просто не дал на то своего согласия.
Стоит отметить идиотизм, с которым Черчилль тогда подходил к Балканам: доступны исторические документы, которые подтверждают, что в случае вступления англо-американских сил на Балканы партизаны Тито дали бы им вооруженный отпор.
Глава европейской дипломатии Федерика МогериниСегодня Могерини (а с ней и ЕС и НАТО) мыслит так же, как Черчилль, пусть и в обратном геополитическом порядке. Европейский Союз и НАТО уже контролируют Центральную Европу, и теперь нужно вытеснить Россию из Сербии и сербской части Боснии и Герцеговины. Балканы нужно «политически» очистить.
Евросоюз и НАТО не понимают, что ситуация требует коренного пересмотра геополитики в отношении Балкан (а возможно, и всей Европы, но сейчас не об этом). Брюссель просто не готов к чему-то подобному.
В связи с этим ему придется решать, как поступить с Сербией. Это альфа и омега любого устройства Балкан, которое могло бы просуществовать долго. Обама в свое время пришел к выводу, что Сербия является ключом к безопасности Балкан. Его вице-президент Джо Байден откровенно сказал об этом во время своего визита в Белград в 2009 году. Однако словами все и ограничилось. Политика никак не изменилась.
Антисербский по определению проект независимого Косово тоже не работает. Запад попал там в собственные силки и теперь не знает, что делать. Прежние террористы из Армии освобождения Косово сегодня руководят им, полностью отбившись от рук Запада и превратившись в «антизападную» неуправляемую ракету.
Вопросом для Балкан в целом остается, будут ли изменения в устройстве полуострова одноразовыми и такими же внезапными, как на рубеже 80 — 90-х годов. И как они будут проходить. Возможно также возникновение продолжительных в основном субрегиональных конфликтов с применением военной силы. Такой сценарий выдвинул бы Балканы на первый план мировой политики.
События в мире и в Европе привнесли с 2000 года на Балканы (независимо от нарастающих внутренних проблем) три новых важных элемента, включающих этот регион в мировую геополитику.
Во-первых, Балканы превратились в источник международного терроризма (с рассадником в мусульманской части Боснии и Герцеговины и на всей албанской этнической территории: Косово, Албании, Северной Македонии).
Во-вторых, Балканы превратились в значимый европейский энергетический коридор (он должен был вести в Италию и Западную Европу благодаря проекту российско-турецкого газопровода «Южный поток», но ЕС его пока успешно заблокировал).
В-третьих, Баланы стали трассой для беженцев и мигрантов.
Если говорить о будущем Балкан, то одна из немногих вещей, которая не вызывает сомнений, заключается в незаменимой роли России и Китая в будущем развитии региона. И все попытки помешать этим странам приведут только к усугублению кризиса.
«Российская угроза» заставила НАТО, как по мановению волшебной палочки, «решить» за несколько месяцев спор между Афинами и Скопье, который велся 30 лет и касался названия бывшей Македонской Республики СФРЮ. Прошлогодний македонский референдум о членстве в НАТО и Европейском Союзе привел к трагическим для атлантистов последствиям и тем не менее никого на Западе не обеспокоил. Альянс не терял времени, и уже шестого февраля Македония вступила в НАТО.
Тот факт, что Запад решил первым делом включить Северную Македонию в военный союз, вызывает беспокойство. Ведь Македонии ничто не угрожает. Таким образом, членство в НАТО обусловлено другими причинами, не имеющими отношения к защите этой страны.
Гипотетически угрозу для македонского государства могут представлять только его соседи: Албания, Болгария, Греция и Косово. У них всех есть к Македонии территориальные претензии, хотя, разумеется, они это отрицают. Все это (пока за исключением Косово) страны-члены альянса, однако на Балканах этим никого не обмануть. Если понадобится, они нападут. Правда, вряд ли они сделают это в обозримом будущем.
Единственный македонский сосед, у которого не было и нет никаких территориальных претензий к Македонии, — это Сербия. Вступление Македонии в НАТО направлено исключительно против Сербии и России. Белград должен понять, что «его место — в альянсе», куда он по понятным причинам не стремится. В конституции Сербии закреплен нейтральный статус страны. Сербы же должны «заметить», что в их непосредственном соседстве находится сплошь страны НАТО, то есть Сербия «окружена» странами-членами альянса. Исключением остается Босния и Герцеговина. Вступить в НАТО ей не дают местные сербы. И хотя Косово тоже не член НАТО, на его территории присутствуют американские солдаты и есть американская военная база (под прикрытием миротворческих «Сил для Косово»). Таких идеальных военно-политических условий для возможного нападения на СФРЮ у НАТО не было даже 20 лет назад.
С вступлением Северной Македонии в НАТО Россия должна «наконец-то» понять, что альянс будет делать, как и прежде, все что пожелает. Россия должна перестать упираться. Правда, это столь же идиотская мысль, как и идея Черчилля, который в 1943 году хотел «спасти» Центральную Европу от Красной армии, вторгшись на Балканы.
Нежелание Европейского Союза и НАТО сотрудничать с Россией на Балканах, неготовность воспользоваться этим сотрудничеством для урегулирования ситуации в этом всегда нестабильном регионе — вот главная причина неспокойной обстановки на Балканах. И вряд ли в будущем этот регион станет спокойным и процветающим. Кризис на юго-востоке Европы будет углубляться, и конфликт между Западом и Востоком с определяющей ролью держав будет только эскалировать.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео