В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Анатомия скандала: кто «заказал» председателя Верховного Суда?

Хочешь знать, кого посадят в ближайшее время, читай Telegram-каналы. В этой шутливой формуле есть немалая доля правды: за последние годы «телега» стала излюбленной площадкой для вбросов информации от силовиков. А уж они-то, понятное дело, точно знают, кому пора сушить сухари, а кому пока можно расслабиться.
Анатомия скандала: кто «заказал» председателя Верховного Суда?
Фото: Свободная прессаСвободная пресса
В начале года ведущие Telegram-каналы разразились шквалом прогнозов о зачистках в федеральной и региональной элите. Прошел месяц, и эти прогнозы начали сбываться: арестовали вожаков клана Арашуковых, да и у главы Карачаево-Черкессии Рашида Темрезова не всё так безоблачно.
Понятно, что театральное задержание сенатора Арашукова стало своего рода «костью», брошенной российскому обществу: неприкосновенных у нас нет, борьба с коррупцией идет – не беспокойтесь граждане!
Вот только граждане беспокоиться не перестали: жизнь становится все сложнее – непопулярная пенсионная реформа, рост налогов и цен, плюс к этому постоянная опасность стать жертвой произвола. Последнее, кстати, пугает россиян едва ли не больше всего. К бедности нашим гражданам, к сожалению, не привыкать, а вот оказаться за решеткой в результате судебного произвола не хочет никто.
Одним из символов этого произвола можно считать и председателя Верховного Суда , который за 30 лет работы, похоже, превратил систему правосудия в мощный карательный инструмент: российские суды выносят всего 0,3% оправдательных приговоров. Это – вполне официальные статистические данные. Если же говорить об информации неофициальной, то стоит вспомнить, что председателя ВС порой укоряли в создании целой системы судебных «решал», которые будто бы обеспечивают «нужные» приговоры. Иногда – в открытую, как это, например, сделал на заседании ещё в 2009 г., заявивший на камеры в присутствии президента, что «суды обросли посредниками, которым надо платить, если хочешь добиться справедливого решения».
Сведениями о таких «решалах», а также о многих других как минимум странных эпизодах деятельности главного судьи страны буквально пестрят Telegram-каналы. Причем адресат у этих посланий, похоже, один-единственный. Как сказал по другому поводу и в адрес другого представителя российской элиты: «Когда вы внимательно изучаете, что именно написал Сурков, вспомните, что он написал это не вам, не нам».
Вот и в истории с Лебедевым авторы вбросов явно пытаются не только привлечь внимание , но и добиться, чтобы он наконец-то дал отмашку на «активные действия» против председателя Верховного Суда. Тем более, что 30 лет в должности даже по меркам российской «суверенной демократии» многовато.
Вячеслава Лебедева упрекают в целом ряде весьма неоднозначных дел, приговоры по которым, думается, явно выносились с участием заинтересованных лиц. Например, дело бывшего заместителя главы Карелии Девлетхана Алиханова. Экс-чиновник обвинялся в масштабных махинациях с муниципальной недвижимостью, но был оправдан. Дело «крестного отца» Анапы удивило всех смягчением приговора. С именем Вячеслава Лебедева издание «Полит.ру» связывает «крышевание» преступных группировок – начиная от Кущевской ОПГ до структур криминального авторитета .
Буквально на днях «Собеседник» рассказал о связях главного судьи России с криминальными кругами. Максим Москалев и Дмитрий Аграмаков, проходившие по ряду дел, связанных с обналичкой в космических масштабах, участвовали в сделке с Лебедевым по продаже земли на Рублевке. И – о чудо! – какой-то счастливый случай до сих пор бережет их от уголовного преследования. Более того, господин Москалев не стесняется обращаться к помощи суда. Три года назад он выиграл весьма неоднозначный процесс, вызвавший широкий резонанс в деловых кругах. Можно считать, что принятие решения в пользу участника сделки с председателем Верховного Суда бросает тень на всю судебную систему России.
Интересную версию предложило инфомагентство «Московский монитор». Суть её в том, что председателя Арбитражного суда Москвы не видели на рабочем месте с конца прошлого года. Его отпуск затянулся неспроста, и это прочит столичному арбитражу большие кадровые перемены. Источники связывают затянувшийся отпуск Новикова с началом информационной атаки на председателя Верховного Суда России Вячеслава Лебедева, которая как раз вступила в активную фазу с началом нового года.
В свое время от Новикова ждали, что он наведет порядок в московском арбитраже после скандалов 2016 года. Но результаты подведомственного Новикову суда становились все хуже. И Лебедев, который ранее приблизил к себе Новикова, стал отказывать ему в протекции.
По версии Telegram-каналов, отсюда и «растут уши» информационной кампании, развернутой против Вячеслава Лебедева: «мало кто сомневается, что причиной кампании, начатой Новиковым, стала его обида на отказ Лебедева либо повысить его в вышестоящий суд, либо рекомендовать в какой-нибудь регион губернатором».
Подобную версию можно считать рабочей только с очень большими оговорками. Во-первых, на таком уровне уже мало кто руководствуется простыми человеческими чувствами вроде обиды. Во-вторых, слишком уж масштабная кампания развернута против Вячеслава Лебедева: ключевые Telegram-каналы, СМИ, десятки, если не сотни блогеров. Так не мстят, так решают системные политические задачи.
А они в этом случае могут заключаться только в одном: на фоне фиксируемого социологами роста негатива к власти растут акции «ястребов», предлагающих президенту свой вариант перезагрузки общественных настроений. Арест сенатора Арашукова в этом смысле был лишь началом реализации длинной схемы. Влиятельная Кремлевская башня зондирует почву перед следующими антикоррупционными операциями.
Очевидно, что интересанты «Лебедев-гейта» – это именно силовики, работа которых, если кто забыл, заключается не только в посадках, но и в поддержании стабильности в обществе. А показательный разгром такой крупной фигуры, как председатель Верховного Суда, явно удовлетворит запрос россиян на социальную справедливость и спишет многие претензии к судебной ветви власти. А это в преддверии намечающегося политического транзита становится стратегической задачей.