Ещё

Polityka (Польша): Америка отдаляется 

Фото: ИноСМИ
В этом году февраль выдастся особенно зябким, и если к холодам, приходящим с востока, мы привыкли, то с запада Европу зимой обычно согревал теплый Гольфстрим. Холодное сообщение Вашингтона о намерении выйти из Договора по РСМД, защищавшего большую часть Европы от российских ракет средней дальности, производит на этом фоне особое впечатление. заявили о таком шаге в начале февраля, а через полгода они смогут официально разорвать соглашение. Соединенные Штаты считают, что оно перестало работать из-за нарушений с российской стороны. Их позиция выглядит обоснованной: , по всей видимости, нарушает запрет на развертывание ракет наземного базирования, служащих для доставки ядерных боеголовок на расстояние, превышающее 500 километров. Придерживаясь договора, американцы не занимались производством такого оружия, но продолжавшиеся несколько лет дискуссии о реальных возможностях новых российских «Искандеров», привели их к решению, что им больше не хочется выглядеть дураками. любит ударить кулаком по столу.
Конец иллюзий
Громче всего эхо от этого удара звучит в Западной Европе. Причина здесь прежде всего техническая. Договор о РСМД запрещал России и США производить и размещать в Европе ядерные ракеты (и такие, которые могут быть теоретически снабжены ядерными боеголовками) дальностью от 500 до 5,5 тысяч километров. В современных геополитических реалиях этот документ давал надежду на то, что от возможных ударов (наносимых с наземных установок) защищена вся Европа, за исключением , части и , а также стран Балтии и , которые находятся в зоне поражения «обычных» «Искандеров» и в любом случае питают меньше иллюзий в отношении России.
После разрыва договора о РСМД в Западной Европе развеются последние миражи, но при той атмосфере, которая царит сейчас в трансатлантических отношениях, ответственность за такое развитие событий она возложит, скорее, на Вашингтон, чем на . Некоторые уже говорят, что Трамп с такой силой ударил по столу с надписью «разоружение», что тот развалился на части. Однако стоит напомнить, что именно Россия первой отказалась от другого договора — об обычных вооруженных силах в Европе, а кроме того, начала инвестировать в мощные наступательные вооружения.
Европейские чувства, связанные с договором о РСМД, связаны отчасти с ностальгическими воспоминаниями. Вторая половина 1980-х годов была для активных сегодня политиков и важного поколения избирателей временем важнейших геополитических изменений, которые произошли при их жизни: военную угрозу на континенте впервые удалось ограничить при помощи переговоров.
Ядерную милитаризацию начал Советский Союз, развернув РСД-10 «Пионер», чья задача состояла в том, чтобы нанести удар по линии фронта перед тем, как войска Организации Варшавского договора пойдут в наступление. Линия фронта проходила по , так что охваченный страхом (Helmut Schmidt) начал умолять американцев, как можно быстрее направить в его страну ракеты, которые позволят ответить на атаку. В размещавшиеся в Германии сухопутные подразделения поступили ракеты «Першинг-2», а воздушные силы получили крылатые ракеты. Это повлекло за собой вспышку протестов против милитаризации континента.
Между тем Советский Союз объявил перестройку и гласность, а империя зла развернулась к Западу. , генсек-звезда, сел за один стол с находившимся тогда на взлете своей картеры и подписал договор, созданный специально для европейского континента. Америка одержала победу в холодной войне без единого выстрела, но в самом большом выигрыше оказалась Западная Европа: после появления договора о РСМД весь арсенал ракет с обеих сторон полежал физической ликвидации.
Спустя два года рухнула Берлинская стена, группа «Скорпионс» приехала в Москву, молодежь вслушивалась в ветер перемен. «Думал ли ты когда-нибудь, что мы можем быть близки, как братья?» — политический гимн всех времен до сих пор звучит в ушах. Тем, кто был в ту пору молод, исполнилось сейчас 50-60 лет. Эти люди обладают отличной памятью и огромным влиянием на политические решения. Многим представителям того поколения, несмотря на то, что Россия снова нацелила на них ракеты, сложно понять, что это больше не братская страна.
Система, созданная элитами
На самом деле дело не только в ракетах. От разрыва договора о РСМД мало что изменится: Россия будет создавать и размешать ракеты «запрещенной» дальности, Европа (если она не создаст систему сдерживания и обороны) останется перед ними беззащитной, а Америка и дальше не будет гореть желанием инвестировать в арсенал, аналогичный российскому, поскольку она делает упор на военный флот и авиацию (на них договор не распространяется). Новые ракетные системы, которые должны появиться в американских вооруженных силах, не будут предназначены для использования с ядерными ракетами, а их радиус действия не превысит 500 километров.
Таким образом, опасения, что разрыв договора о РСМД запустит гонку вооружений, в значительной мере не обоснованы. Точно такой же необоснованной была уверенность в том, что договор, который не соблюдает Россия, нас защищает. Однако сейчас, как карточный домик, могут развалиться другие договоры, в частности, о нераспространении ракетных вооружений. Насколько они работают, показывает хотя бы пример польской армии. Если на системы «Омар» международные ограничения распространяются (радиус действия не должен превышать 300 километров), то ракеты «воздух-земля» «Джазм» или крылатые ракеты, которые планируется закупить для польских подлодок, могут иметь большую дальность.
Представители традиционных политических элит остаются приверженцами международного порядка, созданного в XX веке, и для них ликвидация одного из его элементов означает покушение на всю систему. Однако основой того порядка служило право, поэтому он охватывал лишь тех, кто это право уважал, но ни в чем не ограничивал тиранов и агрессоров. И сейчас американцы пришли к выводу, что они сами страдают от этого, поэтому не имеет смысла в одностороннем порядке придерживаться норм, которые разрушились не по их вине.
Европа на втором месте
Спустя три с небольшим десятилетия после подписания договора о РСМД российско-западное братство кануло в лету, а одновременно претерпели изменения отношения между США и Европой. С тех пор, как в Вашингтоне восторжествовала доктрина «Америка на первом месте», все, что находится на других местах перестало иметь какое-либо значение. Реакцией на просьбу дать Европе ракеты для защиты от России стала бы сейчас сначала какая-нибудь язвительная запись в Твиттере, а потом счет с очень длинной цифрой. Никакой доброжелательности больше не осталось, есть только холодный расчет и анализ рентабельности.
Учения Trident Juncture-2015Соединенные Штаты Дональда Трампа, возможно, и ведут глобальное соперничество с Россией, однако, они больше не считают Европу местом, которое имеет в этом контексте особое значение. Западная Европа, превратившаяся за три десятилетия в , тоже возмужала и стала меньше зависеть от Америки. Она выражает независимое мнение и проводит свою политику, а иногда пытается заключать собственные договоры, которые гарантируют и укрепляют безопасность.
Сейчас в Европе формируется нечто вроде французско-немецкого острова, который может или оттолкнуть или притянуть к себе остальную часть континента. В ахенском договоре Париж и Берлин цитировали, правда, слова о коллективной обороне НАТО и взаимной поддержке в рамках ЕС, но дали друг другу дополнительные гарантии военной помощи в случае нападения.
Перемены происходят и в рамках самого Евросоюза. В первую очередь они связаны с программой Постоянного структурированного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны, благодаря которой страны-члены налаживают более тесное взаимодействие в этой сфере. ЕС может оказать НАТО большую помощь, например, финансируя инфраструктурные проекты, позволяющие повысить мобильность военных подразделений. Европейские страны постепенно начинают увеличивать свои оборонные бюджеты, давать реальную оценку возможностям своих вооруженных сил, обнаруживать области, которым не уделялось в предыдущие годы должного внимания, и латать возникшие дыры. Некоторые из них занимаются этим, чтобы показать Америке, как они стараются, а некоторые, чтобы снизить зависимость от США. Ледяное дуновение из-за океана может привести к тому, что ряды второй группы пополнятся.
Уход зрелых
«У администрации Трампа нет постоянных друзей или постоянных врагов. Она относится к отношениям, как к бизнесу, не придавая значения историческим связям, а стремясь извлечь непосредственную выгоду во всех областях: как в торговле, так и в дипломатии», — писало влиятельное издание «Форин афферс» в статье, которая по мнению многих, очень верно обрисовала суть современной американской политики. «Современная» означает здесь «находящаяся под личным влиянием Трампа», которого уже не ограничивают люди, придерживавшиеся республиканских традиций «великой стратегии».
Рядом с президентом уже нет Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) — бывшего госсекретаря, который понимал, насколько крупный бизнес ценит стабильность и предсказуемость. Нет и Джеймса Мэттиса (James Mattis), знавшего цену братству по оружию и крови, который до недавнего времени был главой , Гэри Кона (Gary Cohn), который заработал состояние на финансовых операциях и поэтому, возможно, защищал свободную торговлю, или генерала Макмастера (Herbert McMaster), чья книга всей жизни была посвящена теме ответственности лидеров. Овальный кабинет лишился всех «зрелых людей».
К числу «бывших» присоединился также представитель более молодого поколения — дипломат Уэсс Митчелл (Wess Mitchell), который отвечал в  за нашу часть мира и знал ее как никто другой в . В свою очередь, из Конгресса на вечную вахту ушел ветеран-сенатор (John McCain), который пользовался таким огромным авторитетом, что был бы способен призвать американцев выступить против какого-нибудь глупого шага президента.
Хотя, кто знает, возможно, именно Капитолий станет самым мощным бастионом традиционной американской политики. Спустя неделю после статьи, в которой сообщалось о разговорах Трампа на тему выхода из НАТО, Палата представителей заблокировала выделение средств на какие-либо связанные с этим инициативы. Спор о стене на границе с Мексикой показал, что бюджет — это эффективный инструмент сдерживания самоуправства президента.
Еще год назад Трамп уступал уговорам своих советников: он не разорвал Североамериканское соглашение о свободной торговле, нехотя сохранил в силе договор с Ираном и смягчил риторику в отношении НАТО. Сейчас все изменилось. Президент не останавливается даже перед тем, чтобы на месяц лишить зарплаты своих собственных сотрудников, лишь бы надавить на Конгресс и претворить в жизнь свои предвыборные лозунги. Госсекретарь Майкл Помпео (Michael Pompeo) прямо говорит о том, что коалиция, которая займется решением проблемы Ирана, уже создана и в ближайшее время проведет встречу в Варшаве.
70 лет — и конец?
Развязывание торговой войны, выход из Парижского соглашения по климату и ядерной сделки с Ираном, а также введение санкций против сотрудничающих с этой страной компаний, вывод войск, воевавших с так называемым Исламским государством (запрещенная в РФ организация, — прим.ред.), слухи об уходе из Афганистана, а возможно, и разрыве с НАТО — счет решений Дональда Трампа, которые Европа сочла неблагоприятными с точки зрения ее безопасности, недружественными или даже враждебными, идет на десятки, при этом мы говорим о периоде, когда президенту еще приходилось сдерживать себя.
Государственный секретарь США Майк Помпео и генеральный секретарь НАТО в штаб-квартире НАТО в БрюсселеНеужели после февральских заморозков Атлантический океан окончательно покроется льдом? Настроения в кулуарах саммита министров обороны стран НАТО и Мюнхенской конференции по безопасности, которая начнется через неделю, будут наверняка минорными, а дискуссии о том, что делать с отдаляющейся Америкой уже начались. Европейская сторона ждет, что станет с 45-м президентом США: грозит ли ему импичмент или, может быть, он не только завершит свой президентский срок, но и сохранит власть, что позволит окончательно закрепить «доктрину Трампа»?
Проблема в том, что американский лидер уже запустил процесс, который работает в обе стороны и может привести к пересмотру отношений между Европой и США даже после его ухода. Идея стратегической автономии, которую продвигает Париж, могла быть предметом шуток в контексте современных оборонительных возможностей, но через 20 лет, если Европа займется инвестициями, ситуация может измениться, особенно если удастся создать соответствующие структуры. Конечно, возникает риск раскола НАТО на две группы: стран, всеми силами держащихся за США, и тех, кто считает, что может позволить себе ослабить евроатлантические связи. Ничто, однако, не вечно, а 70 лет существования союза — это в любом случае большое достижение. Не стоит удивляться, если до следующего юбилея он не доживет.
Комментарии