Гибель личного я: как 15 лет существования Фейсбука изменили человеческую природу (The Guardian, Великобритания) 

Гибель личного я: как 15 лет существования Фейсбука изменили человеческую природу (The Guardian, Великобритания)
Фото: ИноСМИ
«Thefacebook — это онлайн-каталог, который связывает людей через социальные сети в колледжах. Мы создали Thefacebook для всеобщего использования в . Thefacebook можно использовать, чтобы: искать людей в своем университете; выяснять, кто посещает курсы вместе с вами; искать друзей ваших друзей; просматривать фотографии членов вашего сообщества».
4 февраля 2004 года это довольно корявое объявление ознаменовало собой запуск изобретения, которое было создано в общежитии Гарвардского университета студентом по имени и которое должно было стать более совершенной версией фотоальбомов, куда обычно помещались фотографии студентов американских университетов с краткой информацией о них. Если рассматривать Thefacebook с выигрышных позиций 2019 года, эта социальная сеть кажется хорошо знакомой, но при этом странной. Страницы были всем известного оттенка синего цвета, а «друзья», несомненно, были центральным элементом того, что отображалось на странице. Однако внешний мир не находил на ней никакого отражения: единственными фотографиями были фотографии профиля пользователя, а постоянно меняющейся новостной ленты не было и в помине.
Все, что тогда предлагалось, было непосредственным образом связано с жизнью студентов — сначала в Гарвардском университете, потом в Колумбийском университете, Стэнфорде и Йеле. На первый взгляд в центре внимания были знакомства внутри кампуса и возможность отправлять друг другу «подмигивания», которые можно было интерпретировать по-разному, что лишь увеличивало удовольствие.
Но потом ситуация стала развиваться стремительно. К осени 2005 года этой социальной сетью пользовались уже 85% студентов американских колледжей, и 60% студентов посещали его ежедневно. По мере их погружения в Thefacebook эта соцсеть постепенно превращалась в отражение того социального соперничества, на котором основана вся американская система образования. Как пишет (David Kirkpatrick) в своей книге «Эффект Фейсбука» (The Facebook Effect), пользователи нового сайта начали зацикливаться на совершенствовании своих профилей — не просто чтобы назначать свидания, но и чтобы сделать себя более привлекательным для потенциальных друзей. В результате сложилось несколько обязательных требования: «Найдите правильную фотографию профиля. Регулярно ее меняйте. Тщательно продумывайте то, как вы описываете свои интересы».
Как пишет Киркпатрик, очень скоро быть пользователем Фейсбука превратилось в необходимость, и это стало оказывать влияние на тот выбор, который студенты делали в реальном мире: «Поскольку были известны списки курсов, которые посещали студенты, некоторые из них начали выбирать такие курсы, которые позволяли им проецировать определенный образ. И многие выбирали курсы на основании того, кто, согласно информации на Thefacebook, будет посещать эти курсы вместе с ними».
Создавалось впечатление, что все играли какую-то роль, и цель заключалась в том, чтобы сыграть ее как можно лучше. В конце 2004 года у Thefacebook был уже миллион пользователей. В сентябре 2006 года, когда создатели этой соцсети уже переименовали ее в «Фейсбук», она уже вышла за границы кампусов и средней школы, став доступной для любого пользователя старше 13 лет, у которого был свой электронный почтовый ящик. Однако основной принцип остался прежним: пользователи должны были предлагать миру самую лучшую и самую лестную версию самих себя.
Спустя 15 лет после своего создания Фейсбук может похвастаться 2,2 миллиарда пользователей, Цукерберг — состоянием в 55 миллиардов долларов, а на этой неделе компания опубликовала информацию о своих рекордных доходах в размере 6,88 миллиарда долларов за последние три месяца 2018 года. Но одно мы знаем наверняка: во многом успех этой соцсети связан с тем, что люди лгут о себе в Фейсбуке, как они лгут о себе в других соцсетях. В 2016 году аналитическая компания Custard провела опрос среди двух тысяч британцев, выяснив, что только 18% опрошенных утверждают, что их профиль в Фейсбуке является точным отражением их реальной жизни. 31% респондентов сказали, что тот их образ, который они предлагают в Фейсбуке, «во многом соответствует реальности, но без скучных подробностей», а 14% признались, что в Фейсбуке они выглядят «гораздо более» социально активными, нежели в реальности. Очевидно, мужчины чаще готовы сознательно отклоняться от истины: 43% опрошенных мужчин признались, что они откровенно сфабриковали часть информации, представленной на их страничках.
Существует множество доказательств такого же ежедневного обмана в Фейсбуке, на который идут женщины. Шесть лет назад аналитическая компания OnePoll выяснила, что треть опрошенных женщин признаются в «нечестности» в социальных сетях. Каждая четвертая призналась в том, что в соцсетях она лжет или преувеличивает информацию касательно ключевых аспектов своей жизни от одного до трех раз в месяц, а каждая десятая лжет в соцсетях более одного раза в неделю. Почти 30% женщин писали о том, что они чем-то занимаются, тогда как на самом деле они находились дома в одиночестве, а 20% лгут о своих занятиях в отпуске и о своей работе.
На первый взгляд все это не имеет особенно большого значения. Вполне возможно, это заложено в природе наших отношений с другими людьми — желание отчаянно работать над тем впечатлением, которое мы производим на других людей, и иногда скатываться к исполнению какой-то роли, что неизбежно ведет к лжи.
Однако в эпоху Фейсбука произошел значимый перелом в традиционном человеческом поведении. В прошлом мы могли регулярно делать паузу в исполнении той или иной роли и возвращаться к нашему личному истинному я. Теперь же, когда мы непрерывно смотрим в наши смартфоны и находимся в зависимости от всевозможных приложений, есть ли у нас возможность взять паузу?
Наряду с вмешательством России в выборы, фейковыми новостями, подходом Фейсбука к ксенофобским высказываниям и его неутолимой жаждой получить как можно больше личных данных, это, несомненно, является одним из наиболее пагубных эффектов, которые Фейсбук оказывает на нашу жизнь.
То, что инновации Фейсбука сделали с разрывом между нашей социальной и частной жизнью, подчеркивает множество аспектов, имеющих непосредственное отношение к истинному значению интимности и личного пространства, а также к сути того, что значит быть человеком: какие мы на самом деле в отсутствие внимания и оценок других людей, и знаем ли мы это?
Разрушение барьера между нашим публичным и личным я оказывает особенно сильное влияние на людей, переживающих такой период, когда само понимание своего «я» еще окончательно не сформировалась — я имею в виду тот сложный период жизни, который начинается с подростковых переживаний и заканчивается примерно в 25 лет (иногда позже). В этот период времени уровень чувствительности к настроениям сверстников крайне высок, а одержимость тем, что некоторые называют «социальным сравнением», очень глубока. Нам всем это хорошо известно: вы отчаянно стремитесь выполнять все требования той среды, в которой вы вращаетесь, чтобы казаться крутым, и любыми способами избегать насмешек. Важнее всего внешний вид. И одежда.
В своем трактате о господстве Фейсбука и  под названием «Эпоха капитализма слежки» (The Age of Surveillance Capitalism) американский экономист Шошана Зубоф (Shoshana Zuboff) пишет о том, почему соцсети оказывают особенно токсичное воздействие именно на этом этапе жизни. «Социальные сети заложили основы новой эпохи интенсивности, глубины и вездесущности процессов социального сравнения, и это в первую очередь касается молодых людей, которые практически постоянно находятся онлайн в тот период жизни, когда собственная идентичность, голос и нравственная ответственность еще не до конца сформировались, — пишет она. — Действительно, нынешнее психологическое цунами социального сравнения, спровоцированное общением в соцсетях, не имеет прецедентов». Она называет этот опыт «жизнью в улье» и дает ему довольно жуткую характеристику: «это жизнь, которую вы вынуждены вести на глазах у других, потому что другой жизни не бывает, хотя это и причиняет боль».
Я хорошо помню, что значит быть 16-летним подростком, помню давление сверстников, насмешки и свое стремление быть похожим на крутых ребят. Мне было крайне необходимо каждый день возвращаться домой и проводить достаточно много времени в полном одиночестве, чтобы прийти в себя — именно в те ежедневные моменты уединения я постепенно начал осознавать, кто я на самом деле. Если бы мне сказали, что очень скоро некое вызывающее зависимость устройство будет транслировать оглушительный шум школы, заставляя меня играть роль перед моими сверстниками вплоть до момента погружения в ночной сон, я бы, наверное, закричал. Однако именно такой стала повседневная реальность для миллионов подростков, и мы уже знаем, какими будут последствия.
Согласно докладу, опубликованному на этой неделе Управлением по делам радио, телевидения и предприятий связи, у 70% подростков в возрасте от 12 до 15 лет есть профиль как минимум в одной социальной сети. Для возрастной категории 8-11 лет этот показатель составляет 18%. Как сообщает управление, содержание аккаунтов подростков «более тщательно подбирается таким образом, чтобы демонстрировать „идеального“ себя». Многие эксперты указывают на прямую связь между депрессией/ тревожностью и использованием соцсетей, которое нередко оборачивается онлайн-издевательствами или негативным самовосприятием, формирующимся в результате просмотра чужих профилей. Согласно исследованию Millennium Cohort Study, проведенному Институтом образования (в рамках этого исследования эксперты изучают поведение и опыт 19 тысяч человек, родившихся в начале 21 века), почти 40% девочек, проводящих в соцсетях более пяти часов в день, демонстрируют симптомы депрессии. Согласно результатам исследования, проведенного Королевским обществом здравоохранения (Royal Society for Public Health) в 2017 году, сами молодые люди признают, что крупные соцсети оказывают негативное влияние на их психологическое состояние — специалисты в области психического здоровья связывают это с нарастающим ощущением своего несовершенства и тревоги.
В ответ на это защитники Фейсбука могут заявить, что популярность этой платформы среди подростков снижается, поскольку молодые люди сегодня отдают предпочтение Снэпчат (Snapchat) и Инстаграм. Однако миллионы молодых людей продолжают пользоваться Фейсбуком, а Инстаграм принадлежит компании Цукерберга. Кроме того, Фейсбук стал первопроходцем на пути к слому поведенческих различий между детьми, подростками и взрослыми людьми: сегодня все пользователи соцсетей ведут себя как подростки и испытывают на себе одни и те же негативные эффекты чрезмерного использования соцсетей — и неважно, какой платформе они отдают предпочтение.
Другими словами, необходимость постоянно играть роль, непрерывное стремление получать одобрение и беспокойство о том, что могут подумать другие люди, — это, по сути, подростковое поведение, но сегодня миллионы взрослых людей ежеминутно демонстрируют такое поведение, в первую очередь посредством Фейсбука. В этом контексте 15-летие соцсети, изобретенной Марком Цукербергом, возможно, является подходящим моментом для того, чтобы сделать шаг назад и задуматься, не страдаем ли мы от глобальной вспышки коллективной задержки развития со всей той болью и ограничениями, которые она за собой влечет.
Я не часто пользуюсь Фейсбуком, но я часто пишу в твиттере, и я знаю, что я злоупотребляю им и что это мешает многим людям. По тем же причинам я не уверен, что постоянно менять фотографии в своем профиле в Фейсбуке в стремлении собрать как можно больше односложных комментариев от друзей (вроде «Шикарно!») — это то поведение, которое кому-то приносит пользу и которое делает честь людям старше 25 лет. Нет никакой необходимости писать посты о том, что вы только что съели или что сделала ваша собака. Важнее всего то, что вне зависимости от нашего возраста нам всем нужны моменты тишины и погруженности в себя, когда мы можем осознать, что значит жить, и Фейсбук часто лишает нас этих моментов