Ещё

Бой за дом Булошникова 

Фото: ИД "Собеседник"
Такого давно не видела: на общественные слушания по поводу сноса исторического особняка — дома купца Булошникова — собралось более 1000 человек. А само обсуждение шло так горячо, что крики и споры были слышны даже на улице.
Активисты общественной организации «Архнадзор» рассказывают, что о «приговоре» знаменитому дому Булошникова в центре Москвы узнали практически случайно. Еще в ноябре 2018 года московская Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК) вынесла решение о сносе старинного 3-этажного дома на Большой Никитской, 17, стр. 1. На его месте власти города разрешили возвести жилой высотный дом.
Историческая справка
Дом был построен в 1830 году для купца Ф. В. Булошникова. На 1-м этаже была хлебная лавка и служебные помещения, на 2-м — жилые комнаты. К 1883 году здание занимала граверная мастерская Карла Рихау. Затем там расположилось издательство «Мусагет». В доме проживал заведующий коммерческой частью издательства Викентий Пашуканис. В его квартире неоднократно собирались , Александр Блок, , Игорь Северянин, Эллис (Лев Кобылинский), , . Сам усадебный участок, на котором расположен дом Булошникова, еще древнее. Это городская усадьба, строившаяся в камне с XVII, возможно — с XVI века, принадлежавшая представителям нескольких аристократических родов.
Двое брянских и брат Дюмина
— В протоколах ГЗК нет никакой секретности, но тем не менее они засекречены, — поясняет сооснователь «Архнадзора» . — Сейчас еще ранняя стадия процесса, и его пока можно остановить. Непонятно, как кому-то могло прийти в голову строить высотку в самом центре города, где в округе нет даже ни одной стоянки.
На самом деле этот «кто-то» известен. Заинтересованным лицом в том протоколе обозначено ООО «МейнЭстейт» — структура, принадлежащая Андрею Маталыге, уроженцу города Клинцы . Ему принадлежит множество юрлиц, самое интересное среди них — «Лид-Эстейт», прославившееся варварским, по мнению общественников, сносом усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной, 15 в 2017 году. Ни протесты местных жителей, ни тот факт, что здание относилось к исторически ценным градоформирующим объектам, не остановило застройщика: усадьба исчезла ровно за один день.
Г-н Маталыга по-своему любит московскую старину. Например, он — владелец части бывшей усадьбы Орловых, что на пересечении Большой Никитской и Романова переулка. Другая часть усадьбы принадлежит структурам его земляка, также уроженца Клинцов, Сергея Мефедова. Маталыга и Мефедов — давние бизнес-партнеры. Последний также инвестировал в строительство дома, который строится на месте уничтоженной усадьбы Неклюдовой. И у Мефедова есть еще один очень интересный партнер, с которым они являются учредителями нескольких юрлиц. Это Артем Дюмин — владелец СК «Олимпийский» и младший брат бывшего охранника Путина, ныне губернатора Тульской области . Градозащитники полагают, что за всем этим стоит именно он.
— Причастность Дюмина тут очевидна, — сказал «Собеседнику» политик и градозащитник . — У нас система кланового олигархического государства, где политика осуществляется только в интересах этих кланов и их коммерческих структур. Граждане к этому государству не имеют никакого отношения.
Золотые допметры
— В 2016 году дом дважды менял собственника, — поясняет участник «Архнадзора» Игорь Шихов. — Последним почему-то оказался Маталыга. Есть договор о купле-продаже и одновременно, той же датой, идет договор о выдаче кредита. То есть он дом не просто приобрел, а еще и в кредит. Возможно также, что этот дом выступал в качестве залога при получении кредита. И сейчас он получил его без конкурса именно как собственник.
По словам Игоря Шихова, особняк не нуждается ни в какой реконструкции — он в прекрасном состоянии.
— Реконструкция там прошла в 90-е годы, — рассказывает градозащитник. — Там полностью заменили перекрытия и сделали мансарду, но так аккуратно, что снизу ее практически не видно. А теперь владелец здания хочет получить дополнительные коммерческие метры, чтобы продать их или сдавать, а это можно сделать либо за счет увеличения высотности, либо путем освоения подземного пространства.
И то и другое, заявляет наш собеседник, чрезвычайно опасно для окрестных домов: строительные работы в условиях тесной, складывавшейся веками застройки наверняка приведут к повреждению соседних зданий.
— По соседству есть настоящие памятники, тот же Театр им. Маяковского — прямо через дорогу, — напоминает Шихов. — И консерватория очень сильно опасается строительных работ — у них здание в не очень хорошем состоянии.
Цифра
159 исторических зданий было снесено при  в столице за последние 8 лет.
Единогласно против
В середине января в Пресненском районе прошли общественные слушания по поводу планов ГЗК. А накануне депутаты Пресненского района и Сергей Митрохин обратились в департамент культурного наследия с требованием включить дом Булошникова в реестр исторических памятников.
Жители Пресни и просто неравнодушные москвичи, пришедшие задолго до начала слушаний, тщательно отфильтровали проплаченную массовку. Несколько подозрительных личностей, все-таки пробравшихся в зал, были успешно выдворены.
— В любой другой стране, например во Франции, сама постановка вопроса: быть такому дому или нет, превратит чиновника в изгоя, — поделился с «Собеседником» член Союза архитекторов России Никита Шангин. — Потому что это национальный ресурс. Сохранять и беречь его выгодно с точки зрения государства, он приносит стране доход. Мы же у себя имеем строительную монополию, которая не преследует государственные интересы, у нее есть только жажда наживы. Вопрос, который нам предложили на обсуждение, является кощунственным и даже криминальным.
Не успел президиум огласить регламент, как к нему посыпались претензии от собравшихся. Депута