News.ru 31 января 2019

Россия теряет ключевого партнёра в Северной Африке

Фото: News.ru
Алжир остаётся важным партнёром России с тех пор, как в 1960-х годах СССР поддержал стремление его народа к независимости от Франции. Сейчас главное направление сотрудничества — поставки вооружений и военной техники: алжирские военные любят «коллекционировать» новые образцы техники и, несмотря на сложности в экономике, готовы платить. Но в правящей элите страны происходит смена поколений — президент стар и болен, вместе с ним уходят те, кто помнит кровопролитную войну за независимость, а молодые алжирские чиновники и военачальники хотят пересмотреть отношения с Россией в пользу дружбы с Францией и США.
18 апреля состоятся выборы президента Алжирской народной демократической республики (АНДР). По состоянию на 31 января, 101 человек изъявили желание побороться за президентское кресло, сообщает МВД страны. Среди них — бывший премьер-министр Алжира Али Бенфлис, генерал армии в отставке Али Гадири, лидеры мелких партий и частные лица. Одна из основных оппозиционных сил — умеренные исламисты из «Движения общества за мир» — в качестве кандидата выставила своего лидера Абдераззака Макри. Правящая со времён обретения независимости в 1962 году левоцентристская партия «Фронт национального освобождения» пока не назвала своего кандидата. Действующий президент Алжира, 81-летний Абдель Азиз Бутефлика, возглавляющий страну с 1999 года, пока не объявлял о выдвижении своей кандидатуры, но военное командование страны, министры и лидеры профсоюзов уже призвали Бутефлику баллотироваться на пятый срок. У него есть возможность заявить о решении позже — регистрация кандидатов заканчивается 4 марта, отмечает портал Middle East Eye.
«В пользу Бутефлики говорит тот факт, что он за период своего президентства остановил прокатившуюся по Алжиру волну террора благодаря разумной политике примирения, вернувшей исламистских боевиков к мирной жизни… Кроме того, сторонники Бутефлики полагают, что он защитил страну от хаоса «арабской весны», сохранив политическую стабильность», — пишет эмиратское издание Gulf News, намекая на возможность выдвижения кандидатуры президента.
У противников Бутефлики также есть свои аргументы. Наиболее главный из них — состояние здоровья президента. В 2013 году он перенёс инсульт и с тех пор прикован к инвалидному креслу, практически не выступает перед народом. Во время прошлой предвыборной кампании в 2014 году оппозиция всерьёз ставила вопрос о дееспособности Бутефлики, поскольку президент Алжира отсутствовал на публике, а с избирателями общались генералы из его ближайшего окружения.
Между тем, будущее политической системы Алжира немаловажно для России: со времени подписания в 2001 году декларации о стратегическом партнёрстве, эта североафриканская страна стала для Москвы одним из главных импортёров российского вооружения. По данным SIPRI (Stockholm International Peace Research Institute), она традиционно входит в первую четвёрку импортёров российского оружия вместе с Индией, Китаем и Вьетнамом. В 2017 году Алжир приобрёл более 300 единиц боевых машин поддержки танков БМПТ-72 «Терминатор», которые проходили испытания в Алжире ещё в 2013 году, стал вторым вторым зарубежным заказчиком российских оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-Э». Сейчас обсуждаются поставки истребителей МиГ-29М/М2 и многофункциональных истребителей-бомбардировщиков Су-34.
В ходе недавней поездки по странам Магрибра министр иностранных дел России Сергей Лавров также посетил Алжир. Региональная пресса истолковала приезд главы российского внешнеполитического ведомства и его встречу с алжирским коллегой Абделькадером Мессахелем как «сверку часов» накануне президентских выборов.
«Визит Лаврова говорит … об откровенном беспокойстве Москвы по поводу предстоящих президентских выборов и будущего российских стратегических интересов, особенно в свете известного влияния Парижа и Вашингтона на Алжир. Кроме того, есть намёки на появление кандидатов, лояльных той или иной столице», — отмечает панарабская газета Al Arab.
Москва придаёт большое значение отношениям с Алжиром — важным партнёром в регионе, который гарантирует России активную роль, особенно в контексте хаоса безопасности в регионе и жёсткой конкуренции за влияния в Северной Африке и на всем африканском континенте, продолжает издание. Так, Россия недавно начала конкурировать за алжирский рынок пшеницы, традиционно контролируемый Францией.
Сергей Балмасов, эксперт Института Ближнего Востока и Российского совета по международным делам: Технически выиграть выборы для правящей партии благодаря административному ресурсу — не проблема. Алжирские оппозиционеры, работающие в публичном поле, напоминают кукол в театре — они идут на выборы и традиционно набирают максимум 2−3%. Однако не понятно, сможет ли Бутефлика, состояние здоровья которого оставляет желать лучшего, хотя бы формально управлять государством, и кто в итоге будет его преемником в случае, если его здоровье совсем ухудшится?
Ещё в декабре 2018 года алжирская власть колебалась с решением назначить выборы на апрель 2019-го: многие из окружения Бутефлики, в том числе министр транспорта Омар Гуль, озвучивали идею об отмене или переносе плебисцита в связи со «сложными политическими условиями». В январе в президентском дворце Эль-Мурадия всё-таки склонились к проведению выборов в апреле, но согласно Конституции, необходимо созвать предвыборный совет не позднее конца января.
Президент действительно чувствует себя плохо — он постоянно лечится во французских и швейцарских клиниках, в прошлом году отменил большинство запланированных встреч. Злые языки утверждают, что фактически страной управляет его родной брат Саид и военные, в частности начальник Генштаба Национальной народной армии генерал-майор Ахмед Гаид Салах. Учитывая, что весь четвёртый срок Бутефлика провёл в инвалидном кресле, то многие военные прямо призывают армию сказать веское слово и не допустить очередного переизбрания Бутефлики.
Кто может заменить Бутефлику?
В то же время, найти ему замену сложно. Сейчас Бутефлика — единственный гарант равновесия между конфликтующими алжирскими кланами. Кроме того, в связи с падением цен на нефть экономическая ситуация в стране ухудшилась, а алжирская элита привыкла строить себе дворцы в Европе и ОАЭ. Поэтому межклановая борьба действительно может обостриться. Сейчас, по всей видимости, окружение президента скрытно борется со сторонниками Салаха, но история Алжира знала несколько серьёзных военных путчей. Также в качестве альтернативы Бутефлике в «Эль-Мурадии» рассматривают несколько фигур из высокопоставленных алжирских чиновников, включая действующего премьер-министра Ахмеда Уяхья и экс-главу правительства Абдельмалека Селлаля. Я полагаю, в ближайшие недели алжирская элита определится с преемником.
Как фактор выборов может отразиться на российско-алжирских отношениях?
В области вооружений Москва заняла практически все ниши, но, учитывая любовь алжирской армии к «коллекционированию» современных видов оружия, «расти» есть куда. Не исключены закупки подводных лодок и ЗРС С-400 (о готовящейся закупке российских зенитных ракетных систем сообщали алжирские блогеры). Кроме того, Россия будет продолжать «держать» сегмент алжирского оружейного рынка, связанный с модернизацией и обслуживанием вооружений.
Пока между алжирскими и российскими военными установились тесные отношения. Но не всем нравится столь тесное сотрудничество. По сути, сейчас постепенно уходит поколение правящего класса Алжира, которое помнит долгую и кровопролитную войну за независимость. На смену могут прийти совершенно другие люди, в том числе, и сторонники усиления связей с Францией и США в ущерб российским интересам.
Комментарии
Другое , Сергей Лавров , Генштаб , МВД , Институт Ближнего Востока , Алжир , США , Франция
Читайте также
Гольф. Как выбрать клюшку? Собираем бэг для начинающего игрока
Ilta-Sanomat (Финляндия): помните, как президент Кекконен получил от России в подарок белого медведя? Немного о домашних любимцах первых лиц Финляндии
Последние новости
Конюхов попал в шторм и находится на грани смерти
Порошенко прокомментировал встречу Бойко с Путиным
«Ну-ка все вместе!»: Басков и Лазарев ищут новые таланты