Ещё

Le Figaro (Франция): чем восточные христиане заслужили такое невнимание к себе? 

Фото: ИноСМИ
Доброжелательное отношение западных стран к восточным христианам, конечно, необходимо, однако его одного недостаточно, чтобы воздать им должное. Восточные христиане — часть нашей, средиземноморской цивилизации, и их нужно воспринимать именно в таком ключе.
Пришло время вновь открыть для себя единство нашей, средиземноморской цивилизации.
От Андалусии до Турции, от Алжира до Прованса, от Марокко до Греции и Хорватии — повсюду пейзажи напоминают друг друга, поскольку являются наследием греков и римлян, арамейцев и арабов, египтян и берберов. Оливковые рощи, виноградники, пальмы, спускающиеся к морю холмы, рыбаки, песни, храмы — вот наша средиземноморская цивилизация. Она едина и многообразна, связана с Африкой и Аравией, Персией и Центральной Европой.
Разве можно забыть, чем мы обязаны египетской, арамейской и ассиро-вавилонской цивилизации? Средиземное море, на котором столько людей с севера любят отдыхать в хорошую погоду, не должно стать границей между двумя мирами. Это было бы равнозначно тому, чтобы разрубить надвое нашу собственную цивилизацию, наше собственное тело. Очевидно, что мусульманское меньшинство появляется в Европе, в странах, которые были непривычны и не готовы к этому. Это поднимает прекрасно известные нам проблемы, которые едва ли являются непреодолимыми, однако требуют осмысленного взгляда на самих себя и полезных для всех прояснений.
Что говорят о себе христиане? А что говорят о себе мусульмане? И что говорит о себе светское общество в тот самый момент, когда люди путают светский характер государственной власти, государственных служб, общественного пространства и общественного мнения? В 2017 году премия за вклад в дело светского общества досталась «Фемен», чьи активистки вторглись в Собор Парижской Богоматери и Церковь Мадлен. Как в таких условиях помочь мусульманам, которые не хотят интегрироваться в светское общество?
На юге и востоке нашего общего Средиземноморья христиане живут вот уже больше двух тысяч лет. 13 столетий назад к ним пришли мусульмане, с которыми у них сложились в некоторых случаях трудные, а в других — плодотворные отношения. В частности они выступали в качестве проводников культуры. Эти христиане — не потомки крестоносцев и колонизаторов: это пятидесятники, в некоторых случаях выходцы из иудаизма, копты, последователи сирийской церкви, греки. Это люди культуры и мира, которые стоят на службе своих соотечественников. У них есть школы, где учатся христиане и мусульмане, мальчики и девочки, богатые и бедные, даже очень бедные. То же самое касается и их больниц. Эти люди не жаждут власти, и большинству из них чужда воинственность. Многие остались, чтобы служить своей стране и жить в мире со всеми.
Чем они провинились?
Что они сделали, чтобы вызвать у некоторых стремление выдворить или уничтожить их, от армянского геноцида в 1915 году до недавних геноцидов «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация, прим. ред.)?
Чем они заслужили нынешнее отношение защитников меньшинств, которые практически не уделяют им внимания? В чем их проступок, раз целый ряд правительств закрывают глаза на их трагедии? Американцы считают, что помогли христианам в Ираке, Багдаде и Мосуле? История рассудит. Мы рассудим. Но пока что христиане страдают.
Нам нужно в полной мере понять масштабы стоящего перед нами вопроса. Наблюдаем ли мы параллельно расширение присутствия мусульман во Франции и исчезновение христиан на Востоке?
Здесь не стоит вопрос о бартере: «Я построю тебе мечеть, если ты построишь мне церковь». Нужно смотреть дальше: на кону стоит будущее нашей средиземноморской цивилизации. Дело в том, что вопрос сосуществования христиан и мусульман встает на севере и юге, на востоке и западе Средиземноморья. Оно не может быть возможным на севере и невозможным на юге. Не может быть диалога христиан и мусульман на севере при дискриминации на юге. Не может быть диалога христиан с севера и мусульман с юга через голову христиан, которые живут на юге Средиземноморья. Все те, кто ощущают дискриминацию, как на севере, так и на юге, должны быть услышаны и обрести человеческое достоинство.
Сложности не ограничиваются одним лишь вопросом отношений мусульман и христиан. Существуют и сложности между христианами. Иногда православные церкви не признают крещение католика, без чего, кстати говоря, невозможен плодотворный экуменический диалог. При этом в католической церкви некоторые до сих пор не поняли постановление II Ватиканского собора о равенстве церквей и обрядов и верят в превосходство латинской церкви.
Как можно не понимать, что сохранение восточных христиан, которые вот уже два тысячелетия живут в регионе, — это не просто защита меньшинства, чем, как утверждалось, занимался османский султан. Это не просто защита дискриминируемого меньшинства, одного из, к сожалению, многих, а сохранение нашей цивилизации и обеспечение условий ее выживания.
Породившая полемику книга «Столкновение цивилизаций» Сэмюэла Хантингтона (Samuel Huntington) представляет будущие конфликты как войны цивилизаций. В конечном итоге, защита своей цивилизации может быть куда более легитимной задачей, чем стремление отстоять клочок земли или долю рынка! Тем не менее, нужно дочитать книгу до конца: быть может, именно цивилизации помогут нам избежать войны.
Цивилизация же во многом определяется уважением к меньшинствам, способностью предоставить всем равные гражданские права.
Восточным христианам принадлежит ключевая роль в нашей цивилизации завтрашнего дня, и мы все являемся свидетелями множества их инициатив.
Так, не будем же превращать их в музейные экспонаты.
Его Преосвященство Голльниш, генеральный директор организации «Дело Востока», наместник епископа восточных католиков во Франции.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео