ТАСС 30 января 2019

Наследство Генриха VII. Франция прощается с принцем Орлеанским

Фото: ТАСС
В первую февральскую субботу в старинной часовне на территории фамильного замка Дрё в долине Луары ближний круг родных простится с принцем Генрихом Орлеанским.
Судьбе было угодно, чтобы глава Орлеанского дома, старшей ветви в династии Бурбонов, был призван на небеса в 226-ю годовщину гибели короля-мученика Людовика XVI.
"Монсеньор" — так было принято обращаться к принцу Орлеанскому, находившемуся во главе Орлеанского дома два десятилетия.
"Глубоко христианский, безукоризненно воспитанный человек, — вспоминает писатель Поль-Мари Куто. — Как глава дома он запомнится, в частности, своей оппозицией наднациональным европейским институтам".
Лилии на лазоревом щите
До последних дней жизни 85-летний Генрих VII внимательно следил за событиями во Франции.
Он призывал к спокойствию движение «желтых жилетов», выступающих против роста цен и налогов, но одновременно признавал, что «гнев народа легитимен». Возможно, поэтому президент Эмманюэль Макрон так и не откликнулся пока на его кончину.
На гербе Орлеанского дома в честь Святой Троицы вышиты три золотые лилии на лазоревом щите. В династии Бурбонов это последняя непрерывная французская ветвь. Про ее последнего главу говорили, что «имя больше обязывало его, нежели открывало двери».
По свидетельству навещавшего его в восьмом округе Парижа журналиста Анри-Жана Серва, о непосредственной связи хозяина апартаментов с французской историей посетителям напоминала стоявшая в прихожей статуя юного Генриха IV из чистого серебра.
Последний король
Легендарной фигурой семьи был не только первый монарх династии Бурбонов, автор знаменитых слов «Париж стоит мессы», но и король Луи-Филипп I, правивший Францией три столетия спустя — с 1830 по 1848 год.
Он создал новый стиль монархии. Титул «король французов», который принял Луи-Филипп, был призван подчеркнуть: государь связан не с территорией, а с народом.
Белый флаг реставрации он заменил триколором. Решая казнить или миловать, чаще выбирал второе, отдавая долг памяти кузену Людовику XVI и своему отцу герцогу Филиппу, отправленным на эшафот Французской революцией. Добился переноса во Францию с острова Святой Елены праха Наполеона I, а единственной войной в его правление стало завоевание Алжира.
Избегая помпы и роскоши, Луи-Филипп заслужил прозвище «король-гражданин» и имел основания сказать в кругу приближенных: «Мне нечего бояться, я необходим». Но при правительстве Гизо уровень жизни населения качнулся вниз, и премьер посоветовал французам в качестве средства для решения всех проблем: «Обогащайтесь». Миролюбие было не всем по душе.
"Наша страна скучает", — негодовал сторонник политических революций Альфонс де Ламартин. Новая революция заставила короля завершать свой жизненный путь в Англии, и династия больше не возвращалась на престол.
Невеста для цесаревича
Окончательно выбор в пользу республики Франция сделала в 1870 году после почти 20-летнего правления Наполеона III. Но даже потеряв королевский статус, Орлеанский дом сохранял часть престижа. Так, в конце XIX века эта ветвь Бурбонов едва не породнилась с Романовыми. Лучшей партией для старшего сына император Александр III и императрица Мария Фёдоровна считали Елену Орлеанскую.
Принцесса была не только необычайно хороша собой. Династический брак послужил бы франко-русскому союзу. Цесаревич (будущий Николай II), однако, уже был влюблен в Алису Гессенскую и оказался непреклонен.
Как знать, может быть, союз с Романовыми укрепил бы статус Орлеанских, чьи права были ограничены. Во Франции действовал закон, который обрекал на изгнание старших сыновей из некогда правивших династий — Бурбонской, Орлеанской и Наполеоновской.
Вот и Генрих VII, старший сын Генриха VI, появился на свет за пределами Франции — в Волюве-Сен-Пьер на территории Бельгии.
Правда, на практике это все же произошло «на земле Франции». Семейная легенда гласит, что мудрый герцог де Гиз, дед принца, хранил в небольшом мешке французскую землю и поставил несколько блюдец с этой землей под кроватью, на которой 14 июня 1933 года был рожден его внук.
В рабочем квартале
После оккупации Европы войсками гитлеровской Германии семья эмигрировала в Бразилию, на родину матери Генриха — Изабеллы Орлеан-Браганса, дочери бывшего наследника бразильского престола. Но в 1947 году президент Венсан Ориоль разрешил наследнику Бурбонов приехать во Францию для поступления в лицей Бордо. В квартале Сен-Пьер, где он жил, обитали в основном семьи испанских докеров, бежавших от режима Франко. Сам он остановился у аббата Нуазе, «красного кюре», как называли этого священника.
Как могли убедиться окружающие, у маленького принца было золотое сердце. Когда в пролетарском квартале хоронили одного из священников-рабочих, он шел рядом с аббатом в траурном кортеже Всеобщей конфедерации труда. Вместе с товарищами он также трудился на строительстве дамбы, чтобы защитить квартал от наводнения.
И дети работали. Генрих-младший, окончивший после лицея Институт политических наук, знаменитый Сьянс-По, оставил свои увлечения альпинизмом и лыжными походами, чтобы поступить на военную службу и принять участие в войне в Алжире. На этой войне погиб его брат Франсуа.
С возвращением к власти Шарля де Голля он принял его предложение работать в генеральном секретариате Национальной обороны. После подписания Эвианских соглашений, положивших конец алжирской войне, принц служил в гусарском полку, расквартированном в Германии, а затем стал офицером-инструктором Иностранного легиона.
Оставив государственную службу, занялся проектами созданного им Фонда изучения современной Франции. Доклады этого института направлялись генералу де Голлю. Принц также возглавлял благотворительные учреждения семьи.
Увлечением, которое он пронес через всю жизнь, была живопись. С начала 70-х он неоднократно устраивал выставки своих картин. Он был автором нескольких книг. В 1976 году принц освоил премудрости еще одной профессии, создав свой первый парфюм для компании l'Oreal. Это позволяло ему существовать, не рассчитывая на ренту отца.
Война дворцам
Задолго до смерти Генрих-старший создал Фонд Святого Людовика, чтобы «сохранить национальное достояние». Он завещал фонду замки, картины, уменьшив тем самым наследство на десятки миллионов франков.
Дети, начавшие работать в общественной сфере, искусстве, юстиции, медицине, уже не рассчитывали остановить отца, и он продолжал распродавать имущество. Так ушли имения в Брюсселе и Палермо, драгоценности супруги Луи-Филиппа королевы Мари-Амели (1782−1866).
В 1983 году глава семьи отказал в королевской усыпальнице своему сыну Тибо, умершему в Африке при трагических обстоятельствах. Так поступил он незадолго до этого и в отношении внука, скончавшегося в детском возрасте. Наследный принц, Генрих-младший, был фактически надолго отлучен отцом от дома из-за развода.
Постепенно в семье сформировались два клана: фрондеры и фаталисты. Мать пыталась их помирить.
"Это была святая женщина, безумно влюбленная в мужа, — вспоминает Стефан Берн. — Фрондеры, к которым присоединился Генрих, пытались юридически сопротивляться распродаже имущества, но тщетно".
Час истины настал с оглашением завещания Генриха-старшего летом 1999 года уже после его кончины. Дети даже не были упомянуты! Когда они вошли в последнюю резиденцию отца, то обнаружили, что из комнат удалено все, даже лампочки. Ничего не дал и визит приставов в дом, где он жил со своей спутницей Моникой Фриз. Куда же делось наследство?
Смерть Генриха-старшего в 1999 году не позволила разгадать тайну. Детям тем не менее удалось выручить €2,5 млн на аукционе Christie’s. В 2013 году благодаря административной ошибке в завещании, отдававшем имущество фонду, и после долгой юридической тяжбы девять потомков получили в собственность картины мэтров, продажа которых на Sotheby’s в сентябре 2015 года принесла им €6,2 млн К этому следует добавить €6 млн за полотна, приобретенные государством.
Но куда же делись другие миллионы фамильного состояния? Венсан Мейлан, главный редактор еженедельника Point de vue, считает, что дети, вероятно, переоценили размеры отцовского состояния. Последний потерял деньги в том числе из-за опрометчивых капиталовложений. Стефан Берн вспоминает о беззаботной щедрости, с которой в доме принимали сотни гостей, устраивая балы и церемонии.
Вспоминая Анну Ярославну
В ноябре, за два месяца до смерти, глава Орлеанской династии присутствовал в Париже на церемонии передачи России реликвий императорской семьи Романовых — личных вещей царя-освободителя Александра II, возвращенных при содействии французских властей. Он подчеркнул тогда исторический характер связей двух стран.
"Мы носим дружбу в сердце. Как потомку Анны Киевской (королева Франции с 1051 по 1060 год, дочь киевского князя Ярослава Мудрого Анна Ярославна — прим. ТАСС), мне особенно дороги наши добрые отношения. Строить европейский дом надо вместе с Россией", — сказал тогда принц Генрих.
Так он думал всегда. На своей странице в интернете он осуждал попытки Запада «дестабилизировать Большой Магриб, Ирак и Сирию и рикошетом — Святую Русь».
Ушел он так, как жил. В понедельник, 21 января, он должен был, как всегда, отправиться на мессу в историческую церковь Сен-Жермен-л'Осеруа рядом с Лувром. И только внезапная непреодолимая усталость не позволила ему исполнить свой долг. В этот же день принц скончался.
Герцог Вандомский
В прежние эпохи о смерти короля объявлял маршал двора. Он выходил на крыльцо дворца в окружении придворных, чтобы сообщить собравшимся соотечественникам скорбную весть: «Король умер». Следовала скорбная пауза, а затем звучала здравица в честь нового монарха: «Да здравствует король!»
Но в новую эпоху этот ритуал заменило сообщение в социальных сетях, с которым выступил сын покойного Жан.
"Я должен сообщить вам печальную весть о кончине моего отца, последовавшей этим утром", — заявил герцог Вандомский.
У принца, родившегося 19 мая 1965 года в расположенном к юго-западу от французской столицы городе Булонь-Бийанкур, диплом юриста. Он также изучал философию. Во время военной службы учился на курсах Кавалерийской школы в Сомюре, затем командовал танковым взводом.
Герцог Вандомский женат на Филомене де Торнос-и-Штейнхарт, происходящей из испано-австрийской аристократической семьи. Герцогиня Вандомская получила образование в Сорбонне, где изучала русский язык и российскую культуру.
У герцогской четы пятеро детей. Младшая дочь супругов принцесса Жасинта Елизавета Шарлотта Орлеанская родилась 9 октября 2018 года и была крещена в Дрё, но не в королевской часовне, которую в это время посещали туристы. В республиканской Франции королевский дом давно живет по ее правилам.
Комментарии
Другое , Николай II , ИТАР-ТАСС , Алжир , Великобритания , Франция
Читайте также
Новое видение города
РФ рассматривает возможность сборки своей сельхозтехники в Аргентине — Минпромторг
Последние новости
Предприятия ОПК Удмуртии увеличат объем выпуска гражданской продукции на 10% в 2019 году
"Ъ": Минфин создал рабочую группу по регулированию рынка алкоголя
Жена бывшего главы Интерпола подала во Франции жалобу в связи с попыткой ее похищения