Ещё

«Школа современной пьесы» возвращается в «Дом на Трубе». Там пел Шаляпин и готовил Оливье 

Фото: Москва24
25 января театр возвращается в особняк на Неглинной улице, в котором наконец-то закончили ремонт после пожара. Камбэк «Школа современной пьесы» отметит вечеринкой с театральными репризами. Сценой станет, как сейчас модно, все пространство: залы, фойе и кафедра. В марте здесь планируется премьера спектакля «Подноготная Дома на Трубе», который расскажет историю здания со всеми его легендами и байками. Обещают иммерсив: зритель будет ходить по дому и наблюдать за его жизнью с середины XIX века до революции. Худрук театра Иосиф Райхельгауз собирается проводить по свежеотремонтированному зданию экскурсии и вспоминать самые интересные истории. Попробуем его опередить.
Ресторан «Эрмитаж» Дом 29/14 на Неглинном проспекте (сейчас уже улице) построили двести лет назад, и туда сразу въехал трактир «Афонькин кабак» с гостиницей и банями. Его эпоха, правда, было недолгой. В 1860-х обрусевший повар-француз Люсьен Оливье и супербогатый купец Яков Пегов решили на месте кабака создать первоклассный ресторан, позвали архитектора Чичагова и он перестроил дом под легендарный «Эрмитаж». Здесь все было с поправкой на французский антураж, о России напоминали только половые (современные официанты) в белых рубашках навыпуск, механический орган и приезжие помещики, которые спешили прокутить выкупные платежи за крестьян. Время для открытия «Эрмитаж» выбрал очень выгодное — наступил период после «освободительной» реформы 1861 года: карманы вельмож были набиты рублями.
Ресторан обожали не только за атмосферу шика и блеска, но и за кулинарный гений Оливье. Вообще, золотой век «Эрмитажа» приходится на конец XIX столетия: здесь пел Шаляпин, бывали Горький, Тургенев и Достоевский, подписывали контракт на издание собрания сочинений Чехов с Сувориным, а Чайковский сыграл свадьбу со студенткой Милюковой. Также в «Эрмитаже» регулярно отмечали Татьянин день студенты и профессура Московского университета. Причем ресторан готовился к этому празднику основательно. Как утверждает писатель Петр Иванов в книге «Студенты в Москве»: "…из залы выносились растения, все, что есть дорогого, ценного, все, что только можно вынести. Фарфоровая посуда заменялась глиняной". А вместо коньяка из французских погребов подавали пиво да водку.
Но на рубеже веков «Эрмитаж» изменился, Владимир Гиляровский писал: "…стало сходить на нет проевшееся барство. Первыми появились в большой зале московские иностранцы-коммерсанты… А там поперло за ними и русское купечество, только что сменившее родительские сибирки и сапоги бураками на щегольские смокинги". В 1883 умер сам Оливье, а в 1917 не стало его ресторана.
Байки и реальные факты По городской легенде, рассказанной Владимиром Гиляровским, совладельцев будущего «Эрмитажа» — Якова Пегова и Люсьена Оливье — свела дурная привычка: пристрастие к нюхательному табаку (он же бергамотный). Оба закупались им в одной палатке на Трубной площади, там и договорились начать общее дело. В интернете (и не только) утверждают, будто «Эрмитаж» — родина любимого новогоднего блюда — салата оливье. Но Гиляровский в книге «Москва и москвичи» утверждает другое: «Считалось особым шиком, когда обеды (в особняках знатных дворян еще до появления ресторана. — Прим. ред.) готовил повар-француз Оливье, еще тогда прославившийся изобретенным им салатом оливье, без которого обед не в обед и тайну которого не открывал». Оказывается, блюдо было гастрономической фишкой Оливье задолго до «Эрмитажа». В начале XX века здание ресторана немного переделали, пристроили к нему гостиницу, которая на самом деле была публичным домом.
"На Трубной площади стоял фешенебельный, богатый ресторан «Эрмитаж»…, но сбоку, вдоль по бульвару, примыкал к ресторану двухэтажный домик, оборудованный, как гостиница, — коридоры, а по бокам — номера. В него был вход и с улицы, и со двора, и, кажется, из ресторана. Да и двор был вроде проходной, так что в номере можно было свидеться и с приличной дамой, надо было лишь заранее заказать комнату, а даме сказать ее номер. Паспортов не спрашивали", — рассказывал инженер Н. Щапов (из книги «Жизнь русского обывателя» Леонида Беловинского).
Сюда приходили и со своими спутницами, гостиница работала как современный отель для влюбленных.
Период безвременья Ночные огни «Эрмитажа» погасли после Октябрьской революции. Вскоре здание заняла миссия Американской помощи голодающим (помогала России в ликвидации голода 1921–1923 годов), спустя год Моссовет открыл здесь Дом крестьянина с общежитием и кинотеатром «Труд» на 450 мест, но уже в 1941 году его упразднили. После Второй мировой войны сюда переехало издательство «Высшая школа».
Последние 30 лет дома на Неглинной В 1989 году здание снова стало местом силы для фанатов прекрасного — сюда въехал московский театр «Школа современной пьесы». Поначалу был всего лишь один зал на 380 мест, а в 1998-ом открыли еще и малую сцену — «Зимний сад» на 200 человек. Театр славился именами — здесь играли Армен Джигарханян, Ольга Яковлева, Лев Дуров, а спектакли ставили Сергей Юрский, Михаил Козаков, Станислав Говорухин.
Все бы так и продолжалось, если бы не пожар 2013 года в театре. После чего «Школа современной пьесы» кочевала с одного адреса на другой. Все усугублялось еще и тем, что с восстановлением здания затягивали: ремонтные работы начались только в 2016-м. Но теперь театр возвращается в «Дом на Трубе» с юбилейным тридцатым сезоном.
Ксения Сергиенко
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео