Кто занимается журналистскими «расследованиями» на русском 

Кто занимается журналистскими «расследованиями» на русском
Фото: Вечерняя Москва
После того как проект «Досье» опубликовал «расследование» гибели российских журналистов в , в российской медиа-тусовке начали обсуждать объективность таких расследований. В дисклеймере проекта прямо так и написано: «Центр „Досье“ не несёт ответственности за содержание сведений, предоставленных ему третьими лицами». При этом в заинтересованности «Досье» в результате сомнений не возникло даже у либеральной части обсуждавших.
После того как проект Михаила Ходорковского «Досье» опубликовал «расследование» гибели российских журналистов в ЦАР, в российской медиа-тусовке начали обсуждать объективность таких расследований.
В дисклеймере проекта прямо так и написано: «Центр „Досье“ не несёт ответственности за содержание сведений, предоставленных ему третьими лицами». При этом в заинтересованности «Досье» в результате сомнений не возникло даже у либеральной части обсуждавших.
Мы решили посмотреть, кто стоит за «расследовательскими» проектами в , а самое главное — кто за них платит.
«Проект» Романа Баданина и The Bell
Роман Баданин — бывший главный редактор телеканала «Дождь», бывший главный редактор сайта РБК, бывший главный редактор сайта Forbes, бывший заместитель главного редактора «Газеты.Ru». Со всех своих высоких постов Роман Баданин ушёл сам, с большинства — со скандалом. Завершив карьеру в России, Баданин поступил в университет Стэнфорда, получив стипендию имени Джона Найта.
О том, чему обучают его в американском вузе, Баданин пишет в одном из своих постов на платформе medium.com: «Я провожу этот учебный год в Стэнфорде, пытаясь ответить на вопрос „Как мы можем обеспечить финансовую устойчивость независимых расследовательских СМИ в России?“.
И далее сам на этот вопрос отвечает: в России за расследования платят мало (всего $16 млн за последние 10 лет), значит, пусть это делают иностранные фонды (выдано почти $8 млрд за то же время).
Летом 2018 года, спустя несколько месяцев после начала обучения в , Роман Баданин открывает „Проект“ — „независимое медиа, объединившее журналистов-расследователей и репортёров“. Если не считать трёх технических специалистов, журналистов-расследователей и репортёров на сайте издания указано пять. Источники финансирования издания не раскрываются, однако Баданин озвучил объёмы — $500 тыс.
Среди таких источников финансирования называют университет Стэнфорда (фонды, которые организуют стажировки вроде Knight International Fellowship и занимаются поддержкой „расследовательской журналистики“), а также NED — Национальный фонд в поддержку демократии*, созданный в 1983 году конгрессом США для „продвижения демократии“, однако официального подтверждения этому нет.
Достоверно известно следующее: в конце ноября 2018 года (то есть спустя несколько месяцев после объявления о создании проекта и получении финансирования) Баданин регистрирует своё предприятие в .
Причём в качестве адреса регистрации указывает 2323 Byron St Palo Alto, CA 94301. Это недалеко от университета Стэнфорда — самое сердце Кремниевой долины, место совсем недешёвое. Средний особняк там стоит $3-4 млн До Баданина в этом доме, принадлежащем фонду Bohaboy Philip E Trust, жила журналистка, которая также проходила стажировку по программе Knight International Fellowship.
Допустим, дом предоставляется слушателям самим университетом, но обучение Баданина закончилось ещё весной, а судя по словам распорядительницы дома, с которой поговорил наш журналист, он до сих пор снимает один из флигелей (»коттедж на заднем дворе»).
Примерно в то же самое время, когда Баданин объявил о своём новом проекте, в реестре офшорного появилась запись под номером 6978158, согласно которой 17 июля 2018 года было зарегистрировано юридическое лицо PROJECT MEDIA INC.
Здесь невольно напрашивается параллель с организацией проекта The Bell, созданного соратницей Баданина Елизаветой Осетинской, которая проходила стажировку в Стэнфорде на год раньше. Окончив программу «Инновации в журналистике», Осетинская отправилась изучать расследовательскую журналистику по программе The Investigative Reporting Program в Калифорнийском университете в Беркли (100 км от Пало-Альто). Именно университет в Беркли дал первые $100 тыс. на The Bell. Зарегистрировав финансирующую проект компанию Polestar Digital Ventures Ltd в штате Делавэр, Осетинская осталась работать в университете (кстати, государственном, в отличие от частного Стэнфорда), параллельно руководя изданием. Кроме университета деньги ($220 тыс.) на The Bell дал аналог американского NED (Национального фонда в поддержку демократии*) — учреждённый странами по инициативе Польши European Endowment for Democracy (Европейский фонд за демократию). Еще $100 тыс. выделил сын основателя и  .
RT направил Елизавете Осетинской запрос, где содержалась просьба прокомментировать сообщения о «расследовательской» деятельности основанного ей проекта.
В ответном письме RT Елизавета Осетинская отметила: «The Bell занимается деловой журналистикой, хотя примеры бизнесовых расследований тоже есть». А на вопрос об источниках финансирования проекта The Bell она написала следующее: «Не могу удовлетворить ваш интерес, так как у меня подписаны NDA, которые не позволяют мне разглашать коммерческую информацию о проекте. Обращаю ваше внимание, что информация о моей работе в школе журналистики Калифорнийского университета в Беркли (частью которой является IRP) c 2017 года доступна публично на вебсайте».
«Кода»
Ещё один интересный «расследовательский» проект — «Кода». Его главный редактор — Алексей Ковалёв. Финансирование осуществляет международный проект Coda Story.
Ковалёв называет российскую «Коду» «франшизой» головного международного проекта. Между тем франшиза, финансируемая франчайзером, — довольно необычное дело.
Coda Story появилась несколько лет назад и занимается так называемой «длинной журналистикой». То есть работает не с текущим новостным контекстом, а с историями, в него не попадающими. В общем и целом это тоже можно назвать разновидностью «расследовательской журналистики».
Один из офисов Coda Story находится в Нью-Йорке, второй — в Тбилиси. Главный редактор, Наталья Антелава, работала на BBC. В 2008, как пишет официальный сайт Coda Story, она «освещала российское вторжение в Грузию».
Проект поддерживается несколькими фондами, например, норвежской НКО Fritt Ord — учредителем премии Free Media Awards, которую в разное время получали такие издания, как «Дождь», «Фонтанка», «Псковская губерния», «Белорусский партизан», а также персонально создатель «Медузы» Галина Тимченко.
Кроме этого, Coda Story финансируется уже упомянутым Европейским фондом за демократию. Его поддерживают США, а с 2015 года, по словам представителя фонда, примерно треть его усилий направлены на поддержку русскоязычных СМИ стран бывшего СССР. В рамках фонда учреждены программы «Балтийский центр выдающихся медиа» и «Русскоязычный новостной обмен». На последнюю деньги выделяет  — «в рамках противодействия российской дезинформации». Однако и это ещё не всё. Европейский фонд за демократию и правительство Великобритании учредили фонд Creative Content Support Fund.
Вот что говорил об этом фонде в ходе своего выступления в конгрессе США посол Латвии: «Латвия заинтересована в успехе Creative Content Support Fund, который создаётся при поддержке Европейского фонда демократии и британского правительства. Фонд поможет независимым изданиям стать для русскоязычной аудитории сильной альтернативой СМИ, контролируемым Кремлём. Мы призываем США рассмотреть возможность поддержки этой важной инициативы».
Именно по линии Creative Content Support Fund и получает деньги «независимая» Coda Story, а через неё — и Алексей Ковалёв с его «Кодой».
Ходорковский и сыновья
С Михаилом Ходорковским ситуация несколько иная. Он не ищет иностранного финансирования для «расследований» — он даёт его сам. И, как показывает реестр отчётов о лоббизме, он довольно глубоко интегрирован в вашингтонские круги борцов за мировую демократию.
В 2006 году через подконтрольные Ходорковскому офшоры были оплачены услуги лоббистской компании APCO Worldwide, которая организовала резолюцию за авторством сенаторов , и .
Резолюция ставила под сомнение справедливость судебного преследования Михаила Ходорковского и , называла процесс «политически мотивированным» и даже содержала следующий весьма сомнительный (особенно с юридической точки зрения) тезис: «Передача г-на Ходорковского и г-на Лебедева в лагеря за тысячи километров от их домов представляет собой нарушение норм и практики законодательства России».
В тесном сотрудничестве с властями Великобритании и британскими фондами Михаил Борисович финансирует стажировки российских студентов в зарубежных университетах. Только Оксфорду каждый год переводится грант в размере £500 тыс.
Важным условием обучения является обязательное возвращение обученного студента в Россию. Созданный Ходорковским Future of Russia Foundation (правопреемник фонда «Открытая Россия») финансирует  — британский Королевский институт международных отношений.
Один из примеров:
Организация прямо декларирует противостояние «российскому вызову» и поиск новых способов донесения до населения России выгод от присоединения к европейскому пространству. Кроме этого, Chatham House рекомендует Европе отказаться от поставок российского газа, противодействовать «российской пропаганде» и готовиться к неизбежной смене режима.
Недавно Chatham House выпустил доклад, направленный на борьбу с «российским влиянием» на Украине, в Белоруссии и в Молдавии — Civil Society Under Russia’s Threat: Building Resilience in Ukraine, Belarus and Moldova («Российская угроза гражданскому обществу: повышение устойчивости на Украине, в Белоруссии и Молдавии»).
Особое внимание в документе уделено Молдавии, чьи граждане, по мнению его авторов, «стали пленниками российской пропаганды». Chatham House выделяет три направления противодействия РФ в Молдавии. Первое — президент страны и Партия социалистов, которые являются «оплотом российского политического влияния в стране». Второе — российские СМИ, которым доверяет большинство населения республики. И третье — «Молдавская , которая подчиняется Русской православной церкви и является активным вектором российского влияния и пропаганды в Молдавии».
Схожий план был обкатан на Украине, где, как считают в Chatham House, в 2014 году стартовали «политические реформы». На очереди — Белоруссия, для которой, по мнению британских аналитиков, «наступил переломный момент».
Также деньги Ходорковского получает Institute of Modern Russia** — организация сына Михаила Борисовича — . Institute of Modern Russia** со штаб-квартирой в Нью-Йорке тесно сотрудничает с Atlantic Council (Атлантическим советом), McCain Institute (Институтом Маккейна) и уже упомянутым NED — Национальным фондом в поддержку демократии*.
RT направил запросы Роману Баданину, Елизавете Осетинской, Алексею Ковалёву и Михаилу Ходорковскому с просьбой прояснить ситуацию с «расследовательской» деятельностью подведомственных им структур.
От Баданина, Ковалёва и Ходорковского ответа пока не последовало.
* «Национальный фонд в поддержку демократии» (The National Endowment for Democracy) — организация, деятельность которой признана нежелательной на территории РФ по решению от 28.07.2015.
** Institute of Modern Russia (Институт современной России) — организация, деятельность которой признана нежелательной на территории РФ по решению Генеральной прокуратуры от 26.04.2017.
Видео дня. Житель Тулы сдаёт себя в аренду за 689 рублей из-за скуки и спора
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео