Ещё

Музыкальный год открылся фестивалем «Возвращение» 

Фото: Ведомости
Знакомая ситуация, как обычно в январе: в Малом зале консерватории яблоку негде упасть, на сцене — закадычные друзья, однокашники по Гнесинке-десятилетке, когда-то, 22 года назад, вернувшиеся на каникулы из европейских странствий — кто со скрипкой, как , кто с гобоем, как , — чтобы поиграть вместе для таких же друзей и близких. Но не просто поиграть, а вооружась литературно-концептуальной программой.
Король без диплома
22 года назад это было в новинку: кураторское мышление присутствовало в арт-сообществе, в музыке же оно пробивалось в лучшем случае на фестивале «Альтернатива» и в других проектах, где играли современную музыку. Но оказалось, что при наличии фантазии можно сопрячь в умно выстроенные программы Брамса и Шнитке, Чайковского и : серьезное музицирование с первых шагов фестиваля соседствовало с придурью и весельем; отыграв Баха и Губайдулину, друзья запросто объединялись в исполнении наскоро сделанной транскрипции «Бременских музыкантов».
Литературно-тематическое планирование стало одним из принципов фестиваля «Возвращение». Другим — принципиальная неповторяемость: за два с лишним десятилетия ни одно сочинение не было исполнено дважды. Держась обоих правил, составители программ намеренно обрекали себя на все возрастающие трудности с поиском нового репертуара, но вместе с трудностями рос и азарт. Нынешний, 22-й фестиваль удивил открытиями противоположного толка.
С одной стороны, еще остались шедевры, относящиеся к ходовому камерному репертуару, доселе на «Возвращении» не звучавшие: так, лучшим номером финального дня стал Второй квинтет Антонина Дворжака, который мастерски и вдохновенно исполнили на рояле, и Роман Минц на скрипках, на альте и Дора Кокаш на виолончели. Последнюю участницу хочется выделить: младшая из всех, 26-летняя венгерская струнница примкнула к компании «возвращенцев» лишь недавно, но по уровню не уступает опытным коллегам, более того — когда слышишь басовый голос, играющий непростую линию в плотной фактуре с ясной интонацией без треска и клекота, хочешь созвать виолончельный конгресс и продемонстрировать образец для подражания.
С другой же стороны, выяснилось, что в начале ХХ в. были композиторы, которые писали так, как если бы у Бетховена и Шуберта не было таланта. Несомненно, Квинтет для фортепиано и духовых Фрица Фольбаха (1902) представляет исторический интерес: вот только музыка не вдохновила исполнителей и превосходные каждый сам по себе духовики вместе с утонченным пианистом Андреем Гугниным так и не смогли слиться в стройном ансамбле.
Трудности программирования, скопившиеся к XXII фестивалю, выявились в том, что две программы пришлось составлять из музыки, написанной дилетантами, и из ремейков. Впрочем, композиторами-дилетантами нередко были чрезвычайно талантливые люди и не их вина, что в их пору в их странах не существовало консерваторий. Например, композитором без диплома был король Англии Ричард I Львиное Сердце, арестованный своими же союзниками по возвращении из крестового похода и в плену написавший песню «Поскольку речи пленного напор не свойствен». Или дипломат и поэт  — автор двух известных вальсов. Или химик , все музыкальное образование которого составили частные уроки, — создатель Секстета для струнных. А также аристократ Джачинто Шельси, математик Георгий Катуар, юрист Эрнест Шоссон и кинематографист Чарльз Спенсер Чаплин.
От мультиков до «Москвы»
Что касается ремейков, то их сочиняли как раз суперпрофессионалы.
соткал Итальянскую сюиту (как и предшествовавший ей дягилевский балет «Пульчинелла») из мотивов, как он думал, Джованни Баттисты Перголези (на самом деле рукописи, попавшие к русскому композитору, принадлежали разным итальянским авторам) — и стоило сходить на фестиваль «Возвращение» только для того, чтобы послушать в дуэте скрипку Бориса Бровцына и рояль .
приписал к сонатам Моцарта партию второго рояля, начинив ее романтическими гармониями, но не тронув оригинальную партию первого рояля — и та же Ксения Башмет продвинулись в ревизии наследия, вкрутив в финал до-мажорной сонаты цитату из Фортепианного концерта Грига, до чего сам скромный норвежский композитор все же не додумался.
Сальваторе Шаррино обработал в цикле «Голоса под стеклом» мадригалы ди Венозы — и в ансамбле, ведомом , изысканно звучали низкие духовые инструменты: басовая флейта, английский рожок и бас-кларнет.
в молодости сочинил «Россини-сюиту» для рекламного мультика — в исполнении этого веселого и звонкого саундтрека нашлось место детскому хору той сам