В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Верните мой блестящий гаражик»: 90-летнюю участницу Сталинградской битвы отрезали от внешнего мира

Максимум, куда может сейчас выйти - лавочка возле подьезда.

«Верните мой блестящий гаражик»: 90-летнюю участницу Сталинградской битвы отрезали от внешнего мира
Фото: v1.ruv1.ru

В накануне очередной годовщины победы в Сталинградской битве 90-летняя Нина Гребенникова, в 14 лет получившая медаль «За оборону Сталинграда», оказалась отрезанной от внешнего мира. Во время бомбардировки в 42-м году у нее выбило позвонок, поэтому передвигаться без инвалидного кресла она сегодня не может. Свое единственное средство передвижения она хранила во дворе, в гараже-ракушке. Но, гараж снесли, а в районной администрации утверждают, что об этом Нина Гребенникова попросила их сама.

Видео дня

28 декабря Нине Гребенниковой исполнилось 90 лет. Когда Сталинград в 1942 году бомбили фашисты, ей было всего 14. Как могли, дети помогали своей стране. Нина вместе с другими сталинградскими ребятами работала на обваловании нефтяных резервуаров. Во время очередной бомбардировки детей накрыло землей.

Нина Григорьевна хранит все свои многочисленные справки об участии в войне

— Во время Сталинградской битвы я работала на нефтепереработке, где мы обваловывали резервуары, чтобы в случае чего нефть не растекалась. Как-то в обеденный перерыв, когда мы устроились на отдых в воронке, раздались крики. Ребята только и успели прокричать «Обвал!», но отреагировать я не успела. Так на согнутую меня пополам и сошла земля. Выбило позвонок. Долгие месяцы после этого, даже во время бомбёжек я лежала в госпитале привязанная к кровати. Пытались выпрямить мне позвонки. Было, что лежали под обстрелом, а сестры разбегались и прятались. Нас-то никуда лежачих не денешь. В общем пережили.

Выбитый позвонок так и не встал на место, и в итоге Нина Гребенникова навсегда осталась инвалидом. Это, впрочем, не помешало ей встать на ноги, выйти замуж и родить сына. В послевоенное время Нина Гребенникова занималась озеленением сталинградских, а потом и волгоградских парков и скверов. Кто помнит зимний сад в ресторане «Острава»? Это как раз ее рук дело.

Почти все зимние сады в Волгограде вырастила Нина Грбенникова

С возрастом передвигаться пенсионерке становилось все сложнее, а сегодня ноги не слушаются совсем. Единственным средством передвижения Нины Гребенниковой стала инвалидная коляска весом 90 кг, затащить которую на четвертый этаж невозможно. Муж и сын пенсионерки давно умерли, поэтому с проблемами она справляется одна.

— До недавнего времени коляска Нины Григорьевны хранилась в гараже-ракушке, который ей в 1986 году устанавливали как инвалиду и участнику войны. Все документы, подтверждающие законность этой постройки, у нас имеются, — рассказывает представитель общественной организации «Дети Сталинграда» . — Спускаясь на ходунках на улицу, Нина Григорьевна пересаживалась в инвалидное кресло и самостоятельно решала свои вопросы. Инвалидность не мешала ей ездить на рыбалку, она заядлая рыбачка, или, например, в Астраханскую область, чтобы посмотреть на цветущие лотосы. Но это было до того, как снесли гараж. Теперь у нее нет кресла, а значит, нет и связи с внешним миром. Коляску пока пришлось отдать родственникам на хранение и каждый раз её брать стало большой проблемой.

Гараж под машину-инвалидку пенсионерке выдали вместе с квартирой как участнице войны

Незадолго до того, как гараж снесли, активная пенсионерка успела раздобыть краску и привести его в порядок.

— Я же за ним смотрела, гаражик у меня аккуратный, ухоженный был, — вспоминает Нина Гребенникова. — Мне как-то хорошая краска досталась, так я его выкрасила весь. Чистенький получился и стоял блестел на солнышке, никому не мешал. Я теперь и на улицу не могу ходить, до первого этажа то я доберусь, а вот дальше — невозможно.

За помощью Нина Гребенниова позвонила в организацию «Дети Сталинграда», когда гараж еще стоял на месте, но от управляющей компании уже прилетело извещение о необходимости его освободить.

— Он позвонила и попросила помочь, — говорит Галина Егорова, — а через пару дней сообщила, что снесли гараж и вручили ей за него 10 тысяч рублей. Две тысячи Нина Григорьевна отдала рабочим за снос, а восемь осталось ей. 7 декабря мы направили в администрацию Дзержинского района все имеющие документы и заявление о том, что снос был проведен незаконно. Пока никакого ответа нам не приходило.

На месте «ракушки» Нины Гребенниковой сейчас лежат две бесхозные покрышки

В администрации Волгограда о том, как обошлись в городе-герое с человеком, который в годы войны, будучи ребенком, получил медаль «За оборону Сталинграда», знают, но ссылаются на протокол собрания жильцов дома.

— Сноса гаражей муниципалитет не проводил, — отстраняются от проблемы в мэрии. — Решение о сносе гаражей во дворе дома № 48 по улице 8-й Воздушной Армии было принято большинством голосов на общем собрании жильцов 14 октября 2018 года. Об этом подписан соответствующий протокол. На основании этого протокола управляющая компания заранее уведомила владельцев данных боксов о необходимости демонтажа конструкций. Два гаража собственники снесли самостоятельно. Еще один, оставшийся бесхозным после смерти владельца, был демонтирован подрядчиком. По информации от управляющей компании, владелица сама организовала и оплатила работы по демонтажу бокса, предварительно забрав из него свое имущество. После того, как Гребенникова обратилась в администрацию Дзержинского района с просьбой помочь найти место для хранения инвалидной коляски, ей было предложено бесплатно хранить коляску в одном из павильонов рядом с домом.

Нина Гребенникова на ответ чиновников однозначно заявляет:

— Не было от нас просьбы снести гаражи! В этом протоколе говорится, что мы просим навести порядок по дворе и убрать мусор. Сносить мой гараж я не просила.

Чиновники утверждают, что о сносе гаража пенсионерка просила их сама

В ТСЖ-54, которое обслуживает дом предпочитают не обсуждать проблему.

— Демонтаж гаража проводили не мы, инициатором была администрация Дзержинского района, — переводят стрелки в управляющей. В районной администрации, в свою очередь, показывают письмо, которое Нина Григорьевна написала им якобы собственноручно.

Увидев это письмо, 90-летняя Нина Гребенникова говорит, что никогда таких писем не писала.

— Никаких таких бумажек я не писала и не подписывала! Там не моя подпись, что же я за 90 лет не запомню, как расписываюсь?! — негодует пенсионерка. — Они приходили ко мне, не раз, но мне нужен был гараж и добровольно я от него никогда бы не отказалась. Они, наверное, решили, что я уже ничего не помню и можно вот так вот со мной поступить.

«Наверное, они решили, что я ничего не помню и решили так со мной поступить»

Добровольные помощники Нины Гребенниковой в ближайшее время планируют запросить у ТСЖ-54 копию протокола и заново опросить всех жильцов, а письмо, в котором пенсионерка якобы просила снести ее гараж, направить на графологическую экспертизу.

— Она точно не писала этого письма, — уверена Галина Егорова. — Ошибается тот, кто может подумать, мол, старуха выжила из ума. Нет, она в добром здравии. Мы докажем, что этого письма она не писала.

Безвозмездный павильон, о котором говорят в администрации Волгограда, со слов Галины Егоровой, оказался небольшим коробом, пристроенным к будке сапожника. Нина Гребенникова на такую «роскошь» не соглашается и хочет вернуть себе свой законный «чистенький» и «блестевший на солнце» гараж.

Свободные и освободившиеся места во дворе дома занимают личным транспортом

Там, где стоял гараж, сейчас лежат две покрышки. Пенсионерка не исключает, что место ТСЖ приготовило для владельцев транспорта.