Российская Газета 10 января 2019

Какие здания построят в Екатеринбурге к трехсотлетию

Фото: Российская Газета
Несмотря на то что последний ввод здания выше 200 метров в столице Урала состоялся еще в самом конце 2016 года, а несколько громко анонсированных проектов (башня «Опера», ЖК «Первый Николаевский») трансформировались в более экономичные, статус города небоскребов Екатеринбург не потерял. Застройка в 30-35 этажей здесь давно стала рядовой, и этим столица Урала принципиально отличается от других региональных миллионников.
По данным главы города Александра Высокинского, сейчас на стадии строительства 80 зданий высотой до 70 метров. В основном это жилые комплексы, самым масштабным по общей площади обещает стать ЖК «Екатерининский Парк», где возведут четыре башни по 35 этажей, две по 30 и шесть 27-этажек.
Что касается закладки объектов 150+, тут застройщики предпочитают высказываться осторожно, хотя в 2023 году город отметит 300-летие, и эксперты чуть ли не хором твердят, что юбилей — хороший инструмент для международного и федерального позиционирования. Пока в Екатеринбург-сити новых башен не планируется, инвесторы обещают лишь 75-метровый храм святой Екатерины и элитное жилье вместо официозного долгостроя на Октябрьской площади. Также на противоположном берегу пруда, на месте приборостроительного завода, должен появиться современный центр искусств.
Впрочем, и сами горожане до сих пор не могут сойтись во мнении, нужно ли Екатеринбургу столько высоток. С одной стороны, они формируют имидж современного мегаполиса, новую среду. Кроме того, за счет увеличения этажности освобождаются дефицитные земли в центре. С другой стороны, уплотнение застройки порождает транспортный коллапс, причем не только вокруг зданий, но и внутри них: от людей, арендующих офисы в башнях, не раз приходилось слышать про «пробки в лифтах» в час пик.
По мнению гендиректора НИЦ «Строительство», президента Российской академии архитектуры и строительных наук Александра Кузьмина, строительство 100+ задает другие требования и к самим городам, появляется так называемый пятый фасад: когда поднимаешься на высоту, видишь то, что раньше было скрыто. Кроме того, возникает новое понятие — жизнь по вертикали: люди обитают и работают в небоскребе, здесь же получают услуги, иначе выстраивают социальные связи.
— Нужен высотный ландшафтный анализ: в средне— и малоэтажном строительстве правила формирования ансамбля другие. В Екатеринбурге пока все хорошо, но, когда небоскребов станет много, в пространстве возникнет суета. В Париже из-за этого пропала красота триумфальных арок, — подчеркивает эксперт.
— Безусловно, не весь город уйдет в высоту, как на Манхэттене, нужно говорить об определенных территориях, которые станут точками экономической активности, — рассуждает Александр Высокинский. — Когда мы говорим об одном небоскребе, это выглядит на плоскости не очень, когда говорим о композиции, появляется архитектурная доминанта, переосмысляется все: парковки, системы безопасности, транспортные потоки. И это становится своего рода локомотивом для экономики. Чтобы обслуживать наши небоскребы, самые северные в мире, нужны совсем иные технологии, компетенции.
За счет увеличения этажности освобождаются дефицитные земли в центре города. С другой стороны, уплотнение застройки порождает транспортный коллапс
А вот с тем, что Екатеринбургу не хватает знаковой архитектуры, которая позволит выделиться на фоне других крупных городов России, согласны и зодчие, и чиновники. В таких объектах главное — не столько высота, сколько оригинальность и смысловая наполненность. В частности, на такую роль может претендовать штаб-квартира металлургической компании, которая возводится на берегу Исети по проекту Джереми Кима, партнера архитектурного бюро Foster+Partners. Здание получается не таким уж высоким, 87,5 метра, всего 15 этажей, но оно, несомненно, не похоже на все, что строили на Урале раньше. Прообразом фасада стала кристаллическая решетка меди: вывернутые под углом оконные проемы должны равномерно рассеивать солнечные лучи, сохраняя тепло зимой и даря прохладу летом. Из-за этих «чешуек» здание в народе уже прозвали ананасом. По словам господина Кима, ввод объекта в эксплуатацию ожидается примерно через год. Он полностью соответствует стандартам экологичного строительства. Заметим, что в России это первая работа именитых британцев, которые проектировали стеклянный купол Рейхстага, мост «Миллениум» и башню-"огурец" в Лондоне.
Еще один проект, претендующий на статус знакового, встречен не столь однозначно. Речь идет о новом концертном зале Свердловской филармонии. По словам архитектора Кристоса Пассаса, вдохновением для бюро Zaha Hadid Architects послужило графическое изображение звуковой волны.
— Мы хотели создать очень красивый и функциональный объект, еще одну городскую площадь с садом, рестораном, летним амфитеатром и соединить все это крышей с историческим зданием филармонии. Оно недостаточно большое, вмещает только 600 зрителей, если приедет выступать больший оркестр, то на сцене его уже не разместить. Да и Уральский филармонический оркестр, который славится на весь мир, заслуживает новый дом, — объяснил эксперт.
По замыслу архитекторов, войдя в будущее здание, любители музыки как будто попадут внутрь скрипки или гитары: стены отделаны деревом теплых тонов, оркестр играет очень близко к публике, все вибрации музыкальных инструментов распространяются по продуманному акустическому коридору. В малом зале планируется огромное окно с видом на зимний сад. Проект настолько футуристичен, что здание кажется космическим кораблем, внезапно приземлившимся среди храмов и жилых «сталинок».
— Если для центра Гейдара Алиева в Баку по проекту Zaha Hadid Architects снесли фактически половину старого города, то наша филармония находится в плотной застройке. Важно, чтобы новый зал вписался в нее и не потерялся, — говорит министр строительства и архитектуры Свердловской области Михаил Волков. — Долгое время город обеспечивал потребности промышленности, в том числе архитектурно. У нас есть шанс к 300-летию создать нечто, что останется на века и сформирует уникальный образ Екатеринбурга. Примеров тому достаточно в мировой практике. Допустим, Бильбао был обычным европейским городом, взгляду негде задержаться. Появление музея Гуггенхайма, построенного в 1997 году в стиле деконструктивизма, вызвало экономический бум: посмотреть на ломаный силуэт здания, где нет ни одного повторяющегося внутреннего помещения, ежегодно приезжает около трех миллионов туристов.
Между тем По данным международного совета по высотным зданиям и городской среде, в 2018 году в мире построено 143 небоскреба выше 200 метров, более половины из них — в Китае, в том числе 528-метровая башня Citic. На втором месте США с 13 новыми высотками, на третьем — ОАЭ (10 объектов). Всего в мире сейчас насчитывается 1478 зданий 200+.
Комментарии
Другое , Александр Кузьмин , Михаил Волков , Гейдар Алиев , Екатеринбург
Читайте также
В Италии призвали отменить санкции против России
5
Рабочий из Сухого Лога устроил пикет у свердловского Заксобрания
Последние новости
Что требуют в райдерах звезды "Славянского базара в Витебске"
На двух зебрах в Москве появились "говорящие" фигуры
Секретари Совбезов ОДКБ обсудили ситуацию в Афганистане и киберугрозы