Ещё

В новый год — с племенем мяо. Путеводитель по Гуйчжоу, часть 2 

Фото: ИД "Собеседник"
Пока вы только готовитесь встретить Новый год, «Собеседник» уже сделал это! С рисовой водкой, боями быков и танцами отметила праздник наш корреспондент вместе со вторым по численности древним народом Китая — мяо. И узнала, как живет китайская провинция Гуйчжоу.
Китай ближе, чем кажется. Путеводитель по Гуйчжоу — часть 1 Потомки Огненного императора
Чартер приземлил нас в аэропорту столицы провинции — городе Гуйян. Погранслужба не только проверила наши документы, но и сняла отпечатки пальцев.
Гуйян — это высотки, современные бутики, городские парки, метро и пробки… В общем, мало чем отличается от традиционных мегаполисов. Поэтому мы отправились в глубинку, где еще практически не ступала нога иностранного туриста и сохранилась самобытность одного из древнейших китайских народов — мяо.
— Много тысяч лет назад проживали на этом плато два племенных союза. Один возглавлял Желтый император, а второй — Огненный, — рассказывает китаевед, руководитель департамента туризма ATC Air Servise Ltd (Гонконг) Сергей Мстиславский. — Они не могли ужиться, между ними постоянно происходили конфликты. В результате Огненный император вместе со своими людьми был изгнан с плато в горы. Мяо считают себя потомками этого племени.
В самом Китае проживают 7,65 млн мяо. Представителей этого древнего народа можно встретить также во Вьетнаме, Лаосе, Таиланде, США
Фото: Виктория Савицкая / «Собеседник»
Серебро для первой леди
Буквально в двух часах езды от Гуйяна находится деревня ювелиров Кунбай. Ехать, к слову, было очень удобно: 5 лет назад тут построили новые современные автобаны. Да и серпантин, тоннели и мосты здесь хорошего качества.
В деревне Кунбай изготавливают изделия из серебра 999-й пробы — от чашек до ювелирных украшений.
— Поднимайтесь за мной туда — на самый верх, — встречает нас самый главный мастер деревни — Лун Тайян. Он известен на весь Китай, у него даже есть собственный магазин в Париже.
Дом мастера Тайяна скромен, хотя он намного крепче и больше (целых три этажа и пристройки) многих других — деревянных и одноэтажных — домов в деревне.
Тайян делает не только обычную ювелирку. К нему обращаются и с просьбами создать народный костюм мяо (главное украшение — корона с полумесяцем, напоминающим рога, которая весит не менее 6 кг, и серебряные элементы на одежде).
— Когда в семье рождается девочка, родители должны начать изготавливать национальный костюм — это ее будущее приданое, — рассказывает мастер, не переставая паять цветочки из серебра. — Понятно, что заказать сразу целый костюм дорого (одна корона стоит порядка 2 млн руб., если переводить на наши деньги. — Авт.), поэтому родители копят и потихоньку собирают приданое. Впрочем, сегодня костюмы в основном передаются по наследству.
По словам ювелира, он изготавливал серебряные украшения даже для костюма супруги председателя КНР Си Цзиньпина — знаменитой певицы Пэн Лиюань.
Но самая большая гордость в коллекции мастера — серебряный… бюстгальтер. Он изготовил его для своей жены.
— Когда мы поженились, я был настолько беден, что все вокруг говорили: «Ты жене даже бюстгальтер купить не можешь», — рассказывает Лун Тайян. — Чтобы заткнуть злые языки, я создал и подарил ей этот.
Вещица изящная, ничего не скажешь. Но это скорее символ успехов, которых добился ювелир: как носить такое белье, не очень понятно.
Фото: Виктория Савицкая / «Собеседник»
Мини-юбки
Деревни в Гуйчжоу небольшие и по меркам Китая малонаселенные: как правило, там проживают до тысячи человек. В каждой деревне — свое ремесло: где-то изготавливают бумагу, где-то — тростниковые удочки, где-то ткут, где-то расписывают ткани…
Мы заехали в деревню, где живут мяо «в коротких юбках».
— Здесь хранят рис, — рассказывает гид, показывая на избушки, которые почти что на курьих ножках стоят в болоте. — Их специально построили именно здесь, чтобы защитить урожай от возможных пожаров и от мышей. Пойдемте, пообщаемся с местными…
Минут 15 мы искали местных жителей, блуждая по узким улочкам между домов, где во дворах сушился красный перец и кукуруза. Но никого не нашли.
Когда мы уже собирались уезжать, встретили наконец одну жительницу этой деревни.
Сначала она испугалась чужих людей и спряталась за углом дома, тут же достала смартфон и начала кому-то срочно звонить. Но поняв, что мы ею просто любуемся, вышла к нам и начала позировать. Пообщаться не удалось: по-английски и по-русски в Гуйчжоу даже в городах никто не говорит. А уж в деревнях и подавно. На прощание мяо «в короткой юбке» подарила нам овощ, напоминающий редьку.
Как мы узнали позже, в деревне и впрямь больше никого не было: кто-то из жителей был на работе, а кто-то уехал в город отмечать Новый год.
Интересный факт
Чтобы люди не уезжали из деревень в города, в Китае действует специальная программа поддержки. Сельские жители получают неплохую пенсию, у них есть медицинская страховка, другие льготы.
12 ворот с рисовой водкой
Мяо не отмечают традиционный китайский Новый год (в феврале). Он у них в конце октября — начале ноября (по лунному календарю). И длится празднование около 14 дней. В каждой деревне отмечают по-своему, и все две недели жители ездят друг к другу в гости.
В одном из селений мы случайно оказались на боях быков, организованных по случаю Нового года. Это очень популярное среди местных зрелище: посмотреть на бои приходят семьями и даже с маленькими детьми.
— Эти быки работают на полях. Поэтому мы не даем им биться насмерть, — успокоил один из местных жителей. — Мой бык сегодня проиграл. Но может быть, еще пройдет по очкам во второй тур…
Победителю полагается денежный приз. Каждый год сумма меняется. В этом победитель должен был получить порядка 20 тыс. юаней (200 тыс. руб.).
После боя быков мы заехали в деревушку Ланд Де (вот она уже пользуется популярностью среди туристов). Ее жители зарабатывают тем, что вышивают по ткани и… развлекают туристов.
Чтобы войти в деревню, надо пройти так называемые «12 ворот» сквозь строй девушек-мяо и выпить из 12 рогов (или пиалок) рисовую водку.
— Можете не пить, но надо проявить уважение и хотя бы пригубить, — инструктировал нас гид.
Не тут-то было: девушки настойчиво вливали в нас крепкий напиток. Тем временем на главной площади все женщины деревни танцевали народные танцы, пели, а мужчины играли на народных инструментах.
— Как только девочка начинает ходить, мы учим ее танцевать, а как заговорит — петь, — объяснила Ючхон Ин, жительница Ланд Де. — Чем больше мы поем и танцуем, тем больше зарабатываем.
После каждого выступления старшина деревни раздает артистам талоны. В конце месяца их можно будет обменять на деньги.
Застали мы и настоящий новогодний пир. На главной площади деревеньки Удун, которая располагается высоко в горах, за длинными столами пировали более тысячи человек — и местные жители, и приехавшие к ним родственники, и туристы…
— А кто готовит угощение на всех гостей? — спросила я у девушки-мяо — главы местного женского комитета.
— В основном каждый у себя дома: женщины уезжают танцевать и петь, а мужчины остаются с детьми и варят рис.
«Неплохой расклад, — подумала я. — Надо и у себя дома такое ввести».
На заметку
Курс: 1 юань = 10 руб.
Юани лучше всего поменять еще в России.
В Китае заблокированы многие международные соцсети, мессенджеры и сервисы. Поэтому рекомендуем заблаговременно скачать программы, обходящие эти блокировки (VPN), и на всякий случай китайский сервис WeChat.
Заранее установите офлайн-переводчик на телефон — это упростит вам путешествие.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №49-2018 под заголовком «В новый год — с племенем мяо».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео