Ещё
Резкий выпад Порошенко, малоимущие без света и другие события дня
Резкий выпад Порошенко, малоимущие без света и другие события дня

Эксперимент жителя Лудзы: как я работал в латвийском «рабстве» за 20 евро в день (Dienas bizness, Латвия) 

Фото: ИноСМИ
Еженедельно с Латгалии автобусами везут людей в столицу. На работу. В крупнейшие компании страны везут. Компании, которые знает каждый. Люди едут на тяжёлую физическую работу. С шестидневной рабочей неделей. С нереальным рабочим графиком. С мизерной заработной платой. Люди едут в рабство. Добровольно. Это не единичные случаи. Это целые автобусы, которые курсируют на постоянной основе несколько раз в неделю. Я обещал испробовать это на себе и рассказать.
«С собой возьмите постельное бельё и продукты», ответили мне по телефону, и я поплелся с сумками на лудзенскую автобусную. Дождался транспорта с надписью «норикоюмс», и шестидесятиместный автобус повёз меня в столицу. Вечером я был уже в Риге. Заселялся, раскладывал вещи, подписывал договор, готовился к работе.
У работодателя зарезервированы для нас места в гостинице «Прушу намс виесница» (Prūšu nams viesnīca) в Кенгарагсе. Половину суммы за жильё оплачивает он, половина будет вычтена из заработной платы работника. Не стоит обольщаться на слово гостиница в названии. Это даже не хостел, это общага. Причём общага конченая. Настолько конченая, что даже во времена моего студенчества она считалась бы конченой.
Общежитие встречает меня запахом носков и лапши быстрого приготовления. Такие общежития обычно показывают в российских фильмах. Ну, знаете, когда снимают места жительства нелегалов, ну, таджиков там, молдован — длинные узкие коридоры, комнаты, комнаты, комнаты, часто, часто, часто. По крайней мере, я говорю именно про тот этаж, на котором жил. Мир черкашей в уборных, мир растворимого индийского кофе и «Нескафе» (Nescafe) «три в одном». Мир колбас за полтора евро за кило. Мир самодельных наколок, кетчупа в красных пластиковых бутылках и дешёвого батона. Мир «прайвит лейбл» «Оптима линия» (Optima linija). Гостиница с пробитыми дверьми душевых, где вода неконтролируемо хлещет изо всех щелей. Моешься, моешься и тут бац — холодная. Моешься, моешься и тут бац — кипяток. Не расслабляйся, ты в Prūšu nams viesnīca.
С двенадцати ночи до шести утра так называемая гостиница закрывается. Ни войти, ни выйти. Вот такая гостиница. Восемь евро в сутки за койку. За такие деньги можно жить, например, в центре в моём любимом «Сентрал хостел» (Central hostel), где будут человеческие условия, приятный персонал и куча бонусов. Ни в одном из хостелов, в которых мне доводилось ночевать (а попадались мне и откровенно отвратные), я не сталкивался с блохами, даже во время трипа по ночлежкам меня не кусали блохи, а вот в Prūšu nams viesnīca они есть. Я к этому делу очень восприимчивый и аллергичный, я практически не сплю, чешусь, руки искусаны, опухли, пальцы пульсируют. Не сплю, вспоминаю аллергическую реакцию, которая довела меня до больницы во время эксперимента в монастыре, не очень хочу повторения.
Мы живём впятером, в скромной по размерам комнате. Не могу даже примерно сейчас назвать квадратуру, но в эксперименте на судах мы жили втроём в помещении, которое было в два раза больше. Убранство — пять кроватей, разбитый шкаф, стол, пару стульев — вот и нет больше свободного места. В длинном, узком коридоре — кухня общего пользования для всего этажа. Электрическая плитка на две конфорки, холодильник, чайник. Две раковины. Телевизор. Всё. Хорошо, что в общежитии практически никто не готовит, поэтому очередей нет.
В семь утра около общежития останавливается автобус, который везёт нас на работу. В Дрейлини, на склады «ТОП» (TOP). Там мы будем заниматься комплектовкой заказов для магазинов этой сети. Нас немногим более двадцати человек. У каждого из нас — пакет или сумка с обедом, матерчатыми перчатками, светоотражающей жилеткой. У всех — салатовые, у бригадира — оранжевая. На входе в склад нас досмотрит охрана, наклеит каждому на провиант наклейки, которые подтверждают, что продукты мы привезли с собой, а не спёрли здесь. Мы побросаем свой обед по холодильникам и шкафчикам и приступим к работе.
Огромный склад, завозят паллеты всевозможных товаров, бригадиры читают бумагу на комплектовку, каждый из нас хватает и несёт, бригадиры отмечают сделанное галочкой. «Две упаковки — Скривери, четыре — Айнажи». Мы динамично бегаем таракашечками, расставляем на паллеты. Главное запомнить, где какой паллет для какого магазина расположен. Всего 66 точек в разных концах склада. Запомнить расположение всех реально за два дня. Так всю смену и бегаешь. Как только паллет для магазина наполняется — достигает высоты два метра, заматываешь плёнкой, маркируешь своим персональным номером, подписываешь, откатываешь на рохле, ставишь новый паллет. На рохлях катаются, как на самокатах, как на скейтах. Оттолкнулся ногой и вперёд. Неплохая скорость, кстати. А так — нон-стоп: несёшь, складываешь, перекладываешь, заматываешь плёнкой, подписываешь, откатываешь, ставишь новый паллет. Без лишних разговоров, только работа, нон-стоп. Сотни километров пищевой плёнки, нон-стоп. Каждые два часа коллективный перекур на десять минут. Перекурили и снова нон-стоп.
Как уже писал, нас более двадцати человек. Преимущественно мужского пола, преимущественно из Даугавпилса, преимущественно русскоязычные. Есть три девушки: бригадир и две отгружают товар вместе с нами. Они таскают практически наравне с парнями. Первая — спортивная, фигуристая, не старше двадцати. Второй под сорок, бывший медик. Помимо этого с нами работают непосредственно сотрудники склада — «топовцы». «Топовцы» по деньгам получают больше. Могу ошибаться, но как минимум вдвое. Но наши не спешат устраиваться напрямую.
Я работал давным-давно комплектовщиком на овощных базах. Тех, что в Риге на Буллю. Днём трудился рекламным менеджером в издательстве «Фенстер» (Fenster), ночью комплектовал. Приезжал на базы прямо с издательства в костюме тройка, с портфелем. С утра доезжал до Пурвциемса, принимал душ и мчался в Дом печати. Платили на базах тогда семь латов за смену. Отдержался я так две недели. Но это так — лирическое отступление.
В 14.00 — обед. Полчаса. Ужин тоже полчаса. Он начнётся сразу, как только будет укомплектовано всё на основном складе. Поужинаем, покурим. И идём на комплектовку в холодильник. Там тоже разносим товар по 66 торговым точкам. Только у них расположение совершенно другое, нежели на основном складе. Запомнить это за непродолжительное время сложно, да и голова к вечеру уже не очень соображает.
Про работу в холодильниках, кстати, заранее мне никто не сказал. Про то, что рабочего графика как такового нет — работа у нас заканчивается, когда все заявки собраны, тоже. Ребята рассказывали, что в предпразничные дни работали и до двух ночи. Ничего удивительного: покупательская способность тогда выше, заказов больше. С утра опять на смену. Но никто не жалуется. Наоборот, некоторые довольны: после двенадцати ночи почасовая ставка выше.
Парадокс. Все мы работаем на почасовой оплате. Но к концу дня все настолько хотят домой, что ускоряемся до предела. На лишние часы всем уже наплевать. Кстати, второе дыхание существует. По завершению рабочего дня — опять досмотр у охранников склада.
Ноги к вечеру устают, наливаются свинцом с непривычки. Я работаю в беговых «найки», поэтому терпимо. Но видел работников и в строительных ботинках. Как они в них выдерживают четырнадцать часов — непонятно. Но люди работают, не ропщут. Некоторые вечером пьют обезболивающее. Кстати, если вы заболели, то больничного можете не ждать, но ждите, что оплата за проживание за те дни, что вы не смогли работать, ляжет в полном объёме на ваши плечи. Однако никто не сволочит начальство, мол, платит мало, изверг, мол, много требует. Никто. По крайней мере, я такого не слышал. Единственное недовольство некоторых работяг, которое они высказывают бригадиру — не попасть в магазин. Мы уезжаем на работу — магазины ещё закрыты. Приезжаем — уже закрыты. Даже хлеба не купишь. Приезжаешь в часов одиннадцать, в двенадцатом вечера, моешься, стираешься, готовишь на завтра еду, засыпаешь. И так шесть дней в неделю. В субботу тебя привозят в Ригу, с воскресенья по пятницу — работа, в субботу — назад, развозят по городам.
Я планировал этот эксперимент на одну неделю — шесть рабочих дней. Не получилось. На пятый рабочий день, я вынужден был вернуться в общежитие уже к пяти вечера — начались проблемы со спиной. Надеялся подлечиться медикаментозно и с утра продолжить, но чуда не случилось — пришлось собираться домой. Проблемы начались не столько от многочасовых физических нагрузок, сколько от работы в холодильнике, но это сугубо мои старые болячки. Если бы я заранее знал про холодильник, то подготовился бы иначе, и проблем можно было избежать. За эти дни я заработал 98 евро. Оплату фирма произвела даже раньше оговоренных сроков, перечислением, согласно договору, всё официально, никаких денег в конвертах. Хотя при такой часовой ставке про серые схемы даже неудобно и говорить как-то. С момента моего отъезда по сегодняшний день мне уже четырежды звонили с работы, вежливо уточняли, буду ли я продолжать с ними сотрудничество. Видно, что люди заинтересованы в работниках. И к ним едут. Несмотря на мизерную заработную плату и остальные «плюшки».
Латгалия автобусами едет устраиваться на работу в столицу через агентство «Эйч Ар фактор» (HR factor). Несмотря на мизерную заработную плату и остальные «плюшки». Да, для большинства работающих это временная работа. Но нет ничего более постоянного, чем временное. Агентство нашло подход к работнику. Оно знает, что ему дать, как привлечь, заманить. Оно предлагает бесплатный транспорт до столицы, бесплатный транспорт до работы, обеспечивает каким-никаким, но местом проживания, пусть и удерживая за него с заработной платы. Их работники — это социально неадаптированный контингент, они не очень понимают ценность своего труда, не могут элементарно договориться с работодателем напрямую, трудоустроиться, найти жильё, планировать дополнительные траты. При этом работники агентства трудолюбивы, добросовестны, не ноют, не сволочат начальство, готовы вкалывать любое количество часов, они неприхотливы, они заточены на работу, на пахоту. Это не деклассированные элементы как таковые, они не злоупотребляют алкоголем. По крайней мере, не во время рабочей недели — злоупотребление и такой темп, физические нагрузки и количество часов совместить практически нереально. Да, по моему мнению, то, что предлагает агентство HR factor работнику — это рабство. Но это намного лучше, нежели люди остались бы совсем без работы и без средств к существованию. Советую работодателям обратить внимание на данное агентство. Они уже сейчас работают с крупнейшими компаниями страны: TOP, «Дрогас» (Drogas), «Добелелес дзирнавниекс» (Dobeleles dzirnavnieks), «Кекавас путну фабрика» (Kekavas putnu fabrika) — это только те, что я знаю. Если вам нужна дешёвая неквалифицированная рабочая сила, то вам точно к ним.
Также я бы советовал менеджерам крупных компаний периодически брать отпуск и уходить с головой хотя бы на неделю в такую работу. Чтобы не прибалдеть, не залосниться, чтобы разбираться в стаффе. Им же советовал бы своих подчинённых отправлять на недельку-другую туда же, чтобы они понимали немного и другую жизнь, и перестали жаловаться на невыносимость бытия. Чтобы они не писали херни по типу «эти голубые глаза не могут врать». Чтобы понимали, что жизнь глубже, она разная, она три-, четыре-, пять-, да сколько угодно «дэ», она не заканчивается на расстоянии вытянутой руки. Чтобы не трещали налево и направо про некреативность рабочего населения, когда у нас примерно половина страны — это условные кассиры магазина «Максима» (Maxima). Причём того, который обрушился… А так ничего не изменилось — Латгалия издревне считалась регионом батраков. И сегодня автобусы компании HR factor дважды в неделю курсируют по маршруту Рига-Даугавпилс-Резекне-Лудза. И в обратном направлении.
А закончу я объявлением о вакансиях со странички HR factor, уж очень оно мне понравилось: «Кажется, что это лето никогда не закончится. Но осень, как всегда, придет неожиданно с дождями и холодами. Подготовься к зимнему сезону! Присоединяйся к HR factor и уже после первой отработанной недели сможешь уверенно смотреть непогоде в лицо! Тебя ждет работа в Риге и Рижском районе. Транспортом из регионов и проживанием обеспечиваем. Вакансии: маркировщицa, комплектовщик, грузчик, работник цеха по производству мяса. Предыдущий опыт не требуется».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео