Ещё

Под запах пороха. Как рождалась российская Конституция 

Фото: Мир24
Конституции России исполнилось четверть века. 25 лет назад основной закон рождался в муках — под запах пороха. «Черный октябрь» 1993 года — пусть и кратковременная, но все-таки гражданская война. Так что задача была из безвластия и хаоса собрать новое государство. Как это было, сспоминает корреспондент «МИР 24» Глеб Стерхов.
4 октября 1993 года. Танки прямой наводкой бьют по зданию Верховного Совета. Борис Ельцин только что ввел чрезвычайное положение. В России — третий и последний день полномасштабной гражданской войны. Десятки человек уже погибли. Это кульминация кризиса. Открытый кровавый конфликт между сторонниками президента Ельцина и парламента. Внутри забаррикадировались вице-президент Александр Руцкой и депутаты во главе с Русланом Хасбулатовым. В стране — двоевластие.
«Это был фундаментальный мировоззренческий конфликт, и вел он автоматически к гражданской войне. Само общество было расколото по частям», — сказал председатель Совета национальностей Верховного Совета России (1990-1993 гг.) Рамазан Абдулатипов.
С одной стороны находился привыкший к своему всемогуществу Верховный Совет. С другой — вертикаль президентского управления, которую строили сторонники Ельцина. И бьются они не просто за власть, а за саму основу страны. Этой основой и стала новая Конституция.
«Конституция — это как воздух. Когда его достаточно, он чистый, мы его не замечаем. Но когда его нет, он загрязнен химическими веществами, мы начинаем ощущать дефицит», — поясняет соавтор Конституции РФ, доктор юридических наук Сергей Шахрай.
К октябрю 1993-го в России вот уже три года было нечем дышать. Государственного строя как такового нет, но есть его зачатки. Позади путч августа 1991-го. Беловежская пуща, развал СССР, отречение Михаила Горбачева, выборы президента РСФСР. Советского Союза больше нет. Россия все еще живет по Конституции 1978 года, хотя и с некоторыми оговорками.
«Мы имели дело с «брежневской» Конституцией, я бы не был депутатом, Ельцин не был бы депутатом. Впервые появилось право свободного выбора населением из целого ряда кандидатов», — отметил председатель Верховного Совета Российской Федерации (1991-1993 гг.) Руслан Хасбулатов.
Но и «горбачевская версия» Конституции уже была стара, как мир. Понятие «социалистическая собственность» скоро превратится в дым. И сам «советский народ» перестанет существовать. С 1992-го года за 14 месяцев в Конституцию внесут четыреста с лишним поправок, но так и не доведут до ума.
«Она выглядела, как лоскутное одеяло. В нее вносили изменения каждый день почти, перекос полномочий, непонятно было кто кого назначает», — говорит руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов.
Один из проектов нового главного закона был написан еще в 1990-м. Как говорят участники тех событий, члены обширной конституционной комиссии не могли договориться между собой.
«Вы видели ситуацию, когда 100 человек разрабатывают сложный юридический документ, не являясь, во-первых, в значительной части, специалистами, и, во-вторых, придерживающиеся разных политических взглядов», — говорит соавтор Конституции РФ Виктор Шейнис.
С одной стороны находилась зарождающаяся демократическая республика, с другой — могущество Верховного Совета. Ельцину нужны реформы и, в принципе, другой государственный строй.
«У президента по той Конституции, которая была, не было полномочий, а у Съезда народных депутатов были полные. Он мог разогнать сам себя, объявить референдум, никто другой не мог этого сделать. Он мог объявить импичмент президенту, разогнать правительство. Монополия законодательной власти», — заявил руководитель администрации президента Ельцина (1993-1996 гг.) Сергей Филатов.
В борьбе за то, каким станет главный закон страны, противники действовали на опережение. Верховный Совет — по-своему. Борис Ельцин, которому для проведения реформ нужна была сильная президентская республика — Российская Федерация, — отвечает Указом № 1400. Острый конституционный кризис длился весь 1993 год. В октябре стало понятно — выбора не осталось: либо гражданская война, либо новый основной закон России. Верховный Совет пал, можно идти дальше.
«У меня был свой проект, я его обнародовал в апреле 1992 года. Он назывался «вариант ноль». Ельцин пригласил меня и Алексеева, предложил пойти на референдум не просто с вопросом «любишь или не любишь», а с программой для страны», — вспоминает Сергей Шахрай.
Уже 8 ноября 1993-го на стол Борису Ельцину лег окончательно утвержденный его рабочей группой проект новой Российской Конституции. Но и он его не устроил. Последние правки глава государства вносил единолично.
«Я ему дал Конституцию и сказал: «Борис Николаевич, ее нужно опубликовать, потому что через месяц нужно принимать». Он вытащил бумажку, ручку и начал править. Две наиболее существенные поправки — это про то, что в Совет Федерации должны входить по одному человеку от законодательной и исполнительной власти. Вторая про то, что президент может председательствовать на заседаниях правительства», — рассказал Сергей Филатов.
«Было введено положение о Совете Федерации. — он формируется, а не избирается. Положение о том, что президент может назначать премьера, не считаясь с позициями парламента. Если парламент трижды отвергает, кстати, одно и то же лицо, то парламент подлежит роспуску», — отметил Виктор Шейнис.
12 декабря 1993 почти 33 млн россиян проголосовали за Конституцию. Против высказались 23 млн человек.
В музее Каллиграфии сейчас Конституцию не пишут, но переписывают дословно. От руки, специальным шрифтом. Как бы с намеком. На основе древнерусского письма. Пишут чернилами — все, как в царские времена. Закончить обещают к концу года.
ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео