Ещё

Почему «Большая книга» превратилась в малую 

Почему «Большая книга» превратилась в малую
Фото: Вечерняя Москва
Литературную премию «Большая книга» называют одной из самых престижных и значительных в . Она — детище государственно-частного партнёрства, объединившего чиновников, миллиардеров-олигархов, издателей-монополистов, литераторов, придерживающихся либеральных взглядов.
Это «дорогая» премия, сопоставимая с объёмом «золотого парашюта» для увольняемого со службы средней руки чиновника или сотрудника госкорпорации. Победитель — три миллиона, второе место — полтора, третье — миллион рублей. Наконец, это идеологизированная премия. Её ни при каких обстоятельствах не получат , , , Станислав Куняев, любой другой, живущий в провинции и пишущий о реальной жизни простых людей автор.
«Большая книга» — российский вариант деятельности того самого «глубинного государства», проницательно замеченного нашими политологами в . Это только кажется, что в России нет идеологии. В России причудливо сосуществуют, сплетаются и расплетаются сразу несколько идеологий. В последнее время борьба между ними обостряется. Тут и «дело Серебрянникова», и смена руководства МХАТов, и гонения на реперов, и странные мероприятия по выбору персонажей для названий аэропортов, и показательное невнимание официальных властей и СМИ к крупнейшей организации писателей страны — Союзу писателей России, глухо отметившему четвёртого декабря (кстати, в день чествования лауреатов «Большой книги») в полупустом зале ЦДЛ шестидесятилетний юбилей. Глубинное государство в невидимой борьбе держится молодцом, победительно доминируя как на премиально-литературном, так и на официально-наградном фронтах.
У меня нет никаких претензий к лауреатам премии «Большая книга-2018». (мемуарное эссе «Памяти памяти»), (роман «Бюро проверки»), (роман «Июнь»), (за вклад в литературу) — достойные, талантливые писатели. Быков, так и вовсе человек Возрождения. Он давно превзошёл по количеству написанного Владимира Ильича Ленина, собрание сочинений которого составляло пятьдесят с чем-то томов. Дело в соблюдении пропорций. Можно изготовить блюдо из одних и тех же компонентов, но оно будет не для всех, а для любителей именно этих продуктов.
«Большая книга» с самого начала превратилась в «Малую книгу», выхватывая из современной российской литературы произведения, живописующие ужасы советского прошлого, страдания умных, тонких интеллигентных людей, вынужденных существовать бок о бок с отрицающим понятия добра и права, ненавидящем свободу и достоинство человеческой личности «быдлом». И это быдло — все, кто смотрит на жизнь иначе, чем герои премиальных произведений. В трудах всех трёх лауреатов бьёт ключом еврейский нарратив — тема мужества и нравственной высоты носителей пресловутого «пятого пункта», вынужденных противостоять злому и жестокому советскому, но с русской фамилией миру. Здесь, правда, возможны варианты. Гузель Яхина (премиальная звезда прошлых сезонов) живописала страдания других не титульных наций — татар и немцев.
В своё время Ильф и Петров писали о двух мирах в СССР — большом и малом. В большом строили Днепрогэс, учились и работали, укрепляли границы, одним словом, созидали. В малом тоже происходили какие-то события, например, родилась популярная песня «Кирпичики». Два мира сосуществовали, но у малого не было ни малейших шансов подменить большой. Тот сдал позиции гораздо позже — к концу восьмидесятых годов. К чему привела победа малого мира — известно.
«Большая книга» сегодня — гимн прошлому и нынешнему малым мирам, увеличительное стекло для «малой книги», претендующей подменить собой противоречивое разнообразие современной российской литературы, работающей над другой «Большой книгой».
Видео дня. Скандал разразился на фоне публикации в Сети пиршества в СИЗО
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео