Ещё

Фестиваль «Дягилев P. S» в Петербурге: Петипа был бы доволен 

Фестиваль «Дягилев P. S» в Петербурге: Петипа был бы доволен
Фото: Ревизор.ru
Иначе не могло быть. Во-первых, два имени — и  — связаны неразрывно, по целому ряду эстетических причин, как перекрестные стадии петербургской культуры. Во-вторых, мысль о новых версиях старых балетов наверняка привела бы креативного Сергея Павловича в восторг. А влияние «русского француза» и впрямь велико: современный балет без Петипа — как крыша без стен и фундамента. Новые хореографы, говоря на собственном пластическом языке, рождают актуальные интерпретации классики, добывая из ее недр скрытые до поры смыслы. Потенциально в классику заложенные. Именно это стремились показать организаторы фестиваля. И не удивительно, что география смотра простирается от  до  и от  до Британии.
Посвящение юбиляру открыла японская «Баядерка». Но не простая, а «Баядерка. Пространство иллюзии». Труппу «Noism», чье название программно означает «не ищем нового художественного »-изма", но ищем качество", возглавляет хореограф Йо Канамори. Он учился в Европе у , но вернулся в Японию, чтобы создать собственную труппу. Остро станцованная «Баядерка» — оригинальный микст простоватой музыки Минкуса с изощренным модерн-дансом. И с приемами драматического театра — европейского и национального. «Бадерка». Сцена из спектакля. Фото: Марк Олич
На место индийских персонажей русского балета пришли японские, они действуют в рамках современного актуального сюжета, с войной, разрушающей некую новоявленную империю, и мелькнувшей на фоне общих ужасов — бедой частной: трусость, преданность и миражи, включая знаменитые Тени, навеяны коллизиями старого либретто «Баядерки» и памятью старика-придворного, вспоминающего былое. Все это, как острым соусом, приправлено отголосками «буто» и намеками на дальневосточные единоборства. Cочетание музыкальной наивности и постановочной изощренности (вкупе с костюмами Issey Miyake) рождает интересный результат. Про эту «Баядерку», лишенную малейших сантиментов, но полную тоски о нормальной жизни, никто не скажет «сказка, далекая от жизни».
Балет «Девушка с фарфоровыми глазами» приехал из . Хореограф поставила спектакль по заказу фестиваля, с одной стороны, прикоснувшись к юбилею Петипа через память о старой «Коппелии», а с другой — обратившись к литературному первоисточнику, новелле «Песочный человек». А там, в отличие от легонькой по смыслу «Коппелии», все сложно: царят детские страхи, мучающие взрослых, и как сказано у Гофмана, «всякий человек, считающий себя свободным, на самом деле служит страшной игре тёмных сил». Чтобы донести до публики эту мысль, Баганова ввела в спектакль несколько одинаковых (по сценическому гриму) мужчин и столь же одинаковых женщин (или кукол-автоматов), которые как игрушки в руках зловещего механика. Балет, с его монструозными надувными атрибутами, яблоками в руках корчащихся исполнителей (это как бы глазные яблоки тоже), бессвязными повторами реплик и фонарями на лбах танцующих, похож на повторяющийся ночной кошмар.
Совсем иной спектакль из Норвегии, «Epic Short». Сделать хорошую балетную пародию едва ли не труднее, чем «серьезную» вещь. Хореограф Мелисса Хоу с этим справилась блестяще, не впав ни в пошловатые гэги, ни в поверхностное сюсюканье. Ее аллюзии на Спящую красавицу" (вместе с музыкой Первого фортепианного концерта Чайковского) влекут за собой пласт мгновенно узнаваемых образов классики, увиденной во всей наивной красе — и любовно, и беспощадно. Да и танцует норвежская труппа замечательно. И когда злая фея крутит двойные туры, король из всех сил, аж глаза на лоб, жестикулирует, добрые силы в буквальном смысле наступают на злодеев, а Красавица кубарем скатывается со склона — публика, вслед за Хоу, беззлобно смеется над пафосом и улыбается его величию. «Epic Short». Сцена из спектакля. Фото:
Современную версию старинной «Пахиты», привезенную из Екатеринбургского оперного театра, хореографы и  сложили из подлинного хореографического текста Петипа. Вкупе со старинной же, но по-новому аранжированной музыкой, новыми танцами и режиссерскими разработками двадцать первого века. Что вызвало в кулуарах фестиваля плодотворные споры о судьбах классического наследия. «Ревизор ru» писал об этой постановке ("Пахита: шик и немое кино", 25. 02. 2018).
"Жизель" из Южной Африки — продукт компании The Dance Factory и ее хореографа . Это одновременно и привычная, и непривычная версия всем известного сюжета. История женской любви и мужского предательства помещена не в европейские смысловые рамки с романтическо-христианским всепрощением, но в африканские реалии, в языческий и очень жестокий мир, одновременно грубо-материальный и полный мистики, где для обманщика работает идея бумеранга: как ты с мирозданием, так и мироздание с тобой. И тот факт, что вместо классики здесь микст африканского фольклора с современным танцем, взамен пуантов — топчущие землю босые пятки, а вместо умерших невест — злобные красные духи обоего пола, разительно меняет картину, превращая умильную историю о прощении в кровавую драму. Этот чувственный ритуал мести, полный дикой энергии, раскоряченных походок и гортанных возгласов, оформленный знаменитым художником Уильямом Кентриджем и в саунде сочетающий тревожный минимализм Филиппа Миллера с мотивами музыки Адана — стал одним из ярких впечатлений фестиваля. «Жизель». Сцена из спектакля. Фото:
Единственный, но значительный концерт фестиваля (а музыка— непременный атрибут всех программ в разные годы) был посвящен эпохе барокко и прошел в старинном здании Петербургской Капеллы. Контртенор и сопрано Анна Горбачева-Огилви спели в сопровождении ансамбля «Quantum Satis» под управлением Сергея Фильченко. Звучали духовные кантаты Вивальди и «светские» арии и дуэты из опер Винчи, Генделя, Перголези и Броски. Концерт был посвящен русской крепостной певице . Петербургская публика с интересом слушала безвибратное звучание скрипок с жильными струнами, нежное «клацанье» клавесина, «вздохи» басовой лютни–теорбы и витиеватые каденции вокалистов.
Финальный балетный вечер, «Петипа P. S. Метаморфозы. Двадцать первый век», по словам художественного руководителя фестиваля, директора Петербургского театрального музея Натальи Метелицы, не похож на традиционные гала-концерты, в которых прежде всего важна демонстрация виртуозной техники танцовщиков. Это парад поисков современной хореографии, охватывающей этнически разные культуры, когда каждая страна привносит в танец свою собственную ментальность. Фрагменты балетов Петипа, Ноймайера, Ратманского, Эка, Пети, Борна и других — это мозаика из обращении к оригинальному тексту (попытки реконструкции шедевров Петипа), и к тем или иным редакциям классики, и вольные «экранизации по мотивам» классического наследия. А француз Анжелен Прельжокаж специально для концерта поставил номер «Ghost», в котором, по словам автора, речь идет о призраках. приходящих к Петипа по ночам и вдохновляющих его на творчество, и о призраке самого Петипа, в свою очередь, благословляющего позднейших творческих потомков.
В программе «Дягилев P. S.» была и серия кинопоказов, в частности, документальный фильм Манаса Шираканяна «Серебро и золото Пиковой дамы», а также фильмы-балеты Матса Эка «Жизель» и Спящая красавица". На встрече организаторов фестиваля с прессой было сказано, что юбилейный, десятый фестиваль 2019 года посвятят влиянию «Русских балетных сезонов» Сергея Дягилева на искусство двадцатого века и нашего времени.
Подпольный миллионер запугивает новоселов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео