Ещё

Теплохозяйство страны стремительно деградирует. Поможет только альткотельная 

Фото: Lenta.ru
Недавняя трагедия в Санкт-Петербурге, в результате которой два человека сварились заживо, вновь обратила внимание общественности на состояние теплосетей страны. Ситуация, близкая к катастрофической, складывается не только в депрессивных Кировске, Твери, Волхове и Петрозаводске, но и во вполне благополучных Екатеринбурге, Татарстане и Самаре. Изношенность сетей порой достигает 70-90 процентов. Особые обстоятельства сформировались из-за особенностей климата в Сибири. Что происходит с теплосетями с наступлением зимы и почему ремонт не в состоянии остановить деградацию коммунального хозяйства — разбиралась «Лента.ру».
Семь случаев прорыва кипятка в Санкт-Петербурге произошли только в период с 28 сентября по 5 ноября этого года. Два 20-летних юноши сварились заживо, один человек получил термические ожоги 80 процентов тела, девять машин не подлежат восстановлению — вот итог аварий теплотрасс в северной столице, которую в соцсетях уже переименовали в «столицу гейзеров». Вице-губернатор города Игорь Албин называет причину: инфраструктура АО «Теплосеть Санкт-Петербурга» изношена на 70 процентов; необходимо отремонтировать или заменить около 1125 километров труб. Такой же результат представил замдиректора Свердловского филиала компании «Т Плюс» Андрей Шмельков, говоря о состоянии дел в Екатеринбурге: осенью в городе было отключено от теплоснабжения 40 домов.
Сообщения об авариях в отечественных СМИ напоминают сводки с фронтов. Один за другим этой осенью отключаются целые городские кварталы по всей России. При этом эпидемии отключений не зависят от экономического состояния регионов: аварии случаются с равной степенью вероятности как в развитых, так и в депрессивных областях. Алапаевск — 60 домов. Тверь — 11. Самара — 80. Волхов — 19. Иркутск — 33. Барнаул — 21 дом. Во Владивостоке, Кирове и Кирово-Чепецке, можно сказать, апокалипсис отопления уже наступил: изношенность теплосетей здесь достигла 90 процентов.
«Россия производит больше тепла, чем электроэнергии, но инвестиции в тепло в семь раз ниже, — комментирует на страницах «Коммерсанта» причины сложившейся ситуации глава группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова. — Причина — отсутствие стимулов для инвестиций».
Особая ситуация складывается в Сибири, которая недаром считается самым холодным регионом на планете. Пока ученые спорят о глобальном потеплении, сибиряки могут сказать однозначно: здесь до теплых зим еще далеко. Прошлая зима была аномально холодной даже для Сибири. По данным Гидрометеоцентра, в Красноярском крае зафиксирована температура минус 48 градусов по Цельсию, в Томской области — 44 градуса, такая же температура держалась в Кемеровской и Омской областях, в Новосибирской области холодный рекорд достиг отметки минус 47. В Алтайском крае температура опускалась ниже 40. В соцсетях Ямала прошедшей зимой с большим энтузиазмом обсуждались предупреждения властей о возможных морозах до минус 90 градусов. На улице становится холоднее и, что самое неприятное, в домах тоже.
Нынешняя зима только-только началась, а полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло на совещании в Новосибирске 21 ноября сетовал на то, что к началу отопительного сезона возросло количество аварий на теплосетях. Наиболее тяжелой полпред назвал ситуацию в городах Вихоревка и Байкальск Иркутской области, а также в городе Юрга Кемеровской области, где из-за изношенной инфраструктуры и сложностей с собственностью теплосетей проблемы в ходе отопительного сезона возникают уже не первый год.
11-13 ноября крупные порывы теплосетей произошли в Новосибирске, Барнауле, Рубцовске и Абакане. Десятки домов остались без теплоснабжения. Всего за один ноябрьский денек температура воздуха в большинстве сибирских городов с положительных температур опустилась ниже отметки минус 20 градусов. Чтобы не случилось чрезвычайной ситуации и сибиряки не замерзли в своих квартирах, Сибирской генерирующей компании (СГК) температуру воды в трубах пришлось повысить на 25-30 градусов за критически короткое время. Такой значительный скачок температуры привел к расширению трубопроводов, в результате чего произошло их перемещение.
Обычно такие перемещения компенсируются при помощи специальных технических устройств (компенсаторов), и повреждений не случается. Однако если на трубах есть дефекты — коррозия или сквозной коррозионный износ, в момент расширения металла трубы или при ее остывании в этом месте происходит разрыв. Так специалисты объяснили сложившуюся ситуацию на официальном сайте СГК.
Во всех авариях пострадали трубы возрастом не менее 18 лет, а многим давно исполнилось 30. И это при том, что нормативный срок службы трубы — четверть века. Стоит ли удивляться авариям? Стоит удивляться тому, что трубы, пролежавшие 25 лет в земле, которая то замерзает, то нагревается, то наполняется водой, не превратились в решето и в целом исправно доставляют воду и тепло в жилье граждан.
Так, в Новосибирске порвалась труба, построенная аж 55 лет назад, в далеком 1963 году. СГК, что называется, как в воду глядела, и задолго до этой аварии объявила, что втрое увеличит в 2019 году объем капитальных вложений в ремонт, содержание и строительство теплосетей Новосибирска. Сумма инвестиций составит 3,4 миллиарда рублей. В 2018 году СГК ассигновала на эти цели 1,12 миллиарда рублей. Технический директор СГК Олег Петров пообещал, что компания усилит диагностику сетей: «На сегодняшний день, по нашим представлениям, в критической зоне, которую надо просматривать в течение ближайших 3-5 лет, примерно 111 километров. Объем финансирования для такого количества труб — примерно 14 миллиардов рублей».
Диагностика и так неплохо поставлена в СГК: энергетики компании быстро обнаруживают проблемный участок, на место незамедлительно выезжают аварийные бригады. В среднем на устранение дефекта и возобновление теплоснабжения уходит от 3,5 до 12 часов, что даже по международным стандартам — отличный результат. Но никакой диагностикой и даже самым срочным ремонтом невозможно решить проблему катастрофической изношенности теплосетей Сибири: достаточно посмотреть на график, чтобы понять, что ситуация с теплоснабжением в регионе — критическая.
Разумеется, сибиряки задают законные вопросы: где вы были раньше и почему довели теплосети до такого состояния? Когда человек мерзнет, ему не до уточнений, кто такие эти «вы»? Чтобы понять ситуацию, нужно конкретизировать стороны, ответственные за сложившуюся ситуацию. И не для того, чтобы кого-то наказать, а для того, чтобы дело действительно сдвинулось с мертвой точки.
Как пояснили «Ленте.ру» в СГК, все ремонты на тепловых сетях — текущие и капитальные — энергетики проводят за счет средств, заложенных в тарифе на тепло. Других источников дохода у теплоснабжающих компаний нет. С другой стороны — и на этом важно акцентировать внимание, — конкретную сумму средств из тарифа, которую можно направить на ремонт, ежегодно определяет орган тарифного регулирования, а именно региональная энергетическая комиссия. Вот тут-то и кроется одно из нерешаемых противоречий, которое может привести к катастрофе.
Для предотвращения социального напряжения власти стремятся всячески сдерживать тарифы, в том числе на тепло. Однако делать это благое дело за счет областных бюджетов они не то что не хотят — просто не могут. Поэтому поступают просто: сокращают суммы, которые должны пойти на ремонт. И логика здесь такая же удивительно простая: да, трубы старые, но ведь работают худо-бедно. И в самом деле — не резать же расходы на топливо, тогда никакого тепла вообще не будет.
В регионах присутствия СГК, например, на основании средств, предусмотренных тарифом, энергетики компании за год могут поменять только один процент всех существующих сетей. Однако с математикой не поспоришь: расчеты показывают, что при сроке службы трубы 25 лет, чтобы все сети были в исправном состоянии, критически необходимо менять не менее четырех процентов. Получается, что ежегодно без улучшения остаются три процента теплотрасс.
Но вся штука в том, что эффект «недоремонтированности» накапливается в геометрической прогрессии, и сейчас эти казалось бы небольшие три процента уже превратились в 50! Половина теплохозяйства Сибири в любой момент может выйти из строя. Если продолжать дальше упражняться в занимательной математике, можно прийти к совсем неутешительным выводам: через 15 лет в городах региона теплоснабжение исчезнет как цивилизационное явление.
По подсчетам экономистов СГК, для того, чтобы заменить все ветхие сети только в крупных городах, нужно около 145 миллиардов рублей.
Но эти расчеты сделаны в нынешних ценах и без учета изменений в экономике, которые даже самые оптимистично настроенные эксперты назвать положительными не могут. С 1 января 2019 года на два процента возрастет НДС, а насчет рывка реальной инфляции существуют также разные мнения, но и они опять же разнятся только в величине процента. Но даже это не главное.
Если представить себе, что деньги вдруг упадут с неба, заменить все теплосети Сибири за короткий период физически невозможно. Сибирь — это ведь даже не Нечерноземье европейской части России, и большинство работ можно проводить только в межотопительный сезон, который в регионе составляет крайне короткий срок. Поэтому работы растягиваются на неопределенное время, а сибирякам хорошо бы всем регионом уехать куда-нибудь на время — ведь все дороги будут перекопаны и перекрыты.
В одном только Красноярске на то, чтобы заменить ветшающие трубы, нужно 28 лет, в Новосибирске — 25 лет, в Новокузнецке — 22 года, и так далее. Пока за эти долгие годы будут переделывать всю теплосистему, трубы, которые ранее не вошли в число ветхих, в свою очередь, придут в негодность. И так без конца — замкнутый круг. Пока в Сибири не случится природного катаклизма и какой-нибудь город не окажется на грани выживания. В любом случае количество аварий будет только увеличиваться — несмотря на то, что большинство труб было сделано в СССР и, стало быть, имеет известный запас прочности.
Выходом, по мнению экспертов СГК, мог бы стать переход на принцип формирования тарифов по методу альтернативной котельной. Если коротко изложить эту идею — то, пока еще есть хоть какой-то запас времени, ремонтировать теплохоязяйство можно начать в долг. И тут принципиально важная вещь только одна: инвестор должен быть на сто процентов уверен, что деньги ему вернутся, а для этого он должен получить железобетонные гарантии.
Такой вариант предусмотрен недавно принятыми правками в ФЗ «О теплоснабжении». Теперь отечественное законодательство позволяет определить тариф вперед на целых десять лет, и, что очень важно для простых потребителей, его нельзя будет менять. «Все условия перехода на альткотельную и дальнейшее регулирование тарифа по этой модели строго прописаны в законодательстве. Потребитель защищен от резкого скачка тарифов на законодательном уровне», — подчеркнул 23 ноября в Красноярске заместитель руководителя ФАС России Виталий Королев в ходе круглого стола «Новая модель рынка тепла: вызовы и решения для городов Сибири».
Ясность в вопросах — когда и сколько придется потратить денег — утвердится в сознании и у энергетиков, и у населения. Энергетические компании смогут повышать свою эффективность, оптимизировать теплоснабжение, а сэкономленные средства свободно и без опасений направлять на ремонт.
Уйдет в прошлое ненормальная ситуация, когда энергетические компании гадают на кофейной гуще, сколько средств на ремонт сетей дадут региональные власти, которые, в свою очередь, не в состоянии сказать наверняка, какой эта цифра будет хотя бы через год. «Нестабильность тарифного регулирования зависит от экономической ситуации в стране. Альтернативная котельная стабилизирует ситуацию и позволяет инвестору не сомневаться в своем будущем», — подчеркнул Виталий Королев.
При новом методе тарифообразования энергетики, самостоятельно исходя из потребностей инфраструктуры, смогут определять, сколько труб нужно менять в этом году в конкретном районе города и сколько средств необходимо инвестировать в следующем году. Тогда можно будет рассчитать наиболее рациональный и эффективный график работ.
Частные энергетические компании руководствуются в своей деятельности экономической эффективностью и по-другому не могут организовать работу, поэтому энергетикам невыгодно перераспределять средства с ремонтов на свои не столь обязательные интересы. В новой же системе отношений теплоснабжающая организация головой отвечает за надежность и качество тепла, в том числе — деньгами. Тут все просто: за каждую аварию компания не только не получит денег, но и заплатит штраф.
Вздохнут с облегчением и региональные власти: они перестанут отвечать на острые вопросы населения, а в их руках появятся реальные инструменты контроля. Заместитель директора Департамента развития электроэнергетики Минэнерго РФ Алексей Храпков подчеркивает, что новая модель рынка тепла очень гибкая, так как позволяет бизнесу и власти договориться о более низкой цене за тепло. «Альткотельная устанавливает высшую планку! Стороны могут договориться пойти более медленным темпом», — заметил чиновник. А Виталий Королев добавил: «Глава муниципалитета как выборный человек понимает, что ему гораздо важнее интересы населения, он не пойдет на поводу у компании. Поэтому это тоже консенсус, взвешивание социальных и экономических интересов». Так что выиграют все. И лучше сделать это поскорее, пока цена вопроса не стала критической.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео