Ещё

На Урале муниципалитеты объединятся для реализации инвестпроектов 

Фото: Российская Газета
— Анализ пространственного размещения промышленности в регионе показывает, что более 77 процентов населения, 87 процентов инвестиций в основной капитал и свыше 91 процента промпроизводства сосредоточены в четырех традиционных промышленных «кустах». Это Екатеринбургская агломерация с городами-спутниками, Горнозаводская агломерация с центром в Нижнем Тагиле, северный «куст» городов и Каменск-Уральский, — поясняет министр промышленности и науки Свердловской области Сергей Пересторонин.
Идея более тесного взаимодействия отдельных предприятий, муниципальных образований и даже целых регионов буквально витает в воздухе. На уровне страны уже несколько месяцев активно обсуждается будущее стратегии пространственного развития РФ, рассчитанной до 2030 года. Правда, в отличие от регионального документа, федеральный не только не принят, но даже окончательно не сформулирован: попав, в информационное пространство, предложения разработчиков вызвали горячие споры.
Обсуждение темы на днях продолжилось в Екатеринбурге на XIII международной конференции «Российские регионы в фокусе перемен». По словам директора Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ Дмитрия Толмачева, у пространственного развития России сегодня два противоречивых приоритета: с одной стороны, необходимо сбалансированное развитие всей территории, с другой — ускорение роста наиболее реально за счет концентрации ресурсов в экономических центрах, агломерациях. Задача стратегии — примирить их между собой.
Образование агломераций — долгосрочный и общемировой тренд. Не стоит оценивать его негативно, и все же России необходима внятная государственная политика по отношению к процессу урбанизации, считает вице-президент Центра стратегических разработок Наталья Трунова. Когда говорят о четырех десятках агломераций в России, это несерьезно — «не надо размазывать кашу по тарелке», замечает профессор МГУ Наталья Зубаревич. По ее мнению, если в части регионального развития Россия и дальше будет ориентироваться только на геополитические приоритеты, толку не будет — во главе угла должна быть экономика. С этой точки зрения неоправданны расходы на строительство моста на Сахалин, по которому нечего будет возить, а вот такие проекты, как Северный широтный ход, необходимы бизнесу и вполне «вменяемы».
В России регионы слишком малы, чтобы участвовать в глобальной конкуренции. Это возможно только в кооперации
Масштабные инфраструктурные проекты, ускоряющие агломерационные процессы, изначально должны быть рассчитаны на окупаемость, единодушны эксперты. Например, для строительства высокоскоростной магистрали (ВСМ) Екатеринбург-Челябинск еще не все готово, считает Наталья Трунова.
— Не ВСМ главное. Необходимо сформировать ту среду, для которой будет нужна магистраль — сетевой инновационный кластер, — уверена она.
Впрочем, и на сегодняшних скоростях сближение уральских регионов идет. И это тоже общемировой тренд.
— Регионы Китая сейчас договариваются между собой о взаимодействии, хотя на протяжении 30 лет конкуренция между ними считалась одним из драйверов развития страны, — рассказывает директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, президент Ассоциации независимых центров экономического анализа Андрей Яковлев. — В России регионы слишком малы, чтобы участвовать в глобальной конкуренции. Это возможно только в кооперации. Думаю, в итоге в РФ появятся группы регионов, которые объединятся и попытаются самостоятельно решить какие-то проблемы.
Если обобщить мнения ряда экспертов, большие возможности лежат на стыках — между государством и частным бизнесом, регионами, муниципалитетами. Так что «кустовая» стратегия в Свердловской области возникла не случайно. Похожую идею предложили исследователи из УрФУ. Она заключается в том, чтобы создать центры развития в разных концах Среднего Урала — их назвали ключевыми единицами системы расселения (КЕСР). По мысли ученых, 94 свердловских муниципалитета логично группируются в 21 КЕСР. Ключевые факторы объединения: территориальная близость и хорошая транспортная связь муниципальных образований, их взаимное влияние, уровень экономической и социальной самостоятельности, специфические функции территорий. Все эти «кусты» совершенно разные, скажем, Екатеринбург объединит вокруг себя 14 различных поселений, а вот небольшой поселок Пелым самодостаточен, поскольку это важный транспортный узел на Северном Урале.
В общем, идея видится привлекательной. Вот только пока непонятно, от кого должна исходить инициатива такой кооперации и каков ее правовой механизм.
— В 131-ФЗ, кроме трех строчек, нет ничего о межмуниципальном сотрудничестве: ни инструментов его развития, ни возможностей совместного использования финансовых ресурсов и т.д. Можно было бы реализовать такие инициативы, если бы после этого в муниципалитеты не приходила с проверкой прокуратура, — констатирует Наталья Трунова. — Мы разработали законопроект, расшивающий часть проблем, и готовы совместно с минэкономразвития внести его в Госдуму.
Комментарий
Леонид Лимонов, генеральный директор Леонтьевского центра:
— Существует заблуждение, что любое большое скопление людей порождает агломерационный эффект. Это не так. Около 40 миллионов человек в России живут и будут жить в малых и средних городах. В России их более 800, примерно 150 из них демонстрируют жизнестойкость. Города притягивают человеческий капитал не качеством среды и доступностью жилья, а своими специализациями и спросом на те или иные компетенции со стороны бизнеса. Смена специализаций может привести к переходу в «клуб» более развитых городов. Поэтому очень актуальны новые проекты, соответствующие духу времени и поддержанные региональной властью.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео