Марион Котийяр: «Никогда не буду против постельных сцен» 

Марион Котийяр: «Никогда не буду против постельных сцен»
Фото: Спид-Инфо
В мировой кинематограф Марион Котийяр буквально ворвалась в роли Эдит Пиаф.
Еще вчера малоизвестная девушка сыграла главную роль в фильме «Жизнь в розовом цвете» и получила… американский «Оскар». Она моментально превратилась из актрисы «третьего» пла­на в востребованную звезду. Словно легендарная певица решила ее поддержать. Недаром сама Котийяр говорит: «Мне долгое время казалось, что дух Эдит Пиаф вселился в меня. Он говорит, что мне нужно делать. Иногда бывает очень страшно». — Вы должны быть благодарны Эдит Пиаф. Она явно «поспособствовала» вам в карьере…— Да, я благодарна! И не скрываю этого. Долгое время я была…. многообещающей актрисой. И это очень изматывало меня. Я видела, как мои коллеги играют у известных режиссеров, и думала, что удача не на моей стороне. Был момент, когда я сказала всем, что ухожу из профессии. Но, к моему счастью, судьба уготовила мне шанс — картину «Жизнь в розовом цвете». Я и думать не могла, что этот фильм так понравится зрителям и критикам. — Как вы обычно готовитесь к роли?— Я, видимо, зануда. Мне нужно все досконально изучить. Если я играю женщину легкого поведения, то непременно изу­чу все ночные бары! А когда готовилась к роли Пиаф, то знала все-все о ней! Я слушала сутками ее песни, читала много литературы, разговаривала с ее биографами. Это было интересно. И было страшно. В какой-то момент мне показалось, что она вселилась в меня. Но я объяснила такое наваждение просто — погружение в роль. — Вы снимались у Вуди Аллена. Его фильм «Полночь в Париже» получил много положительных отзывов. Что вас поразило в работе с ним?— Это же Вуди Аллен! Все, меня поразило буквально все! Он давал мне право свободно выразить себя. Он прекрасный и понимающий режиссер, который очень, очень уважает артистов. — Вы помните себя в детстве?— Я помню свои ощущения… Они были немного безумными. Главное — помнить не что-то конкретное, а восприятие той действительности. — А что осталось от маленькой девочки в вас?— Думаю, любопытство! В человеке должны быть любопытство и страсть. — Вы спокойно относитесь к постельным сценам в фильмах? Например, в картине «Союзники», где вашим партнером был , у вас достаточно много таких сцен. У вас не было неловкости?— Неловкости? Нет! У нас все прекрасно получалось с Брэдом. Мы оба профессионалы. Конечно, заниматься любовью на съемках очень сложно. Много людей присутствуют рядом (улыбается). Но режиссер (. — Прим. ред.) так умело выстроил хореографию сцены, что мы понимали, что это только работа! Мы знали последовательность каждого движения и отчетливо понимали, что происходит с нашими телами. Я никогда не буду против постельных сцен в кино! Это же просто работа!— Скажите честно, вы мечтали о Голливуде?— Нет! И это не ложь. Я просто не верила, что такое возможно. Я была обычной французской актрисой, и вдруг! Мне открылись двери в Голливуд! Это реальное счастье. Я просто приехала, отработала и улетела обратно в Европу. Мне повезло. — Есть ли среди ваших картин такой фильм, который бы вас раздражал?— Нет. Я люблю свои фильмы. Сложно было работать в картине «Заражение». Съемки проходили в Гонконге. Там совершенно ужасная экология. Иногда просто невозможно дышать! Все утопает в пыли и выхлопах от машин. Лично мне было сложно работать в таких условиях. — Вы всегда выглядите очень элегантно. У вас есть свой стиль. Вы много времени уделяете шопингу, визажистам, модельерам?— Нет. У меня мало времени для себя. Я постоянно работаю. А если удается выкроить немного времени, то уделяю его семье. Не думаю, что специально выбирала себе стиль. Мне нравятся модельеры, которые дают женщине почувствовать себя мистической и загадочной.
Видео дня. Готовившаяся к смене пола дочь Джоли не хочет быть мальчиком
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео