Ещё

Al-Mayadeen (Ливан): «русский дядя» заснял и увековечил захватывающие моменты радости 

Фото: ИноСМИ
Якубовича всегда окружали дети. Он жил их жизнью, а они называли его «русским дядей». Он смог сделать удивительные снимки в ливанском городе Сук-эль-Гарб, которые переносят нас в мир игры и радости.
Глаза привыкли смотреть на застывшие образы учеников со своими учителями. Эти изображения восходят к последней четверти XIX века, в период распространения миссий в Палестине, Сирии и Ливане.
Все учащиеся и их учителя выстроились и застыли перед большой камерой на треноге — они ждут, пока фотограф разрешит им двигаться. В результате получилась фотография, на которой изображена группа людей: кто-то стоит, кто-то сидит независимо от своего возраста и пола, глядя в объектив этой замечательной техники, которая мгновенно запечатлит этот момент раз и навсегда.
Некоторые фотографы нарушили это правило. Одним из них был русский учитель, который находился на службе Императорского православного Палестинского общества и стал школьным инспектором в Сирии, Ливане и Палестине. Александр Иванович Якубович сделал более 90 фотографий, которые сейчас хранятся в архиве Государственного музея истории религии в Санкт-Петербурге. Ему удалось запечатлеть живые моменты, что имеет несомненную этнографическую ценность. Возможно, это самые важные неофициальные фотографии в этом архиве.
«Русский дядя»
Коллекция фотографий Якубовича была обнаружена исследователями Татьяной Кувашевой и Петром Федотовым, которые работали над изучением крупных архивов московских школ и Императорского православного Палестинского общества в Государственном музее истории религии в Санкт-Петербурге. В 2012 году они опубликовали свою книгу «Московские школы в Ливане 1887-1914», получив поддержку от атташе по культуре и информации в посольстве России в Бейруте профессора Сергея Александровича Воробьева.
Среди фотографий Якубовича мы можем найти снимки на разные темы. Можно разделить их на пейзажи, изображения окрестностей, церквей, паломников и активистов, работающих в Палестинском обществе, а также фотографии школ.
К концу своей работы в качестве инспектора в 1898 году Якубович сфотографировал множество учащихся по всей Палестине, Сирии и Ливану. Дети на фотографиях Якубовича проживают моменты радости своей особенной жизни. Вы можете увидеть, как они разговаривают друг с другом, сидят в школьном дворе, идут в классы после перемен, поют, играют, ходят кругами или работают в саду.
Якубовича всегда окружали дети. Он жил их жизнью, а они называли его «русским дядей». Он смог сделать удивительные снимки в ливанском городе Сук-эль-Гарб, которые переносят нас в мир игры и радости.
Мальчики и девочки
Специалисты смогли восстановить 90 фотографий, которые имелись в архиве Якубовича. На некоторых снимках запечатлены дети, играющие во дворе школы смешанного обучения в Сук-эль-Гарб (Горный Ливан). Они датируются 1898 годом. В этой школе обучались мальчики и девочки разных возрастов и на разных этапах, начиная с детского сада и вплоть до учеников средней школы.
Наиболее реальным кажется предположение, что в последние годы своей работы под влиянием болезни, которая в итоге заставила его покинуть Восток, Якубович был склонен дистанцироваться от преподавательской работы в школах. Дети стали его прибежищем — он находил в них радость, доброту и покой. Он наблюдал за тем, как они играют во время перерывов между учебными занятиями и запечатлевал, что мог, при помощи своего объектива.
Одной из таких игр была «Салва», в которую играли девочки. Игроки встают в круг, одна из девочек (Салва) должна стоять в его центре и притворяться, что плачет. Они кружатся вокруг неё и приговаривают: «Салва, почему ты плачешь?» После этого Салва выбирает девочку, которая займёт ее место.
Была ещё одна игра, в которой девочки постарше выстраивались в два ряда друг против друга. Первая группа девочек начинала говорить: «Всего вам благого! Отдайте нам вашу дочь. У нас красивый мальчик». Вторая группа отвечает: «Мы отдадим вам ее только за две тысячи сто». Девочки в первой команде говорят: «Мы вышли из ее дома, сломали ее камень, теперь она наша невеста!» После этого эти девочки бросаются на вторую команду, пытаются похитить одну из девочек, и в случае успеха она присоединяется к их группе.
Что касается мальчишеских игр, то одна из них называлась «Мать Искандера» и предполагала прыжки через спину. Один из мальчиков должен был положить руки на колени и подставить свою спину, в то время как второй игрок должен был прыгнуть через нее, отбежать на два метра и так же склонить спину для третьего игрока. Игра не закончится, пока дети не устанут или им это не наскучит. При этом мальчики выкрикивают различные стишки.
Эти и другие игры запечатлел объектив фотоаппарата Якубовича. Фотографии были сохранены Анисом Фариха, Лехадом Хатиром, Исой Аль Маалуфой и Салямой Ар-Расси. Мы можем с лёгкостью критиковать Якубовича за свет на его фотографиях, уровень их художественной композиции, качество камеры, которую он носил с собой то тут, то там, но то, что компенсирует все эти недостатки, — это особая атмосфера, которая отличает снимки. Они воплощают события, которые прошли мимо внимания других фотографов того периода, а он смог взглянуть на них профессионально.
После возвращения в Россию в конце XIX века Якубович подключил к своей работе особую группу фотографов-любителей. В эту группу помимо прочих лиц вошли князь Александр Гагарин, исполняющий обязанности генерального консула в Бейруте и его заместителя после отъезда консула Константина Петковича в 1896 году, а затем вернулся в Бейрут в качестве генерального консула в период между 1906 и 1911 годами.
К князю также присоединился Иван Григорьевич Ностиц (1824-1905), который был военачальником в Крыму, на Кавказе, в Дагестане и Грузии.
Учитель и инспектор
После получения научной степени в Ставропольском институте при Военно-медицинской академии до завершения своего обучения Якубович отправился на юг, где несколько лет работал в школе. Это была сельская школа, работа в которой предоставляла ему весьма скромные средства к существованию. Затем он поступил на службу в судоходную торговую компанию, которая была учреждена в 1856 году.
Одной из его целей было организовать паломничество русских в монастыри, которые были национализированы в 1918 году, как и другие учреждения империи.
В 1890 году во время работы в этой компании Якубович познакомился с Василием Николаевичем Хитрово, который был важной фигурой на Ближнем Востоке, писателем, государственным служащим и российским общественным деятелем, а также первым секретарем Палестинского общества и одним из его основателей.
Познакомившись с Якубовичем, Хитрово поддерживал с ним связь, особенно когда находился в Одессе, которая была отправной точкой для судов его компании. В тот период Якубович работал на пароходе.
Хитрово рассказывает: «Он оставил о себе хорошее впечатление: скромный, спокойный, настойчивый и хочет сделать все, что в его силах». Якубович принял предложение российского госслужащего поработать в Институте для мальчиков в Назарете, получая жалованье размером в 200 франков. Его сопровождала жена, которая согласилась работать медсестрой в школьном диспансере, и Палестинское общество ежемесячно выплачивало ей жалованье в размере 50 франков.
В Назарете Якубович работал учителем, а затем инспектором вместе с первым арабским преподавателем в русских школах Искандером Джубраилом Кезма из Дамаска (1860-1935). Исследователь Ханна Абу Ханна считал последнего самой важной арабской фигурой, сыгравшей роль в судьбе русских институтов в Палестине. Ханне посчастливилось встретить внучку Кезма госпожу Наджат Хоури, которая дала ему личный дневник Искандера Кезма, написанный в период между 1895 и 1898 годами. Этот дневник стал одним из важнейших источников для его исследования под названием «Пионеры возрождения в Палестине — выпускники русских школ, 1862 — 1914».
Пожалуй, наиболее видным ливанским выпускником, обучавшимся у этих учителей, был «отшельник из Шахруба» — великий писатель Михаил Наими (1889 — 1988), который получил образование в Институте для мальчиков в Назарете. После этого Палестинское общество отправило его в Семинарию в украинской Полтаве, где он учился между 1905 и 1911 годами.
Школьный инспектор
Александр Якубович отличался большим энтузиазмом, организованностью и практической логикой, что побудило Палестинское общество назначить его инспектором своих школ в Палестине, а затем в Сирии и Ливане.
Он был человеком с высоким чувством ответственности, что привело к значительному увеличению числа школ в Палестине в период между 1891 и 1896 годами. Первоначально он взял на себя ответственность за инспекцию в восьми школах. Когда Якубович покидал Палестину через шесть лет, он оставил за собой 18 школ в одной Галилее.
Якубович оставил подробные мемуары, описывающие путешествие, которое он совершил по Святой Земле в Иерусалиме и его окрестностях. Затем он переехал в Акку и Галилею, а оттуда в Сафаду. Эти тексты были опубликованы двумя сериями на 130 страницах журнала «Палестинская группа», который публиковало Палестинское общество, под названием «Путешествие по Палестине в сопровождении студентов Института для мальчиков в Назарете» в 1898 году.
Якубович был переведен в Сирию (Дамаск, Бейрут и Горный Ливан) в 1896 году, где стал школьным инспектором, но он продолжал работать там недолго. Через два года он был вынужден покинуть Палестинское общество и Ближний Восток по состоянию здоровья, но ему была предоставлена пожизненная пенсия, равная зарплате школьного инспектора на территории царской России, то есть 900 рублям в год, хотя он работал в Палестинском обществе всего в течение десяти лет. Общество относилось к нему, как если бы он служил в нем 35 лет из-за его вклада в дело организации. Как свидетельствуют отчёты, в нем общество нашло человека, который всегда мог убедить как родителей учеников, так и священнослужителей открывать школы в густонаселенных районах.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео