ИноСМИ 8 ноября 2018

Haló novinу (Чехия): Украина не субъект, а всего лишь объект геополитики

Фото: ИноСМИ
Интервью портала Haló novinу с Русланом Коцабой, журналистом и телеведущим
Haló novinу: Руслан, опишите, пожалуйста, нынешнюю ситуацию в Вашей стране. Какая на Украине сейчас политическая обстановка?
Руслан Коцаба: Я описал бы политическую ситуацию одним словом, и сейчас скажу вам каким. Мы уже переживали подобные периоды в истории Украины. Их называют «обломки», то есть на самом деле государственная власть как таковая, если она есть, существует только как репрессивный аппарат, не предоставляя никакой социальной помощи, которую государство должно гарантировать всем незащищенным и уязвимым группам населения. Для этого «обломка» очень характерно отсутствие осмысленной политики в отношениях со всеми соседними странами, включая Словакию, Польшу и Россию.
Почему так? Потому что нынешнее правительство пришло к власти в стране незаконно. Революцию на Майдане, конечно, называют революцией достоинства, и на следующих выборах эта власть легитимизировалась, но в действительности произошел переворот, который профинансировали местные олигархи, а также финансисты из-за рубежа (и именно в таком порядке). Для тех, кто финансировал происходившее на Майдане, подобное положение чрезвычайно выгодно. Они предвидели его и удачно поддержали.
Теперь Украина не государство, а всего лишь ресурс. Она не субъект, а только объект геополитики. Украина — ресурс, в первую очередь, человеческий, то есть источник хорошо подготовленных, дисциплинированных кадров преимущественно христианского вероисповедания.
— А действительно, не все ли дело в ресурсах? Ведь Украина обладает огромными природными богатствами благодаря так называемому Украинскому щиту. Таких щитов в Европе всего два: на Украине и в Скандинавии. Огромная их ценность в том, что в них найдутся все элементы периодической системы Менделеева.
— Да, дело именно в ресурсах, минералах, железе и так далее. По демпинговым ценам ископаемые дешево продаются и свою истинную стоимость обретают только после отправки за рубеж. Значит, все, что здесь добывается, в итоге перерабатывается, например, в Чешской Республике или Германии. Там продукция пакуется, и никто никогда уже не догадается, что, например, кремниевые аккумуляторы для солнечных батарей — родом из Ивано-Франковской или Калужской области (так в тексте — прим. перев.), но никак не из Чешской Республики. Чехия просто берет немецкие батареи и выдает их за свой собственный продукт с полной стоимостью, хотя по сути это наш украинский продукт. Получается, что наше положение выгодно всем европейским странам, но нам, Украине, оно не дает практически ничего, потому что все остается в руках олигархов.
В Польше работает почти три миллиона наших украинских работников. Это экономические мигранты. Часто они говорят, что являются политическими мигрантами, чтобы продлить свое пребывание и легализоваться. Они утверждают либо, что их преследуют по идеологическим причинам, либо, что они бежали от войны на Донбассе, но почти всегда эти люди — экономические мигранты. Они всего лишь спасают свои семьи и пользуются безвизовым режимом только для того, чтобы заработать хоть какие-то деньги. Поляки упростили процедуру получения рабочего разрешения и вида на жительство, и за этим стоит тривиальный экономический расчет. Так им не придется заполнять квоты Европейского Союза мусульманскими мигрантами, арабскими беженцами из Афганистана и Сирии. Поляки заявляют: «Мы заполнили квоты украинскими мигрантами». Это те мигранты, которые им духовно близки, которые соблюдают законы, подготовлены, образованы, очень быстро ассимилируются, чего не скажешь о мусульманах, которые селятся в собственных закрытых гетто и могут там жить веками (теперь у них есть даже собственные социальные сети), не ассимилируясь.
Четыре недели назад Чешская Республика поступила с Украиной очень недостойно. Она тоже упростила процедуру получения гражданства для тех, чьи предки проживали на территории Чехословакии вплоть до 1938 года, то есть в значительной части Закарпатской области.
— Почему Вы так думаете?
— Чехи тоже будут шантажировать Брюссель тем, что приняли к себе украинцев. Поэтому, мол, не отправляйте к нам других. Кроме того, в Чешской Республике не так уж развита система социальных преимуществ для беженцев. Мусульманские беженцы не собираются работать и живут в Европе, как правило, не ассимилируясь, за счет государственной поддержки, предоставляемой им и их детям. А детей у них обычно много, поэтому для Чешской Республики все это неприемлемо. Когда мигранты прибывают в Чешскую Республику, они спешат побыстрее получить нужные разрешения, обеспечивающие им статус беженцев, а потом едут в другие страны Европы: Германию, Францию и Англию, — в общем, в страны с большим социальным пакетом для беженцев.
Я не придерживаюсь правых взглядов, скорее наоборот, но считаю, что таким образом Европа пытается решить свои демографические проблемы в ущерб Украине. То есть Европе мы выгодны. И чем больший у нас беспорядок, тем больше людей решает наконец покинуть родную страну, и тем больше выгоды извлекает Европа, так как приобретает образованный, дисциплинированный и ассимилированный «человеческий материал». По сути теперь остался только один вопрос: что скажет Брюссель…
— А что, как Вы думаете, скажет Брюссель?
— Три недели назад я был в Страсбурге. Там уже знают или, скорее всего, в высшей степени уверены, что в будущем году, когда состоятся выборы в Европейский парламент, левые и социал-демократы потерпят сокрушительное поражение. Это буквально просчитано. Победят популисты национал-консервативного толка, то есть консерваторы вообще. Так будет везде, по всему Европейскому Союзу, и Европа уже готовится к тому, что победителям выборов придется пообещать своим избирателям, что проблема беженцев будет решена. Вскоре появятся новые законы. То есть правым политикам понадобятся какие-то темы, которые обладают возбуждающим эффектом, и одним из таких возбуждающих вопросов является тема беженцев.
Как правило, речь о мусульманских беженцах, но в случае Чешской Республики и Польши мигрант — это простой славянский христианин украинского и русского происхождения. Такие полезны, прежде всего, для ваших ультраправых, так как они выдумывают легенды про то, что, скажем, почти у каждого второго выходца с Украины сифилис, что все они преступники и что все беженцы — воры. Таким образом, мы имеем дело с традиционной темой, «стимулирующей» ультраправых избирателей.
Жительница УкраиныТеперь мое мнение обо всем этом. Чем больше Украину будут втягивать в войну (а для нашей власти война — это уже давно бизнес), тем меньше у нас шансов спасти свою государственность. Посмотрите — у нас на Украине 150 тысяч закарпатских поляков. Кроме того, 130 тысяч человек получили венгерские паспорта, 120 тысяч — румынские. Да, нельзя забывать и о более чем ста тысячах российских паспортов, которые есть у сезонных рабочих с Восточной Украины, которые ездят в Ростов, Москву, Краснодар… Все это разрушает восприятие Украины как государства. На Украину теперь смотрят не как на субъект, а всего лишь как на объект, потому что многие понимают: независимой Украины нет. Ею управляют либо политики из Москвы, либо политики из Брюсселя, либо исключительно ужасные заокеанские политики из Вашингтона.
Если страна не подаст признаков субъектности, то встанет на путь коллапса. Я уверен, что это уничтожит Украину. Подобный подход к нашей стране ведет к полному краху. Украина как страна и Украина как государство — это две совершенно разные вещи. Страна — это города, люди, территория. Государство — это государственное руководство, государственные органы, налоги, армия и прочее. Все развалится. Я не хочу пророчить беду, но, к сожалению, события развиваются по самому негативному сценарию…
— То есть все идет к коллапсу? Притом, как Вы отметили, этот сценарий был хладнокровно и цинично продуман еще до Майдана. Но не произойдет ли обвала государства по каким-то другим причинам?
— Я не подразумеваю никаких теорий заговоров, а просто действительно так считаю. Теперь уже никто не захочет умирать за Украину. Государство, которое не сделало для людей ничего, не представляет для них никакой ценности, особенно если оно даже не обеспечивает минимальной социальной поддержки. Кстати, именно поэтому сейчас довольно популярны левые идеи. Поэтому власть сама создает собственные фальшивые левые политические проекты только для того, чтобы привлечь избирателей и контролировать их.
Вот, например, проект «Каплин». Этот проект скрыто координирует министр внутренних дел Аваков, хотя внешне его возглавляет Кива. Сегодня это чисто правительственные проекты… Кто такой Кива? Илья Кива. Изначально это его проект. Он классический национал-социалист, хотя позиционировал себя как социалиста. Что ж, теперь, как мне кажется, я ответил на вопрос о нынешней политической обстановке в стране. Руины!
— Вы говорите, что после выборов в Европе консерваторы возьмут верх. Вместе с тем Европа решает таким образом свои «экономические проблемы» в ущерб нам, гражданам стран Европейского Союза. Какой будет Европа под руководством консерваторов?
— Консерваторы будут создавать нашим украинским беженцам все условия, чтобы они как можно скорее ассимилировались. Эти беженцы станут как гумус, как органическое удобрение для сильных народов.
— Какая обстановка на Донбассе? Напомню, что там был убит руководитель Донецкой Народной Республики Захарченко. Есть ли теперь надежда на соблюдение минских договоренностей?
— Сегодня уже многие осознают, что иного пути, кроме Минска 1 и 2, нет. Все остальное — это либо циничный политический пиар, либо непонимание всей сложности ситуации. Есть стороны, подписавшие договоренности в Минске. Есть гарантии реализации минских договоренностей. Тут ничего нового. Значит, нужно эти договоренности последовательно исполнять. Киевское правительство и Вашингтон не заинтересованы в реализации договора. Но его исполнение соответствует интересам Москвы, и от него зависит существование Украины в будущем.
Теоретически Украина сегодня оказалась между молотом и наковальней, то есть в контексте геополитического конфликта и экономической войны — между Россией и США. Украина в этой экономической войне играет роль своеобразного громоотвода, а недавно, как я видел в Страсбурге, украинская делегация играла еще и роль шута. Украинские депутаты опробовали перчатки оператора уличного пылесоса и при этом что-то орали. Первый вице-спикер Верховной рады Украины Ирина Геращенко показывала жест «зиг хайль» и кричала при этом «Слава народу». Вот как отчаянно они лижут пятки Вашингтону. Все, кто смотрит российский телеканал RT по всему миру, видят это. Например, миллионы зрителей в любом отеле мира могут увидеть, что творит украинская медиа-пропаганда. Это видят и наши люди на Украине, в Крыму, где они все еще хранят наш украинский паспорт. А люди в Донецке и Луганске видят, что Украина не то государство, к которому они хотели бы снова присоединиться.
— Существующие минские договоренности один и два — именно те соглашения, в которых прописаны конкретные и долгосрочные решения?
— Минские договоренности — единственное, что может спасти ситуацию. Их нужно не только соблюдать, но и, главное, по-настоящему исполнять — пункт за пунктом. Я повторю, что Украина, ЛНР и ДНР не выполняют минские договоренности только потому, что украинская власть, как и власти ЛНР и ДНР, не являются независимыми. Одни — полностью подчинены Российской Федерации, а другая сторона контролируется Вашингтоном. На самом деле Украина оказалась заложником ситуации, сложившейся между Россией и Соединенными Штатами.
— Есть ли в Вашей стране политическая партия или группа интересов, которая способна стратегически решить все проблемы?
— В традиционном понимании на Украине нет ни одной партии с прозрачным финансированием и прозрачным членством. А то, что есть, — это только игрушки олигархов. У каждого субъекта или партии есть свой спонсор. Поэтому ситуацию в Верховной раде нельзя оценивать с точки зрения традиционных политических процедур. Там представлена партия «Блок Петра Порошенко», а также «Народный фронт» и партия «Свобода». Есть там и блок Левочкина, блок Ахметова и другие…
— Какова сегодня роль партии Тимошенко?
— Думаю, что Тимошенко для Украины еще хуже, чем Порошенко.
Знаете, вообще я хотел самостоятельной Украины. Думаю, что если бы в обществе появилась некая политическая сила, которая добилась бы проведения электронных выборов и того, что голосовать за политиков, уже бывших во власти, нельзя, то страну можно было бы спасти.
— А что с депутатом Надей Савченко?
— До выборов Савченко останется в заключении или возьмет на себя роль «торпеды», выступив, таким образом, в оппозиции к Порошенко. Если она пообещает, что не будет баллотироваться в избирательных округах, то ей дадут сосредоточиться на поддержке Тимошенко и ее сторонников. Тимошенко формирует группу кандидатов, которые понадобятся ей только для представительства в округах. Если Савченко согласится на роль «торпеды», ее досрочно освободят. Правда, как мне кажется, она решила идти против всех, то есть может стать хрестоматийным примером лидера политической силы «против всех», который попадет в парламент именно благодаря своему сильному агрессивному характеру.
— А какую роль теперь играет украинский олигарх Коломойский?
Бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко в Вашингтоне, США. 8 февраля 2018 — Мне кажется, что Коломойский сделал ставку на Юлию Тимошенко, потому что потерял «Приватбанк». У Коломойского очень мало шансов получить обратно свою коммерческую собственность, которую (поскольку она была под залогом «Приватбанка») постепенно продают с торгов. Например, там, откуда я родом, к продаже по сути предлагается целый «его» город Буковель, горнолыжный комплекс. Сейчас вопрос еще обсуждается, поэтому Коломойский, как опытный олигарх, продолжает складывать яйца в разные корзины, но Порошенко его точно не поддержит. Хотя Коломойский мог бы дать ему денег на какие-нибудь его проекты.
— Не так давно Вас осудили и отправили в тюрьму за критику современного украинского режима. Напомните, как долго продлилось заключение? И как такое вообще возможно?
— Да. На протяжении 524 дней я сидел в тюрьме. После освобождения на меня напали ультраправые.
По прошествии двух лет мне снова предъявлены обвинения. Четыре недели назад меня обвинили в измене. Таким образом, тот, кто критикует власть Украины, считается врагом народа! Государственный изменник — враг народа. Закон 101 часть первая. Предусмотренное наказание — от 12 лет и больше с конфискацией имущества. Все это делается только для запугивания, так как нет никаких законных причин на то, чтобы обвинять меня. Мне неизвестны государственные тайны. Я не государственный чиновник, а значит, говорить об измене в моем случае невозможно. Однако закон сам по себе предполагает, что меня можно держать в заключении, так как я считаюсь особо опасным преступником. Властям очень важно, чтобы органы так сформулировали обвинение, чтобы я оказался пособником террористов, предателем или сепаратистом. Тогда меня снова можно будет задержать и посадить.
Комментарии
Читайте также
В Сети сравнили цены в столовых Госдумы и «Газпром нефти»
Услуги «СберМобайла» стали доступны в 14 регионах России
Снежных свалок в Ижевске станет больше
В Центре организации движения Москвы не рассматривают инициативу о платном въезде в город
Последние новости
В России стоит бояться лишь одного (Ilta-Sanomat)
Россию будут наказывать по американским законам (Bloomberg)
«Лада Веста» — уютная, как русская душа (Heute)