Ещё

Пять уроков Первой мировой войны 

Фото: Деловая газета "Взгляд"
Сто лет назад завершилась Первая мировая война. В Париже 11 ноября будут торжественно отмечать эту годовщину. На празднование к участию в Форуме мира приглашены лидеры стран-участниц этой бойни, различные высокопоставленные международные деятели. Посетит торжества и президент России Владимир Путин. Хотя, конечно, это не наш праздник. Да и, если честно, это ничей праздник. И вообще не праздник.
Первая мировая дала старт распаду трех империй — Российской, Германской и Австро-Венгерской. Только на территории нашей страны последствия этого распада в виде голода, Гражданской войны и болезней унесли более 12 млн человек.
С конца той войны начался закат Британской империи. Грядущий кошмар Второй мировой тоже был заложен именно тогда. США как раз после 1918 года решили, что могут и должны вмешиваться в события не только в западном полушарии, что, положа руку на сердце, отнюдь не решило большинства проблем, но создало массу новых.
Пожалуй, лишь для французов этот день имеет символическое значение торжества — последний раз в истории Париж вышел победителем в войне. Больше такого не повторится — достаточно вспомнить презрительные слова, приписываемые Кейтелю: «Как, мы еще и Франции войну проиграли!?»
Да и после окончания Второй мировой у Франции не было поводов для триумфа. Разве можно считать битву при Дьенбьенфу победой? Или как победу можно оценивать интервенцию в Ливию, поддержанную Саркози? В общем, Франция в этот день вспоминает минувшие славные дни.
А что же должны вспоминать мы? О чем должны размышлять в контексте этого, безусловно, знакового события ХХ века?
Есть несколько уроков, которым наш народ и наша власть должны были бы научиться по прошествии столь длительного срока.
Первое — мировой конфликт допустим только и исключительно для защиты своих жизненных интересов, то есть, своего существования.
Второе — никакие «союзнички» в виде очередных «братушек» не стоят того, чтобы за них гибли наши люди. Их фантомные боли и заявления о солидарности не стоят ни одной жизни русского солдата. Проще говоря, вообще ничего не стоят.
Третье — защита собственно наших интересов возможна отнюдь не только на территории нашей же страны. Как это очевидно сегодня в ситуации с Сирией, где российские войска перемалывают тех террористов, которые в противном случае могли бы ураганить у нас на Родине.
Четвертое — верить «партнерам» можно лишь в том, что выгодно им. В том же, что им не выгодно — они и сдадут, и продадут нас за понюшку табака. Как это было, например, с солдатами Русского экспедиционного корпуса, память о которых, безусловно, почтит глава российского государства в Париже.
И, наконец, пятое — сильная армия и флот — вот основа нашего уверенного будущего. Что есть — разумный прагматизм, забывая о котором некоторые наши предшественники вроде Михаила Горбачева умудрились растерять многое из того, что было добыто кровью и потом предков.
Но есть и общемировые уроки, ценные не только для нашей страны, но и для всей планеты. Главный из них — практически все проблемы, в том числе и те, что кажутся не решаемыми, на самом деле могут быть решены куда более простым способом, нежели война.
Действительно, стоило ли убийство Гаврилой Принципом Эрцгерцога Фердинанда 20 миллионов погибших на фронтах и умерших от ран?
Да и если отбросить этот повод, и рассматривать причины, то разве колониальные претензии Германии и стремления России к восстановлению Константинополя и обретения проливов стоили тех жертв, что понесли наши страны, при этом, так и не достигнув заявленных целей?
Ценность победы над соседом-немцем — была ли так важна для Франции и Британии в свете стремительного ослабления их колониального могущества?
Напомнить об этом сейчас, когда вокруг некоторые представители стран НАТО начинают горделиво бряцать оружием и рассчитывать пропускные способности транспортных артерий на европейском театре военных действий — будет совсем не лишним.
Еще один важнейший урок — заключается в том, что загнанные в угол, поставленные в положение мальчика для битья нации могут через какой-то не очень большой промежуток времени дать жесткий и очень жестокий ответ. Как это было с Германией, когда униженный немецкий народ от безысходности бросился в омут нацистского марева и принес всему миру бесчисленные страдания.
Поэтому игра на добивание или вдалбливание в каменный век противника, обрушение его экономики и смена режимов, что очень активно практикуется в последнее время нашими заокеанскими партнерами, может уже через несколько лет привести к самым непредсказуемым результатам. Ведь, именно это мы и наблюдали, когда американские военные уничтожили Ирак Саддама Хусейна, ликвидировали иракскую армию и партию Баас, а на пустом месте тут же проросли семена ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация).
Террористы мгновенно заполнили вакуум власти на Ближнем Востоке и стали угрозой для всего человечества за какое-то десятилетие.
Наконец, всему миру следует помнить, что за «прекрасной эпохой», декадансом и временем гламура начала прошлого века, когда, казалось, вся планета стоит перед безоблачным и счастливым утонченным будущим, последовали кровавые десятилетия, завершившиеся только разделением шарика на два противостоящих друг другу и вооруженных до зубов военных блока.
Три с половиной десятилетия военных действий с начала Балканских войн и до атомной бомбардировки Хиросимы — вот чем расплатилось человечество за наивную веру в силу оружия и в то, что последний довод королей, на самом деле, может стать аргументом, решающим спор.
И только замерев на краю пропасти, ужаснувшись оружию, способному за секунду стереть с лица земли целые города и страны, человечество начало понемногу ценить мир.
Сколько мы живем без крупных военных конфликтов? Всего 73 года. Но ценность мира как высшего достижения цивилизации на глазах подвергается разрушению.
Последние провокации в отношении нашей страны (дело Скрипаля, обвинения во вмешательстве в американские выборы, давление вокруг Сирии и Ирана) — не есть ли это аналоги тому, как в 30-х годах нацисты последовательно разрушали слабую, неэффективную, но все же существовавшую систему коллективной безопасности.
В конце концов, от «поджога рейхстага» до операции «консервы» в Глейвице прошло всего лишь шесть лет.
Комментарии3
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео