Ещё

Yle (Финляндия): русскоязычные жители Эстонии живут в своих пузырях: новое поколение хочет, чтобы эти пузыри лопнули, и дети пошли в… 

Фото: ИноСМИ
Таллин — Силуэты многоэтажных бетонных домов заметны издалека, даже прежде, чем автобус въедет в район Ласнамяэ, крупнейший район Таллина. Издалека кажется, что все дома в этом районе — абсолютно одинаковые.
В этих домах, построенных в 1970-80-е годы, живут больше 120 тысяч человек, для двух третей которых русский является родным языком.
Четвертая часть всего населения Эстонии — русскоязычные, однако эстоноговорящие жители страны редко встречают их в будни. Граждане Эстонии, говорящие по-русски и по-эстонски, могут жить рядом, но смотреть разные телеканалы, ходить в разные школы и пользоваться разными услугами.
Жизнь порознь порождает предрассудки. Например, многие до сих пор думают, что Ласнамяэ остается криминальным районом, как и в 1990-х. На самом деле он уже несколько десятилетий считается очень спокойным.
Сейчас важно обновить устаревшие представления. 29-летняя уроженка Ласнамяэ и активист этого района Мария Дерлыш (Maria Derlõš) хочет вместе с соседями изменить предрассудки, связанные с этой частью города.
Она показывает нам проект, разработанный вместе с соседями: это общественный городской сад рядом с многоэтажными домами. Здесь в деревянных кадках растут яркие осенние цветы, салаты и корнеплоды.
Сад появился благодаря организации «Ласнаидея», которая финансируется государством. Организация стремится сблизить жителей района, несмотря на различия в возрасте, языке, социальном положении и культуре. Одна из целей организации — помочь русскоязычным и эстоноязычным жителям района лучше узнать друг друга.
«С соседом, собирающим помидоры, можно поболтать, даже если у него другой родной язык», — говорит Дерлыш.
Родной язык Дерлыш — русский, но в детстве она говорила по-эстонски с бабушкой и училась в школе на эстонском языке. Сейчас она без акцента говорит на двух языках и чувствует себя хорошо в обеих группах населения.
Она хочет, чтобы такие возможности были и у остальных.
В Эстонии — две параллельные реальности
По мнению Марии Дерлыш, Эстонии очень не хватает мест для встреч людей разного происхождения, подобных общественному саду.
Она подчеркивает, что речь идет не об интеграции русскоязычного населения в эстонское общество, а об увеличении общения представителей двух сторон.
Похоже, многие с этим смогут согласиться. На общественных дебатах Эстонии последнее время все чаще поднимается тема обеспокоенности «пузырями» или «существованием параллельных реальностей» в обществе.
Этой осенью особенно активно говорят о необходимости изменения школьной системы и введения двуязычных школ. Сторонники идеи уже давно считают, что двуязычные школы — хорошее решение проблемы раскола в обществе.
Существование «разных реальностей» также увеличивает неравенство в стране. Когда контактов с носителями эстонского нет, уровень владения эстонским у многих русскоязычных жителей страны остается слабым. С плохим знанием языка двери университетов и, соответственно, высокооплачиваемых рабочих мест остаются закрытыми. Согласно исследованиям, русскоязычные жители страны хуже образованы и в среднем зарабатывают меньше, чем те, для кого эстонский язык является родным.
Также есть много людей, которые хорошо владеют эстонским, но стесняются говорить на нем из-за нехватки практики.
Русскоязычных жителей Эстонии часто ошибочно называют эстонскими русскими, хотя корни многих семей могут быть не в России, а, например, в Белоруссии, Грузии, на Украине и в других странах, ранее входивших в состав СССР.
В советские годы большую часть таких людей переселили в Эстонию для работы на заводах и в качестве другой рабочей силы. Хотя СССР распался, а заводы прекратили работать, люди остались.
Многие русскоязычные жители Эстонии не являются ее гражданами
В общей сложности в Эстонии живут 400 тысяч человек, говорящих по-русски — это приблизительно 29% населения. В Финляндии была бы схожая ситуация, если бы русский язык был родным более чем для миллиона финнов.
Для этих сотен тысяч Эстония является родиной, хотя они могут всю свою жизнь жить в стране, не говоря на ее официальном языке. У некоторых из них даже нет гражданства Эстонии.
Примерно 90 тысяч русскоязычных жителей Эстонии являются гражданами России, а около 80 тысяч являются негражданами и имеют так называемый серый паспорт.
Владельцы серого паспорта не могут голосовать на парламентских выборах какой-либо страны. Часть из них не может получить гражданство Эстонии из-за обязательного теста на знание языка. Некоторые специально не подают заявление на получение гражданства, например, по той причине, что с серым паспортом можно поехать в Россию без визы.
В 2016 году в силу вступил закон, согласно которому дети родителей без гражданства автоматически получают гражданство Эстонии. В том числе по этой причине число жителей Эстонии, не имеющих гражданство, снижается.
У многих русскоязычных жителей Эстонии есть родственники и друзья в соседней восточной стране. В том, что русскоязычные жители восточной Эстонии чаще бывают в России, чем в Таллине, нет ничего необычного.
Кроме этого, русскоязычные смотрят в основном российские телеканалы. Эстонский русскоязычный телеканал «ЭТВ+» потерпел неудачу, поскольку не смог конкурировать с российским телевидением, вещающим на всю страну и имеющим большой бюджет для различных программ.
Эстония очень боится того, что русскоязычное население страны может быть подвержено путинской пропаганде из-за просмотра телепрограмм. Телеканалы, контролируемые Кремлем, часто показывают Эстонию в негативном свете.
После того, как разразился украинский кризис, СМИ Эстонии начали задаваться вопросом о том, могут ли русскоязычные в случае конфликта перейти на сторону восточного соседа. Однако опросы показали, что этот страх является беспочвенным. Говорящие по-русски считают Эстонию родной страной и не хотят жить за восточной границей.
Сейчас ключевую роль играет новое поколение
Последнее время в Эстонии стало активным новое поколение русскоязычного населения. На этих людей воспоминания о коммунизме не давят.
Они делятся своими историями, рассказывают о своем отношении, например, к искусству, науке или, как в случае с организацией «Ласнаидея», ведут активную деятельность в своем районе. И коренное население начинает их слышать.
Эстонский русский хип-хоп артист Томми Кэш (Tommy Cash), шутки которого основаны в основном на «русскости», стал суперзвездой, и это нравится в том числе и коренному населению Эстонии.
Графический дизайнер Эви Пярн (Evi Pärn) борется в своих принтах с оскорбительным прозвищем русских «тибла» в эстонском и предлагает использовать более позитивные слова. Эстонские и русские слова, раскрашенные в цвет флагов стран, переплетаются друг с другом.
В произведениях поэтессы Эды Ахи (Eda Ahi), которая выросла в двуязычной семье, ощутимо влияние русского языка и культуры. В своих стихотворениях она делится взглядами в том числе и на украинский кризис.
Для этого поколения больше не существует старых табу.
Бетонные конструкции коммунистического времени могут привлекать молодежь
То же заметно в визуальных предпочтениях и в отношении к образам и символам. Например, архитектура коммунистического времени, по мнению молодежи, совсем не заряжена грустью и тоской.
Мария Дерлыш говорит, что у нее появился «небольшой фетиш» по отношению к бетонным постройкам в районе Ласнамяэ и советскому градостроительству. Два года назад она купила в Ласнамяэ первую в своей жизни квартиру и не собирается никуда уезжать.
«Здесь есть необычный урбанизм, который меня привлекает. Я не хотела бы жить в каком-нибудь городе с садами, частными домами и аккуратно подстриженными газонами. Такая среда бы меня не вдохновляла», — говорит она.
Поскольку новое поколение стало заявлять о себе активнее, чиновники начали обращать больше внимания на проблемы, вызванные расколом общества. Проблемы русскоязычного меньшинства являлись важной темой практически на всех мероприятиях, посвященных столетию Эстонии.
В сентябре президент страны Керсти Кальюлайд (Kersti Kaljulaid) решила в качестве поддержки русскоязычных на две недели перенести Канцелярию президента Эстонии ближе к восточной границе Эстонии, в Нарву, где преобладает русскоязычное население.
Двуязычные школы могут решить проблему?
Этой осенью тема двуязычной школьной системы была очень актуальной в СМИ Эстонии. О ней писали статьи и рассуждали на телевидении.
Противники двуязычных школ опасаются, что один из языков и одна из систем самосознания уйдет в двуязычной школе на второй план.
Ольга Лойченко, исследователь Фонда интеграции Эстонии, считает, что беспокойство о сохранении самосознания является напрасной тратой времени.
«За эти столетия в Эстонию входили маршем самые разные захватчики. Это были немцы, поляки, литовцы и русские. Однако эстонский язык, восприятие и самосознание никуда не исчезли», — говорит Лойченко.
«Русскоязычные сохранили свои традиции и язык, хотя они живут в Эстонии как меньшинство, и их язык не является официальным языком страны».
Мария Дерлыш не думает, что двуязычная среда будет способствовать исчезновению языков или самосознания. Двуязычная языковая среда принесла ей только пользу, и она уверена, что на всех остальных она тоже повлияет положительно.
«Когда отношения зарождаются еще в детстве, они, скорее всего, сохранятся и во взрослом возрасте», — говорит она.
В Эстонии уже есть двуязычная школа. Год назад в Таллине начала работать «Открытая школа», обучение в которой проходит как на эстонском, так и на русском языке.
Открытая школа — это частная школа, учебный год в которой стоит 1,5 тысячи евро. Это довольно дорого, учитывая уровень зарплат в Эстонии. Защитники двуязычных школ хотят, чтобы возможность получать обучение на двух языках предлагалась в будущем всем детям, в том числе и в общественных школах.
Не слияние, а взаимодействие
Исследователь Ольга Лойченко подчеркивает, что создание двуязычных школ не стоит рассматривать как проект интеграции русскоязычного населения. Во время процесса интеграции одну часть населения пытаются слить с другой, и Эстония в подобном процессе не нуждается.
По ее мнению, лучше использовать термин «взаимодействие».
«Все стороны получают друг от друга равную пользу, когда взаимодействие увеличивается», — говорит она.
Сейчас в Эстонии надеются, что уровень развития взаимодействия в обществе страны когда-нибудь будет сравним с тем, к чему стремится Мария Дерлыш в районе Ласнамяэ.
Когда знакомишься с соседом, предрассудков становится меньше, черно-белые взгляды получают новые тона, говорит Дерлыш.
Если всмотреться внимательнее, дома в Ласнамяэ совсем не одинаковые.
На цокольном этаже одного дома есть корейский ресторан, в котором продают острый суп с чили и бараниной за четыре евро. В магазине другого дома местная бабушка продает рукоделия и продукты, в третьем доме находятся квартиры-студии, которые в свое время Советский Союз передал эстонским художникам. Теперь здесь находятся очень востребованные помещения в стиле лофт.
Если приглядеться, все выглядит гораздо более интересным.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео