Вести.Ru 6 ноября 2018

Прозрачность экономики не стала волшебной пилюлей от коррупции

Фото: Вести.Ru
Развивающиеся страны зачастую получают значительную часть доходов от природных ресурсов, которыми обладают. При правильной политике такой подход обеспечивает достаточно высокий уровень жизни граждан страны. Лучший пример — ОАЭ. Однако, и мировая история это хорошо демонстрирует, не всем повезло так, как Эмиратам.
Очевидно, что полезные ископаемые всегда являются предметом интереса мировых элит и финансовых корпораций, а, следовательно, становятся и причиной войн.
Авторы статьи, вышедшей в издании NTNU Open, Левон Эпримян (Levon Epremian) и Луяла Паиви (Lujala Paivi) из Норвежского технологического университета (NTNU) решили разобраться, может ли популяризируемая сегодня «прозрачность» в деятельности правительства гарантировать рост доходов населения в странах с упором на сырьевую экономику.
Прозрачность и подотчётность действий властей являются основными рычагами борьбы с коррупцией, отмечает Эпримян, который занимался исследованием этих аспектов в деятельности руководства Либерии. Однако не всё так просто. И, возможно, требования развитых стран к странам, которые только становятся на антикоррупционные рельсы, стоит немного изменить (напомним, что сегодня правительства первых порой выделяют значительные средства на развитие вторых, а потому требуют соответствующей отчётности).
На первый взгляд, кажется, что, если значительная часть информации об операциях с природными ресурсами отдельно взятой страны публикуется в Сети и становится доступна широкому кругу лиц, то эти люди будут более осведомлены о том, что происходит с экономикой страны, какие действия с природными богатствами собираются предпринять те, кто отвечает за природные ресурсы, и к чему это может привести. Однако на практике всё не так гладко: открытость и «прозрачность», напротив, могут принести больше вреда, чем пользы, отмечают учёные.
Во-первых, материалы, размещённые в Сети, могут быть недоступны для большей части населения, просто потому что главным источником информации для этих людей являются радио и телевидение, а не газеты и Интернет. Например, так происходит в Гане, где правительство делает всё в соответствии с требованиями «прозрачной» экономической политики, а осведомлённой всё равно остаётся лишь небольшая группа людей. Профессор Паиви считает, что в этом случае для информирования населения надо пользоваться альтернативными методами: если людям ближе восприятие по радио или ТВ, то почему бы не делать соответствующие сообщения там?
Во-вторых, сделать экономику страны «прозрачной» можно, став членом Инициативы прозрачности добывающих отраслей. Но даже если страна соответствует стандартам ИПДО, информация всё так же может не доходить до целевой аудитории.
В-третьих, даже если большинство граждан могут ознакомиться с информацией о происходящем в сырьевой отрасли (как, например, в Норвегии), они никак не используют эти знания. Зачастую обычные граждане даже и не пытаются ознакомиться с поступающей в открытый доступ информацией, так как полностью доверяют тем, кто относит себя к активистам организаций гражданских инициатив, создаваемых для контроля деятельности правительств.
В-четвёртых, бывает так, что правительство публикует необходимую отчётность, но местное население не получает от этого никакой пользы, потому что они заняты работой непосредственно в добывающих отраслях и не имеют возможности, времени, достаточного количества знаний и понимания, для того чтобы опротестовать заявления и решения политиков. В итоге отчёт на бумаге поднимает статус управленцев, положение страны в мировых рейтингах, но нисколько не улучшает уровень жизни местных жителей.
Луяла Паиви уверена, что открытость и «прозрачность» в данном случае делают законными неправильные и даже вредные действия властей в отношении населения. При этом формально на бумаге всё выглядит вполне гладко.
Из этого Паиви и Эпримян делают вывод, что подотчётности в сырьевой отрасли мало для того, чтобы решить проблему коррупции. Тем не менее прозрачность действий всё же нужна, но она может быть лишь одним из инструментов противодействия экономическим злоупотреблениям.
Комментарии
Другое , Либерия , ОАЭ
Читайте также
«Вряд ли» — как правильно пишется слово?
В СММ ОБСЕ сообщили о смерти мужчины на КПП в Донбассе
Последние новости
Лоза напомнил Зеленскому, что хороший человек – не профессия
Украинскую журналистку Бойко депортировали. Она ждет своей участи на границе
Информация о спасении второго пилота Су-34 не подтвердилась