Ещё
"Сделка века": Трамп отдал территорию Сирии Израилю
"Сделка века": Трамп отдал территорию Сирии Израилю
В мире
Муцениеце явилась на съемки «Голоса. Дети» с хвостом
Муцениеце явилась на съемки «Голоса. Дети» с хвостом
Шоу-бизнес
Аббас отказался «продавать» Иерусалим
Аббас отказался «продавать» Иерусалим
В мире
Фанатов восхитил образ Ветлицкой в кожаных брюках
Фанатов восхитил образ Ветлицкой в кожаных брюках
Шоу-бизнес

«Амурская правда» — о золотой лихорадке XXI века 

«Амурская правда» — о золотой лихорадке XXI века
Фото: Российская Газета
Материал наших коллег, который мы сегодня публикуем, написан кровью сердца главного редактора газеты . Лена родом из тех суровых северных мест. Там в поселке Береговой живет ее мама, и каждый приезд Лены домой — это как общественная приемная для жителей отдаленных северных селений. Обитатели поселка и рассказали журналистке о том, что творится в окрестной тайге. Так родился материал о нелегальных золотодобытчиках. Каждая поездка домой для нее, как спецкомандировка, из которой она привозит глубокие, честные и резонансные материалы. По ним узнаешь жизнь страны и людей, в ней живущих.
В XIX веке на Амуре бушевала настоящая золотая лихорадка: за россыпями ехали тысячи охотников за удачей. Незаконная добыча и продажа золота, контрабанда, криминал процветали в тайге. Невероятно, но в XXI веке история повторяется: сегодня на севере Приамурья работают десятки диких бригад, правда, в их арсенале не деревянные лотки, а современные драги и техника. При этом, как и 150 лет назад, на месторождениях хищнически работают азиатские компании. Ситуация принимает катастрофические масштабы, поэтому региональные власти и силовики решили объединиться для борьбы с нелегальной золотодобычей.
"Мы тут хозяева"
"Творят, что хотят" — так описывает работу нелегалов в амурской тайге известный в регионе золотодобытчик, председатель артели «Александровская» Анатолий Кулиашвили. В отрасли он почти 40 лет, 30 лет его артель успешно работает в Зейском районе. За эти годы она добыла больше шести тонн драгметалла, перечислила государству сотни миллионов рублей налогов. Однако последние годы законопослушным компаниям в тайге стало не только тесно, но и опасно.
— Десятки незаконных артелей, — говорит Кулиашвили. — Техника на каждой речке. Поставили рядом с нашим участком промприбор, я как-то встречаю и говорю: «Ребята, мы там работаем!» А мне в ответ: «Батя, где захотим, там золото и моем — мы тут хозяева!»
В этом году Кулиашвили и директор еще одной артели получили угрозы — не прямые. Им просто намекнули, что если будут возмущаться, то и машина может перевернуться, или еще какой-то несчастный случай в тайге произойдет. «Я тут 45 лет живу.  — родная для меня, за мной стоит коллектив, их семьи. А дикари пришли урвать, заработать, уничтожить нашу природу и уехать», — констатирует председатель «Александровской».
Золото приравняли к песку
С каждым годом дикарей в тайге все больше. В этом сезоне в северных районах — Зейском, Тындинском, Селемджинском, Магдагачинском, Сковородинском и Тындинском — работало 30 нелегальных бригад. Парадокс в том, что силовики знают конкретные места добычи и владельцев теневого бизнеса, но не могут их остановить — закон не позволяет. Сегодня за нелегальную золотодобычу предусмотрено административное наказание — штраф от 3 до 5 тысяч рублей. «Незаконные бригады моют от 5 до 15 килограммов за сезон. Цена одного килограмма — 2,2 миллиона рублей. Что для них административные штрафы в три тысячи?» — разводят руками представители . — Сегодня в Кодексе об административных правонарушениях за незаконную добычу золота, как драгметалла, нет специализированной ответственности. Она попадает под часть 1 статьи 7.3 «Незаконная добыча недр». Золото, можно сказать, приравнивается к песку — один и тот же вид ответственности, — подчеркивает Благовещенский межрайонный природоохранный прокурор Олег Зюбин. — А вот за незаконную добычу янтаря, нефрита и полудрагоценных камней предусмотрена другая статья и введены отдельные штрафы: для физлиц от 200 до 500 тысяч рублей, для юрлиц — от 10 до 60 миллионов.
За добычу золота без лицензии составляются десятки протоколов. Нарушители платят мизерный штраф и возвращаются в тайгу — и так из года в год. Уголовное наказание для нелегалов предусмотрено — за незаконную перевозку и хранение золота. Однако и здесь закон слишком добр. И с каждым годом добрее. Если раньше в Уголовном кодексе размер похищенного или находящегося в незаконном обороте металла, за который наступает уголовная ответственность, составлял 1,5 миллиона рублей, то сейчас — 2 миллиона 250 тысяч. То есть реальный срок можно получить, если вора или перевозчика металла поймают сразу с килограммом золота. Поэтому черные старатели или скупщики везут золото с участков мелкими партиями. А при задержании уверяют, что просто нашли его в лесу.
Воруют у государства
Проблема нелегальной золотодобычи приобретает глобальный характер — ее решение региональные власти, руководители силовых структур и надзорных органов обсуждали на большом совещании при губернаторе. Главное предложение — возбуждение не административных, а уголовных дел. Ведь стоимость запасов золота на некоторых участках, где идет хищническая добыча, достигает 300 миллионов рублей. Это реальный инструмент для работы правоохранителей: в таком случае у незаконных артелей будут арестовывать и изымать технику. А руководителям грозят уже не штрафы, а реальные сроки.
"Батя, где захотим, там золото и моем — мы тут хозяева!"
Уголовная ответственность грозит и тем, кто должен бороться с нелегалами, а на самом деле действует вместе с ними. «Мы фиксируем массовое предательство в правоохранительных и надзорных органах, утечки графиков предстоящих проверок — приезжают группы, а техники и людей на участках уже нет. У нас есть конкретные фамилии, эти люди, предающие своих же коллег, понесут наказание по всей строгости закона», — пообещали силовики.
Нулевая квота для иностранцев
Сегодня в амурскую золотодобычу активно идет китайский капитал. Однако работают бизнесмены из КНР в теневом секторе, констатируют правоохранители. Юридически в компании только директор — гражданин РФ, а на участках работают китайцы. Как правило, они находятся в России по коммерческим и деловым визам, оформленным в консульстве. Спецслужбы их находят и выдворяют, но поймать всех гастарбайтеров в тайге просто нереально — в этом году, по оценкам правоохранителей, на месторождениях Приамурья было более тысячи иностранцев.
По квотам на иностранную рабочую силу трудится лишь малая часть. Впрочем, и к ним претензий не меньше. Главная — экологическая.
— У них нет техпроектов на разработку, они используют просто варварские технологии добычи, — констатируют правоохранители. — Например, в Зейском районе предприятие по документам использует конкретный промприбор. А в действительности оно построило на реке Иликан трубопроводы диаметром до 50 сантиметров. Работники берут оттуда воду и сбрасывают в реку Гилюй. И таких примеров много. Они просто убивают наши реки.
При этом гастарбайтеры никого не боятся. «Вы посмотрите, что вокруг поселка творится, китайцы повсюду, шлагбаумы понаставили: ни за грибами, ни за ягодой не пройти — не пускают», — возмущаются жители поселка Береговой.
В этом году региональные власти пошли на беспрецедентные меры.
— На 2019 год я подписал нулевую квоту по иностранной рабочей силе для золотодобычи, ни одного иностранца работать в этой сфере не будет, — заявил губернатор Амурской области . — Фактически они воруют ресурсы, не получая лицензии, не заявляя никаких квот на иностранную силу, не платя налоги, не возмещая ущерб, абсолютно не соблюдая природоохранное законодательство. С таким беспределом мы будем бороться.
Такая мера будет действовать не один год — до наведения полного порядка в тайге.
Лицензия для частника: разрешить нельзя запретить
Последние 20 лет вопрос незаконной золотодобычи имеет не только криминальный, но и социальный аспект.
— Одного силового вмешательства мало — нужно решать проблему комплексно. Если проанализировать ситуацию, то незаконная добыча идет рядом с поселками, где массовая безработица, нет серьезных предприятий и рабочих мест, — отмечает генеральный директор ОАО «Прииск Соловьевский» . — Я вот в прииске «Дамбуки» работал — у нас в Береговом даже мысли не было, чтоб кто-то золото воровал в лесу. А после того как в 90-х предприятие практически перестало существовать, люди пошли в лес. То же самое с прииском «Октябрьский». Нужно этим людям, которые без работы идут в тайгу, давать шанс. Например, упростить получение лицензий для малого бизнеса. Сегодня требования к крупному бизнесу зачастую избыточны, а что говорить о малом?
— Давно поднимается вопрос разрешить добычу золота частным лицам, — напоминает замгенерального директора УК «Петропавловск» Андрей Лущей. — В той же Канаде или Австралии лицензию частнику выдают день в день с момента подачи заявки. А у нас частных лиц к добыче золота вообще не пускают. Будет лицензия — будет порядок.
Эту позицию поддержал зампред , полпред президента на Дальнем Востоке во время последнего визита в Амурскую область. «Добыча золота — довольно сложный вопрос. Амурские власти предлагают закупить дроны, чтобы лучше контролировать территорию, увеличить штрафы, а то и в тюрьму сажать, — подчеркнул Трутнев. — В Магадане ровно противоположное предложение. Они говорят: на те месторождения, куда у крупных компаний никогда руки не дотянутся, потому что они мелкие или уже выработанные, пустите старателей. Разрешите людям зарабатывать для себя, для семьи. Можно и туризм организовывать, как наши соседи делают. Честно говоря, мне больше нравится магаданское предложение. Старательская деятельность станет легальна, а бюджет будет получать налоги. Легализованный бизнес, как правило, гораздо легче контролировать. А на каждом метре реки, под каждой елкой мы ни дрон не повесим, ни полицейского не поставим. Поэтому, мне кажется, нужна определенная либерализация.
Партнерство
Этот материал опубликован в рамках редакционного партнерства „Российской газеты“ с региональными и местными изданиями. В их числе — общественно-политическая газета „Амурская правда“ (г. Благовещенск). „РГ“ предоставляет печатным и онлайновым СМИ-партнерам лицензию на неограниченное использование контента „Российской газеты“ и научно-популярного журнала „Родина“. В свою очередь „РГ“ принимает к публикации на своих полосах журналистские материалы из региональных и местных газет, интересные, на наш взгляд, читателям федерального СМИ. „РГ“ приглашает к такому сотрудничеству все заинтересованные редакции в регионах России (тел. для контактов +7 (499) 257-40-64).
Видео дня. Глава Чувашии оправдался за видео с «дрессировкой» офицера
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео