АиФ — Алтай 25 октября 2018

Сереброплавильный завод. Новый поворот в судьбе исторического комплекса

Фото: АиФ - Алтай
Во вторник, 23 октября, в Москве состоялось заседание Секции градостроительного регулирования в историческом поселении Научно-методического совета при Министерстве культуры РФ, где рассмотрели актуальный для Барнаула Проект зон охраны объекта культурного наследия федерального значения «Комплекс сооружений сереброплавильного завода». Помимо экспертов Совета на заседании, конечно, присутствовали и барнаульцы: разработчик, два эксперта, заказчик и общественник. Совет постановил, что проект содержит множество нарушений, и теперь Совет готовит рекомендации, в рамках которых предстоит действовать его собственнику и всем заинтересованным лицам и организациям.
В начале мая на публичных слушаниях сереброплавильный завод в который раз оказался в центре повышенного внимания: собственники, эксперты, общественность бодро ломали копья, высказывались, призывали друг друга к компромиссам. Тогда обсуждали проекты планировки и межевания территории «Туристско-рекреационный кластер „Барнаул — горнозаводской город“. Между тем другой проект — охранных зон — ждал своего часа с 2017 года. Нашими экспертами он был одобрен, оставалось дождаться одобрения Москвы. Однако вопрос „завис“ и прояснился лишь сейчас. Обсуждение в Минкульте судьбы завода и, в частности, соответствия проекта планировки нормам, обеспечивающим его сохранение, было инициировано Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). О чём говорили эксперты за закрытыми дверями больше полутора часов вместо отведённых 30 минут, мы выяснили у председателя Алтайского регионального отделения ВООПИиК Алексея Попеко. Он представлял на Совете в Москве позицию общества охраны и интересы общественности.
Перенести ЛЭП  — Судьба сереброплавильного завода заинтересовала Минкульт. Теперь без его одобрения развитие проекта невозможно?
— Теперь соорудить на исторически значимой территории нечто огромное (например, огромный по площади и высоте торговый центр, который был главным предметом общественного возмущения — прим. ред.) просто так не получится. В свое время, принимая решение об участии в судьбе сереброплавильного завода, беседовали с разными людьми — историками, экспертами, ещё тогда стала понятно — сохранение объектов, относящихся к добыче и плавке серебра, это основная проблема. Алтай богат на памятники истории и культуры, под охраной государства находится порядка трёх тысяч объектов. Для других регионов 1,5 тысячи — уже считается очень много. Это большая удача для края. Таким объектам необходимо уделять внимание, особенно когда мы говорим о развитии туризма на Алтае. Без истории, которая у нас есть, и очень богатая, без адекватного отношения к ней всех нас, никакого туризма и развития края не получится. Сереброплавильный завод в Барнауле часто называют „Спичкой“. Это понятно жителям, но в таком случае — мы убиваем его с точки зрения истории России. На территории сереброплавильного завода находится 9 памятников истории федерального значения, и они памятники не советской „спичечной“ эпохи, а наследие именно трёхсотлетней давности. И именно это является основой для развития туристско-рекреационного кластера.
— Что же впечатлило или смутило федеральных экспертов в барнаульском проекте планировки?
— Все понимают — охранные зоны надо принимать обязательно, потому что без них ничего нельзя делать. Острая ситуация сложилась вокруг конкретных положений. Есть позиции разные, часть из них публичные, часть — не публичные. Есть позиция у Виктора Четошникова, она очень хорошая, продуманная, есть позиция у Боженко, есть позиция нашей кафедры архитектуры. Они немного различаются, но из них удалось по сути дела выявить две основные проблемные точки, на которые и обратили внимание члены Совета. Первое, это линии электропередач. Сейчас опора ЛЭП находится в центре участка, где предполагается разместить тот самый большой объект. Собственник, компания „Матч“, предлагает перенести ЛЭП на условную линию реки Барнаулки. Это значит, что вдоль реки уже нельзя будет строить ничего. Цель охранных зон — сохранение восприятия объекта культурного наследия максимально выгодным способом: чтобы люди могли нормально видеть памятник истории и культуры. Охранные зоны должны обеспечить это восприятие. Описание охранных зон в Проекте содержат необходимые положения, но с оговоркой — „за исключением ЛЭПов“. Это, по сути, разрешает строить Линии в охранных зонах. Пока они находятся в стороне от памятников, не мешая восприятию. В предложенном Проекте перенос линий „разрывает“ территорию, плюс этим „убивается“ территория реки — под ЛЭП не может быть пешеходной зоны. Всё это ради того, чтобы убрать опору с предполагаемого места крупномасштабной застройки. Этим предложением хотят освободить участок под строительство.
К слову, охранные зоны распространяются на территорию памятника и на прилегающую территорию. В сентябре прошлого года приняли закон. На него много жалоб, но он очень правильный, суть его: если охранные зоны не утверждены, то зона считается — 200 метров. С точки зрения сохранения памятников это правильно. Если собственник говорит: я хочу вот здесь что-то построить, он должен доказать, что эта стройка не помешает восприятию исторических объектов.
Вторая проблема Проекта охранных зон: высотность. Лучшая зона восприятия территории сереброплавильного завода с Нагорного парка и с плотины. Но в схеме обоснования высотности строительства условного человечка поставили на улицу Мамонтова (так написано в самой схеме — прим. ред.). По сути, он стоит посреди исторических объектов. Для чего? Чтобы нарисовать угол взгляда, позволяющий определить максимальную высоту планируемого здания — 19 метров (высота примерно шестиэтажного дома — прим. ред.). Есть ещё кроме этажности понятие — плотность застройки, которое вместе с определённой высотностью позволило нарисовать на плане огромный объект. Но если переместить человечка на плотину, угол зрения меняется кардинально. Предполагаемая постройка становится монстром на фоне малоэтажного комплекса завода. Здесь восприятие не испортит постройка лишь в пределах 8 метров в высоту и ниже. К тому же и плотность предполагается другая: не единым огромным объектом, а несколькими разрозненными зданиями. Строить, конечно, нужно: территория пустая, собственнику нужно на чём-то зарабатывать, возвращать инвестиции. Но вопрос, что строить, как строить, какой высоты, может быть уносить ЛЭП не на реку, а под землю. Дороже, но только так мы сохраним уникальный исторический памятник.
Комплексный подход
— Совет состоялся. Что будет дальше?
— Экспертный Совет должен либо рекомендовать Проект к утверждению, либо запретить, либо предложить доработать. В нашем случае собственнику предложено проект доработать согласно рекомендациям. Добавлю, что теперь именно экспертно-методический совет Министерства культуры ведёт это дело, без их одобрения ничего на территории завода строиться не будет. Экспертный совет, скажу, супер-профессиональный. Скоро появится официальный протокол, но уже сейчас ясно, что они будут рекомендовать собственнику заняться аварийными работами и консервацией заводских объектов. Да, важно утверждать охранные зоны, но и не позволить памятнику разрушаться — не менее важно.
Совет будет говорить о комплексном подходе и это очень интересная вещь. Сейчас речь ведётся об охранных зонах того самого квадрата, о котором, собственно, идёт речь. Собственник пытается всё обосновать в имеющихся у него границах. Совет говорит: нет; Нагорный парк, Демидовская площадь, Горная аптека, объекты по ул. Ползунова — все те здания, которые являются также памятниками истории и культуры (они в семидесятые годы прошлого столетия входили в единый комплекс — прим. ред.), должны вновь стать единым целым. Не отдельными памятниками, а единым историческим комплексом. И теперь рекомендуется проектировать охранные зоны не внутри „квадрата“ завода, а на всё вышеперечисленное. Важно, чтобы с каждой видовой точки горожане и гости города видели все объекты без проблем для восприятия целостности. Кроме того, будет рекомендация о разработке комплексного решения, с указанием, какими этапами, что конкретно будет построено, отреставрировано и запущено в оборот. И только в том случае, когда рекомендации Совета будут приняты и по ним начнётся работа, станет возможным новое заседание при Минкульте и новое решение.
Решение в Москве
— Если резюмировать: чем всё произошедшее „грозит“ сереброплавильному заводу?
— Основное заключается в том, что теперь судьбу завода, а она волнует практически всех барнаульцев, будут решать не местные эксперты, а Министерство культуры РФ. По сути, теперь судьба нашей исторической ценности в руках Москвы. При этом полностью изменился подход к решению существующих проблем территории завода. Кроме определения охранных зон комплекса, в который входит не только завод, но и другие объекты, сейчас важно и решение задачи по использованию зданий и территории. Также важна консервация зданий, их нужно элементарно накрыть крышей для начала, чтобы они не разрушались.
— Вся эта история с сереброплавильным заводом — наша общая. Барнаульцы хотят, чтобы историю города сохранили, чтобы у нас был хороший комплекс, как предмет гордости. А физически сейчас судьба сохранения завода чья проблема? Собственника, города Барнаула, Алтайского края?
— Есть такое понятие „заинтересованные лица“. Завод — это конкретно проблема собственника. Но заинтересованным лицом является не только он. Федеральное министерство культуры, потому что объекты на территории завода — федерального значения. Алтайский край, завод — составляющая не только исторического наследия, но и один из объектов туристической привлекательности региона. Сам Барнаул, поскольку это его территория, это часть его туристско-рекреационного кластера „Барнаул — горнозаводской город“. Общественность, поскольку охранные зоны в конечном итоге устанавливаются для общественного блага, для нас — потребителей — и мы имеем полное право на это наследие. Получается, что проблема собственника, но есть немало заинтересованных людей, каждый из которых можем ему либо создать дополнительную проблему, либо наоборот — помочь решить существующую. Поэтому нужен сейчас комплексный проект, внутри которого все заинтересованные лица должны объединить усилия. Например, вопрос с переносом ЛЭП под землю может стать частью федеральной программы по развитию туризма. Но для этого должен быть описанный комплексный проект, в котором каждая из сторон — город, край, общественность и, конечно, собственник — будет готова включиться и помогать делать что-то стоящее вместе. Тогда дело пойдёт. И ВООИиК в том числе готов поддержать проект. Сереброплавильный завод давно перестал быть локальной проблемой. И решать все вопросы нужно совместными усилиями. Нам не должно быть стыдно за то, что мы могли сохранить историю, но не сделали этого.
Справка
Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры — общественная организация с историей, традициями, значимостью на уровне Министерства культуры. Она была учреждена в РСФСР в 1965 году и продолжает работу в современной России. В 90-е годы, когда не стало председателя алтайского отделения, организация на территории края перестала существовать, со временем её ликвидировали. А в сентябре 2017 года региональное отделение Общества было воссоздано.
Комментарии
Читайте также
Откровенные советы Юлии Высоцкой о самом главном для современной женщины
США решили бороться с Россией в Африке
Американскую участницу «Мисс Вселенной» раскритиковали из-за издевательств над соперницами
Рекордное количество косуль насчитали в «Цасучейском бору»
Последние новости
Абоненты «Ростелекома» могут обменять бонусы на подарки
Гендиректор БПЗ награжден дипломом за вклад в развитие бизнеса
В Барнауле закрывают пять кладбищ для захоронений