Ещё

Евгений Цыганов: «Поковыряться в моей личной жизни многим интереснее, чем посмотреть работы в театре и кино» 

Фото: Собака.ru
Актер «Мастерской Петра Фоменко» играет главную роль в драме «Человек, который удивил всех», — единственном российском полнометражном фильме, участвовавшем в этом году в конкурсе Венецианского кинофестиваля. На следующей неделе, 25 октября, картина выйдет в широкий прокат.
Можно сказать, что ты стал актером случайно? Первый раз вышел на сцену в девять лет, потом — киношкола, в которой ты оказался тоже, в общем, случайно. Это в ней ты определился с профессией?
Как раз в киношколе я сообразил, что актерство не совсем моя тема, выход на сцену связан с определенным стрессом, не скажу, что мне это нравилось. И я ушел из театральной мастерской, пробовал учиться в операторской, потом в звукорежиссерской — все-таки мне было пятнадцать, я открыл для себя рок-н-ролл, мечтал играть на гитаре, записывать песни на стихи, которые я тогда начал пописывать.
Ты лидер рок-группы «Покапрёт». Чьи песни исполняете?
Вообще, «Покапрёт» задумывалась как коллектив, играющий каверы. Изначально мы брали материал из ленинградской рок-волны 1990-х — так получилось, что в свои шестнадцать лет я оказался в Петербурге в клубе «Нора» на Лиговском проспекте. Концерт «Кирпичей» и «Колыбели для кошки» был совершенно убойным по звуку и текстам, и казалось, что эти группы, так же как «Химера» или «Джан Ку», вот-вот порвут музыкальную сцену, — но все они так и остались в андеграунде. В общем, нашим первым желанием было рубануть любимые песни, а еще вещи Beastie Boys и «Иванушек International». Мы не привязывались к правилам, с таким названием, как у нас, можно, мне кажется, исполнять все что угодно. Хотя пластинка, которую мы сейчас записываем, будет состоять, по всей видимости, полностью из наших песен с моими текстами.
Главное — ввязаться в драку, а там посмотрим
То есть ты продолжаешь писать стихи?
Писать стихи и писать песни — это разные вещи. Рок-музыка, в отличие от поэзии, призывает текст к простоте, даже, я бы сказал, к примитивности. Если ты захочешь положить поэзию классиков на рок-музыку — получится, скорее всего, нелепо и криво. Хотя есть исключения: например, «Стихи о принятии мира» Иосифа Бродского оказались вполне рок-н-ролльными, и мы исполняем их на концертах.
Ты популярный. Ты популярный?
Механизм популярности — сложная для меня вещь. Скажем, у музыкантов наиболее популярные песни — это те, которые сами они не любят. Что интересно народу? Что есть популярность? Иногда у меня возникает ощущение, что поковыряться в моей личной жизни многим значительно интереснее, чем посмотреть мои работы в театре и кино. Поэтому, если воспринимать популярность как синоним попсовости… Не хотелось бы.
Фильм «Человек, который удивил всех» о неизлечимо больном сибирском егере, решившем обмануть смерть, — довольно провокационная история. Ты сразу согласился сниматься?
Я сразу оценил ее небанальность и заинтересовался. Тема человека, выбирающего свой путь и сталкивающегося с непониманием и неприятием окружающего общества. Человека, бросающего вызов смерти, и социума, который принимает этот вызов на свой счет. При этом изначально ни у кого не было особой уверенности, что эту роль должен играть я. Но фильм, на мой взгляд, сложился. Вот прошла его премьера в Венеции. Наверное, потому, что это, в первую очередь, редкий случай именно режиссерского кино. Наташа Меркулова с Лешей Чуповым смогли самостоятельно пройти путь создания картины от написания сценария до озвучивания, без давления продюсерской мысли. А это произошло, возможно, потому, что изначально фильм не был ориентирован на коммерческий успех. Наверное, это и есть то, что называется независимым кино.
А что для тебя независимость, свобода? Семья, дети могут помешать свободе?
У меня большая семья, для меня это источник силы. Я благодарен судьбе за то, что пришел к пониманию этого. Мне интересно жить — в первую очередь потому, что мне интересно наблюдать за тем, как растут мои дети, участвовать в их воспитании и воспитываться благодаря им.
Есть что-то, чему бы ты хотел научиться?
Отдавать, ничего не требуя взамен.
В самом начале сезона ты сыграл доктора Чебутыкина в премьере «Три сестры. Я вас не помню собственно…» Юрия Погребничко — в постановку театра «Около дома Станиславского» ты ввелся стремительно. Как это получилось?
За несколько дней до открытия сезона мне позвонил Юрий Николаевич, с которым мы не так давно познакомились, и предложил роль. Я сказал, что в эти несколько чисел я свободен, а дальше не готов гарантировать. На что он ответил: «Ты сыграй сейчас, а потом — ну, будет как будет». Мне такая позиция очень понравилась, как говорил мой мастер Петр Наумович Фоменко, «главное — ввязаться в драку, а там посмотрим». Cо спектаклем «Олимпия» о поколении, пережившем «бандитские» девяностые, шальные деньги, оглушающую свободу, — твоим режиссерским дебютом в «Мастерской Петра Фоменко» — в свое время так же получилось?
Почти. Я почувствовал тогда, что эта пьеса Ольги Мухиной про меня, мою семью. Бывает, читаешь про миграцию в Каталонию, и не трогает, а тут… Кстати, у Погребничко это называется «аффективная память». Тогда я не знал таких красивых слов, но мне хотелось пробудить у зрителя что-то подобное. Чтобы заняться «Олимпией», пришлось отменить участие в киносъемках и посвятить себя постановке полностью. Это был тревожный и счастливый год.
Ты планируешь дальше заниматься режиссурой?
Да, но для этого надо, чтобы кто-то поверил в твою идею, а кого-то обслуживать не хочется.
С девяти до тринадцати лет Евгений играл детские роли в спектаклях Театра на Таганке, а в прошлом году стал сорежиссером спектакля «Как это делалось в Одессе» по мотивам «Одесских рассказов» Исаака Бабеля, который идет на сцене этого театра — 22 октября постановку с Цыгановым в главной роли можно будет увидеть в Театре эстрады имени Аркадия Райкина.
Текст: Юлиана ГоловченкоФото: Алена Чендлер
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео