Ещё

Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе 

Фото: Украина.ру
Заложила заряд агент советского партизанского отряда «Дима» Елена Григорьевна Мазаник, работавшая у Кубе уборщицей. Она вместе с семьей была немедленно эвакуирована на «Большую землю». Ее проверяли. Учитывая всю серьезность совершенного ею подвига, проверку проводили высшие офицеры органов советской госбезопасности и разведки: нарком госбезопасности Всеволод Меркулов, его заместитель Богдан Кобулов, начальник разведуправления Генштаба РККА Федор Кузнецов. После тщательной проверки, подтвердившей авторство подвига, Елене Мазаник 29 октября 1943 года было присвоено звание Герой Советского Союза.
Нечаянная услуга
Реакция на теракт советских партизан со стороны Рейха была жесткой. В ответ на убийство германского чиновника на оккупированной территории в минской тюрьме было расстреляно 300 заложников.
Образовавшуюся вакансию заполнили уже не партийно-гражданским человеком, но обергруппенфюрером (генералом) СС Куртом фон Готтбергом, который прославился в Белоруссии жестокими и эффективными операциями против партизан. Погибший Кубе был посмертно награжден Рыцарским крестом за военные заслуги. В Рейхе был объявлен траур, в Берлине прошли торжественные похороны. При этом присутствовавший на церемонии министр внутренних дел Германии, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер заметил не для прессы: «Это просто счастье для отечества!»
Именно эта неожиданная оценка и представляет наибольший интерес для любителей истории. Потому что она собрала в себе все отношение руководства Третьего Рейха не только к личности Вильгельма Кубе, но и к тому, что происходило на оккупированной территории Белоруссии под его руководством. И к самой Белоруссии, загадку которой немецким оккупантам так и не удалось разгадать, что не в последней мере сыграло свою роль в причинах поражения и крушения проекта «Третий Рейх». Но обо всем по порядку.
Нацист и драматург
Вильгельм Кубе — историк, журналист, издатель, а также профессиональный активист и партийный функционер. Начиная с 1911 года он сменил несколько партий, пока в 1927 году не остановился на динамично развивающейся НСДАП. Но еще до того как получить в ней партбилет № 71682, Кубе уже был депутатом Рейхстага. Взошла новая партийная звезда.
13 сентября 1928 года Адольф Гитлер назначил партайгеноссе руководителем фракции НСДАП и гауляйтером гау Остмарк. И Кубе оправдал оказанное ему высокое доверие. До его появления нацистская партия насчитывала там 60 членов. Позже их число перевалило за тысячу. Эту заслугу Гитлер никогда не забывал. Как и того, что Кубе своим аристократическим происхождением благородно оттенял не слишком родовитых товарищей по партии.
После победы Гитлера в результате политического переворота 1932—1933 годов партийная карьера Кубе развивалась на третьей космической скорости. 29 сентября 1933 года он уже оберфюрер СС, 27 января 1934 года — почетный группенфюрер (генерал) СС и обладатель золотого партийного знака.
Кроме того, Вильгельм Кубе был драматургом, сочинил, например, пьесу «Тотилла» — пафосную трагедию о последнем конунге готов. После 1933 года это произведение ставилось во всех театрах Рейха. А исполнительница одной из ролей, очаровательная Анита Лиденколь, впоследствии стала женой Вильгельма Кубе. Кстати сказать, в сентябре 1943-го она, беременная, чудом осталась в живых после взрыва советской бомбы.
Партийная опала
Блестяще шли дела будущего руководителя Белоруссии до 1936 года. А затем случилось падение. В центральный аппарат СС поступила анонимка, в которой глава высшего партийного суда рейхсляйтер Вальтер Бух обвинялся в браке с лицом неарийского происхождения. Звали это «лицо» Эльза Бух. Аноним уличил ее в наличии «еврейских корней». Подобные обвинения в адрес такого важного деятеля были скандальными.
Случайно или нет, но учитывая, что зятем Вальтера и Эльзы Бух являлся Мартин Борман, а на его бракосочетании с Гердой Бух свидетелями выступали Адольф Гитлер и Рудольф Гесс, партийное следствие пришло к выводу, что автор анонимки — это Вильгельм Кубе. А причиной клеветы стала профессиональная деятельность Буха, расследовавшего коррупцию самого «анонима», а также его аппарата.
Дело замяли, но для Кубе это был удар. На долгих пять лет он был отстранен от партийной работы, и лишь личное заступничество Гитлера сохранило его в Рейхстаге, партии и гау. Но Кубе был вне игры, получив клеймо «стукача». С ним перестали общаться товарищи по партии, его бросила жена Маргарет Шмидт. Тогда-то он и женился на своей любовнице — актрисе Аните Лиденколь.
Лишь война вернула Кубе в политику. В апреле 1941 года он отправил Гитлеру поздравление с днем рождения, которым напомнил о себе и своих заслугах. Гитлер два месяца неспешно, но решал вопрос трудоустройства своего любимца. Почему так долго? Так, а Мартин Борман уже был «тенью фюрера». И он тоже помнил «заслуги» Кубе лично перед ним. Так что идея предложить опальному функционеру спокойные должности куратора вузов в Данциге или Кёнигсберге одобрения в верхах не нашли.
Ссылка на фронт
22 июня 1941 года Рейх без объявления войны напал на СССР. Красная армия стремительно отступала. 28 июня 1941-го столица БССР, город Минск, оставлен нашими войсками. В тот же самый день Мартин Борман сообщил Кубе о том, что партия и лично фюрер вновь оказывают ему высокое доверие.
17 июля Кубе был официально назначен генерал-комиссаром округа Белоруссия. Вообще-то подобное «повышение» в годы Первой мировой называлось «ссылка на фронт». Впрочем, Кубе счастлив. «Для меня и моей мужественной жены этот день является счастливым и знаменательным», — написал он фюреру. И свой 54-й день рождения генерал-комиссар встретил, окунувшись в партийные интриги. Он затребовал для себя абсолютной власти в Белоруссии: подчинения партийной, военной и гражданской администраций.
Впрочем, Кубе еще не понял, куда он попал.
Белоруссия в 1941 году
Сегодня во всех музеях Великой Отечественной войны партизанское движение в БССР демонстрируют на карте современной Белоруссии. Но эти наглядные пособия совсем не учитывают того, что Виленское, Новогрудское, Полесское и Белостокское воеводства Второй Речи Посполитой вошли в состав Советской Белоруссии лишь осенью 1939 года. Население этих территорий было не чисто белорусским, а еще и польским. Взрослые мужчины служили в Войске Польском и совсем недавно бились против немцев. Поэтому опираться на поляков Кубе никак не мог. И на ополяченную католическую белорусскую интеллигенцию не мог.
Это не все нюансы. Центр администрации Вайсрутении, город Минск, двадцать лет был столицей большевистской республики. А значит, был наводнен партийными работниками и совслужащими.
Дополнит картину то, что Белоруссия — бывшая «черта оседлости», где большинство населения городов и местечек — евреи. Нация, которая была объявлена Третьим Рейхом вне закона.
Евреи подлежали переселению в гетто, вплоть до «окончательного решения» вопроса. Их было так много, что в одном только Гомеле создали четыре гетто.
Но Кубе, который был антисемитом, как руководитель администрации выступал против «окончательного решения». Перед ним ставились задачи обеспечения Рейха рабочей силой и продукцией. Следовательно, он смотрел на евреев как на рабов. При этом Кубе возмущало, что среди репрессированных евреев имелись ветераны Рейхсхеера (Императорской Армии Германского Рейха), сражавшиеся на полях Первой мировой за кайзера.
Вильгельм Кубе в Минске. Май 1943 года
Розовые мечты и черная реальность
Все обозначенные категории населения были благодатной средой для партизанского движения. Но Кубе этого понять не успел. Потому что со дня назначения боролся не столько с партизанами и подпольщиками, сколько со своими партийными боссами, беспощадными СС-овцами, ненадежными полицаями и ожесточенными военными.
Кубе бомбил письмами рейхскомиссара Остланда в Риге и восточного министра в Берлине, требовал полномочий уровня личного наместника фюрера в генеральном округе Белоруссия. Чтобы на вверенной ему территории без его санкции не могли действовать ни СС, ни Вермахт. Планы партийного интригана и бюрократа понятны. Вот-вот падет-де Москва, Рейх выиграет войну, станет повелителем Европы. А Кубе станет мини-фюрером благодатного края с покорным населением.
С этой целью Кубе начал головокружительный проект, поставив на… на самую слабую и ненадежную группу населения Белоруссии — националистов, которые помнили БНР и притащились в обозе Вермахта. Они были самыми бесполезными для Кубе союзниками, но других у него не было. Именно из них Кубе создал Белорусскую Народную Самопомощь и Союз Белорусской Молодежи наподобие Гитлерюгенда. Была проведена подготовительная работа по созданию краевой организации — Белорусской Центральной Рады, провозглашенной уже после гибели генкомиссара.
В извилинах чиновничьего мозга Кубе, по мере того как Рейх проигрывал войну, родилась совсем уж «революционная» идея: провозгласить белорусов арийцами.
Тайна смерти чиновника
Правда, все планы Кубе по «превращению щетины в золото» рухнули не только в связи с положением на фронте. Москва не пала, а население оказалось совсем не таким покладистым. Евреям быть стадом для забоя не захотелось, поляки мстили за 1939 год, а белорусы арийцами быть не пожелали. А Кубе продолжает воевать с СС, СД, Гестапо и Вермахтом.
3 июня 1943 года он пожаловался Розенбергу на СС, на своего будущего преемника, Курта фон Готтберга. «Проведение пропаганды после операций, которые заканчиваются массовым расстрелом населения, совершенно бессмысленно», — настаивал Кубе. В ответ из СС пошли доносы на него высоким чиновникам в Берлине.
Генерал-комиссар не понял вверенную ему территорию, а Берлину надоел своими интригами.
В доме Кубе появилась уборщица — красивая аккуратная женщина по имени Галина. Кубе не знал, разумеется, что никакая она не Галина, а Елена Григорьевна Мазаник, жена сотрудника НКВД, которая до войны работала в системе Совнаркома и ЦК Компартии Белоруссии. Кубе был взорван установленной ею бомбой прямо в постели, во сне. При этом его беременная жена и трое детей от взрыва не пострадали.
Расследование показало совсем уж удивительные стороны этого дела. Заказчики теракта были известны СД, спецслужба была в курсе их планов, а исполнители ушли при самых странных обстоятельствах.
Курт фон Готтберг занял должность Кубе, получив все то, что последний требовал: абсолютную власть в Белоруссии. Он покончил с собой в 1945-м в американском лагере.
Анита Кубе дожила до 98 лет.
Адольф Гитлер не приехал на пышные похороны Кубе. Он разочаровался в нем и полностью поддержал мнение Генриха Гиммлера о гибели партайгеноссе: «Это просто счастье для отечества!» И Гитлеру, и Гиммлеру, и даже Третьему Рейху оставалось существовать полтора года.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео